В поисках истины

13 ноября 2007 года Севастопольский городской совет принял решение N 3165 «О позиции Севастопольского городского совета по поводу указов Президента Ющенко В.А., касающихся истории Украины». Своим решением депутатский корпус, «выражая мнение и настроения абсолютного большинства своих избирателей — жителей города-героя», призвал политиков любого ранга очень взвешенно и бережно относиться к истории народа Украины и украинского государства. «Особую обеспокоенность вызывают следующие один за другим указы Президента, возводящие в ранг героев Украины Бандеру, Стецько, Шухевича, требующие на государственном уровне праздновать годовщину создания УПА, торжественно отмечать как исторически важное для Украины событие — предательство гетманом Мазепой Петра I и заключение союза с Карлом XII в ходе Северной войны 1700-1721 годов. Все эти указы сопровождаются требованиями о переименовании улиц и площадей, учебных заведений и воинских частей», — говорится в документе.
Принятое решение послужило поводом для направления в адрес депутатов Севастопольского городского совета письма из Украинского института национальной памяти от исполняющего обязанности директора института Игоря Юхновского. Председатель Севастопольского горсовета Валерий Саратов в свою очередь дал в Киев ответ с собственным видением проблемы. Предлагаем читателям «Славы Севастополя+» ознакомиться с текстами переписки.

Депутатам Севастопольского городского совета

Уважаемые сограждане!

Непосредственно обратиться к вам меня вынудило ваше решение от 13 ноября 2007-го. Абсолютно разделяю ваше стремление взвешенно и бережливо относиться к истории народа Украины и украинского государства. Именно это стремление вынуждает многих умных людей критически пролистать страницы нашей далекой и близкой истории, свернуть с них слишком толстые наслоения сначала имперской, а вслед и коммунистической пропаганды. Поэтому по таким историческим событиям стоит принимать решение, пользуясь не политической целесообразностью и знаниями, взятыми из коммунистической прессы двадцатилетней давности. Хорошо было бы познакомиться с новейшими исследованиями авторитетных украинских историков и академических исторических учреждений, а также с трудами многих известных заграничных научных работников. Черпать исторические знания лишь из уст московских исследователей — не совсем благодарная работа. И если до сих пор севастопольцы известные персоналии украинской истории воспринимают как изменников и преступников, то это прежде всего и ваша ответственность. Ведь именно вы, как почтенный орган, представляющий такой славный исторический город, должны заботиться о том, чтобы ваши граждане пользовались правдивыми источниками информации, чтобы вы не оставили их в идеологических шорах коммунистического прошлого.

Именно поэтому досадно поражает некорректность ваших формулировок. Как и оскорбительно-категорический тон ваших высказываний. Кажется, уважаемый статус вашей организации не позволяет, по крайней мере в официальном документе переходить на уровень, унижающий прежде всего вас. Как бы то ни было, но я хотел бы верить, что вы искренне ошибаетесь, находясь под воздействием прежней коммунистической пропаганды, которая не допускала даже наименьшего сопротивления своей системе. А когда против могучей идеологической и военной машины поднялись десятки, сотни тысяч украинцев, которые не желали терпеть пытки и издевательства над собой, тогда весь пропагандистский аппарат, колоссальные возможности средств массовой информации, литературы, кино, искусства были брошены против несогласных. Результаты их работы мы пожинаем и в настоящее время.

Еще раз напомню вам, против чего восстала Западная Украина, которая в сентябре 1939 года хлебом-солью встретила своих братьев-освободителей. Только в первые месяцы советской власти с территории Западной Украины было грубо депортировано в места не столь отдаленные около двухсот тысяч ни в чем не повинных людей. Сегодня это общеизвестно.

Я сам 15-летним юношей был свидетелем этих событий. Лишь за написание патриотических стихотворений многие мои одноклассники попали в застенки НКВД и уже никогда не возвратились оттуда. Немало моих соседей и знакомых из моего родного волынского Кременца без объяснения причин и определения их вины были либо вывезены в Сибирь, либо подвержены жестокому истязанию. И это не выдумка, это жестокий факт. Это происходило по всей Западной Украине, чему и сейчас есть тысячи свидетелей.

Так было ли у моих земляков моральное право уже больше не доверять советской власти и с оружием в руках защищать свои дома и своих родных — вопрос риторический. Да, они ошибались, думая, что немецкая власть их поймет и поможет в создании собственного государства, где они будут впоследствии хозяевами. В июле сорок первого от этих надежд не осталось и следа. Сразу после того, как немецкие передовые отряды "освободили" Западную Украину от большевистского террора, арьергардные отряды "освободителей" с нацистскими отличиями начали расстрелы украинской интеллигенции — учителей, медиков, инженеров — моего родного Кременца.

Именно это и породило стихийные протесты в Западной Украине и повлекло создание местных оборонных отрядов, впоследствии объединенных в Украинскую повстанческую армию. Так вот, именно по этим причинам украинским повстанцам пришлось воевать сразу на два фронта — немецкий и советский. Но отряды УПА никогда не воевали с регулярными частями Красной Армии, лишь с отрядами НКВД. И это вам подтвердит любой профессиональный историк.

Стоит ли вам объяснять, что в войне святых не бывает, поскольку война — это чрезвычайно жестокая вещь. В первую очередь это касается украинско-польского противостояния на Волыни, повлекшего, как следствие, многочисленные жертвы с обеих сторон. Не были и не могли быть ангелами и украинские повстанцы, как не были ангелами освободители Восточной Европы — бойцы Красной Армии. И этому тоже есть немало подтверждений. Но обвинение УПА в массовых убийствах невинных мирных жителей, как и массовых расстрелах еврейского населения, — это миф советской пропаганды. До 43-го года, когда реально начала действовать УПА, евреи практически все были либо отправлены в концлагеря и уничтожены там, либо загнаны в гетто. На Западной Украине их просто не осталось. Кроме тех, что попали в подразделения УПА и бок о бок с украинскими повстанцами противостояли внешней угрозе. И таких фактов история знает достаточно много.

В последнее время в силу своих нынешних профессиональных обязанностей я немало времени уделяю изучению проблемы УПА. Найдите мне, уважаемые, хотя бы одного серьезного специалиста-историка, который бы профессионально занимался этой темой и который бы доказал, что Украинскую повстанческую армию можно обвинять в преступлениях против человечества и человечности. Ни одного не только приговора суда, а хотя бы обвинения не прозвучало на этот счет и на Нюрнбергском процессе. И все, кто утверждает обратное, а таких сейчас, на удивление, не-мало, — пусть документами с реальными фактами и свидетельствами подтвердят свои обвинения. Иначе это будут просто умышленные ложь и клевета, направленные на искусственное подогревание конфронтации в обществе.

Я вас заверяю: в настоящее время отсутствуют конкретные факты, которые подтверждали бы стереотипы советской пропаганды, рисующие страшные картины варварства повстанцев из УПА, обязательно бросавших, по советским "страшилкам", маленьких детей в колодцы, а молодых учительниц поголовно вешавших на елях.

Однако это не означает, что драматические и трагические страницы украинской истории сегодня изучены. Еще очень многое остается закрытым не только от общественности, но и от профессиональных историков. В частности, нуждается в серьезном исследовании история создания советскими спецорганами около трех сотен псевдоповстанческих отрядов, которые под видом повстанцев творили мерзкие преступления, таким образом стремясь вызвать у населения негативное отношение к УПА. Когда отряды НКВД не могли справиться с хорошо организованной повстанческой армией, тогда коммунистические идеологи придумали такую простую и позорную вещь, как провокации. Но если советские спецорганы уже десятки и сотни раз пересеяли за многие годы ряды повстанцев, мордуя их по сибирским лагерям, то деяния этих спецотрядов-провокаторов до сих пор остаются за семью печатями. И, очевидно, не случайно. А доблестные участники этих отрядов являются почетными и уважаемыми ветеранами прошедшей войны, отмечены государственными наградами, пользуются надлежащими льготами, по мере своих сил проводят с подрастающим поколением патриотически-воспитательную работу…

Украинский институт национальной памяти еще раньше попросил Президента Виктора Ющенко обратиться с просьбой к российскому Президенту Владимиру Путину открыть архивы этих событий и поставить окончательные точки в этой трагической истории. Хватит уже спекуляций на этой теме. У нас множество безотлагательных дел. Давайте оставим изучение истории профессионалам, а сами сделаем из результатов этого исследования моральные выводы.

Ваше стремление законсервировать ценности минувшего советского времени и не допустить пересмотра его символов является попыткой остановить объективный процесс обновления общества, процесс переосмысления своей истории. Но остановить формирование демократического общества, которое стремится выяснить свою слишком непростую историю, дело напрасное. Конечно, правду можно скрывать долго, но не всегда. Давайте отбросим напрасные попытки сопротивления приходу нового времени. Это очень неблагодарное и абсолютно бесперспективное дело.

С уважением и.о. директора Украинского института национальной памяти, председатель Всеукраинского объединения ветеранов Второй мировой войны, академик АН Украины Игорь ЮХНОВСКИЙ.

(Текст письма, присланный севастопольцам на украинском языке, переведен на русский специалистами "Славы Севастополя+").

И.о. директора Украинского института национальной памяти, председателю Всеукраинского объединения ветеранов Второй мировой войны, академику НАН Украины Юхновскому И.Р.

Уважаемый Игорь Рафаилович!

С интересом ознакомился с вашим мнением о позиции Севастопольского городского совета по поводу указов Президента Украины В.А. Ющенко, касающихся истории Украины. Севастопольцы хорошо знают вас как ученого-физика и политика. Меньше они знакомы с вашей деятельностью в качестве и.о. директора Украинского института национальной памяти (УИНП), созданного 31 мая 2006 года Кабинетом министров Украины. Судя по тому, насколько активизировался с этого времени процесс издания указов и прочих нормативных актов, направленных на радикальную переоценку нашего прошлого, вы и на этом поприще трудитесь с присущей вам энергией.

К сожалению, наша оценка вышеуказанных нормативных актов отличается от вашей. И не потому, что депутаты горсовета не знакомы "з новiтнiми дослiдженнями авторитетних українських iсторикiв й академiчних iсторичних установ, а також iз працями багатьох вiдомих закордонних науковцiв" и пользуются историческими знаниями "лише з вуст московських дослiдникiв". Видимо, у граждан города и их народных депутатов иная "национальная память", чем у авторов президентских указов.

Я надеюсь, вы согласитесь со мной в том, что историческая память народа формируется не только под воздействием государственной идеологической машины. Она не возникает в какой-то определенный момент, но непрерывно воссоздается обществом. Ее невозможно переформатировать директивами и указами. Вы, как директор Института национальной памяти, прекрасно представляете, что исторический опыт граждан Украины, проживающих в Севастополе, отличен от такового у жителей западных регионов страны. У нас не было многовекового господства Речи Посполитой и Австрийской империи, опыта службы в вооруженных силах государств, воевавших с Россией и Советским Союзом, в недрах которых сложилась территория нынешней Украины. Наши предки не ходили с поляками на Москву. Они не заключали союза со шведскими захватчиками, но громили их под Полтавой, при Гренгаме и Гангуте. Мы гордимся отцами и дедами, верно служившими Отечеству и предпочитавшими смерть бесчестию измены и капитуляции. Мы учим наших детей чтить память известных и неизвестных героев, благодаря которым Севастополь известен всему миру как город, оправдавший свое гордое имя — "Достойный поклонения".

Это не означает, что мы смотрим на прошлое сквозь розовые очки "имперской" пропаганды. В нашей истории были и триумфы, и трагедии. Мы помним ужас братоубийственной Гражданской войны и оккупации, голод и репрессии. Но мы не забыли и рывок нашей страны из аграрной в индустриальную, из отсталости к передовым рубежам науки и техники, восстановление разрушенного в годы войны, штурм космоса и океанские походы Военно-Морского Флота. Все это — наша история, выстраданная и пережитая нами. Мы не стремимся навязывать ее тем, для кого она бесконечно далека, как история Китая или Зимбабве. Но мы не желаем, чтобы они ее переписывали по своему усмотрению и диктовали нам как "нашу". Грубое, форсированное стремление "хирургическим" путем заменить нашу историческую память на иную мы расцениваем не иначе как этнокультурный геноцид.

Вас удивила "некоректнiсть формулювань" и "образливо-категоричний тон висловлювань" в решении Севастопольского городского совета. Судя по всему, вам не понравилось предложение "прекратить практику переписывания истории в угоду той или иной политической силе, что ведет к расколу украинского общества". Возможно, показалось некорректным и другое — "отменить указы, вызывающие противостояние в обществе, в особенности в части, касающейся реабилитации и героизации бывших пособников гитлеровцев — руководящих деятелей ОУН-УПА".

Что здесь некорректного и оскорбительно-категоричного? Наверное, вы полагаете, что указ о всенародном чествовании капитана вермахта Романа Шухевича приведет к трогательному единению всех граждан Украины? Что народ, победивший фашизм, будет петь осанну тому, кто верой и правдой служил нацистам? Или вы отрицаете тот факт, что новоявленный герой Украины не только присягнул на верность фюреру, но и получил от него офицерское звание, два железных креста и медаль за борьбу с партизанами в Белоруссии? Поверьте, такими наградами в Германии не разбрасывались, их нужно было заслужить.

Пан Шухевич, гражданин Польши и военнослужащий польской армии, нарушил данную Речи Посполитой присягу и вступил добровольно в армию, напавшую на страну, которую клялся защищать. Не будем забывать, что после поражения фашистской Германии он перешел под опеку новых хозяев из далекой заокеанской страны — участницы антигитлеровской коалиции. Что и говорить, достойный пример для воспитания чувства гражданского долга и воинской чести у будущих защитников Отечества.

Может быть, депутаты Севастопольского горсовета оскорбили руководящих деятелей ОУН-УПА, назвав их пособниками фашистов? Вот далеко не полный перечень командиров УПА, офицеров вермахта: капитан абвера Василь Сидор (Шелест) — командир роты 201-го батальона "шуцманшафт", затем командир УПА "Запад", награжден немецким крестом; старший лейтенант абвера Д. Клячкивский (Клим Савур), командир Северной группы; капитан абвера И. Гриньох (Данилив) — организатор и член главного штаба УПА, отвечал за связь УПА с абвером и гестапо, бывший капеллан батальона СС "Нахтигаль", капеллан 201-го батальона "шуцманшафт", главный капеллан 14-й ваффен СС дивизии "Галичина", кавалер двух немецких крестов; старший лейтенант абвера А. Луцкий (Богун) — бывший командир взвода 201-го батальона "шуцманшафт", с начала 1944 года — заместитель командующего УПА; капитан абвера В. Павлюк (Ирко) — командир роты 201-го батальона "шуцманшафт" — куренной УПА на Ивано-Франковщине, затем районный проводник ОУН на Львовщине; старший лейтенант абвера Ю. Лопатинский (Калина) — член центрального провода ОУН и главного штаба ОУН, активный участник кровавых расправ над поляками и евреями во Львове (июнь 1941 г.); капитан (гауптштурмфюрер) ваффен СС П. Мельник (Хмара) — командир роты в дивизии СС "Галичина", куренной УПА.

Может быть, стоило их назвать не пособниками, а просто фашистами? Ведь украинский интегральный национализм, идеология ОУН и ее детища УПА, по справедливому утверждению канадского историка Ореста Субтельного, "цiлком очевидно мiстив елементи фашизму й тоталiтаризму". Кстати, депутаты Севастопольского горсовета не выдвигали огульных обвинений в адрес всех бойцов УПА. Трагическая история Западной Украины и ее населения — украинцев, поляков, евреев — тема отдельного разговора. Многие из участников вооруженных формирований отбыли длительные сроки заключения в тюрьмах и лагерях. Многие, сложив оружие, были амнистированы, поскольку не совершили тяжких преступлений. Сотни и тысячи перешли на сторону советской власти и способствовали прекращению братоубийственной бойни. Но невиновность или искупленная вина отдельных бойцов УПА не является основанием для воспевания националистических формирований в целом.

Не получится списать совершенные ими преступления на "псевдоповстанческие отряды, созданные НКВД". Исчисляя их количество уже сотнями, вы сетуете, что "дiяння цих спец-загонiв провокаторiв досi лишаються за трьома печатями… А доблеснi учасники цих загонiв є почесними й шановними ветеранами минулої вiйни, нагородженi державними вiдзнаками, користуються належними пiльгами, у мiру своїх сил проводять iз пiдростаючим поколiнням патрiотично-виховну роботу…" Бросив тень на всех ветеранов, вы тут же признаете, что документальных подтверждений мифа о "провокаторах" не существует (мифы оуновского агитпропа позвольте не считать доказательствами). Вы пишете, что Украинский институт национальной памяти попросил Президента В.А. Ющенко обратиться к российскому Президенту В.В. Путину с просьбой открыть архивы тех событий. А пока никаких документальных данных нет, удобно сваливать преступления, совершенные бандеровцами, на неких "провокаторов", "хорошо говоривших по-украински с галицким акцентом", и растить целое поколение на примере Шухевича и подобных ему "героев".

Выступая перед ветеранами УПА на могиле Клима Савура, один из лидеров Конгресса украинских националистов Олег Тягнибок летом 2004 года заявил следующее: "Они не боялись, как и мы теперь не должны бояться, они взяли автомат на шею и пошли в те леса, они готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвой и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас нашу украинскую державу…" И никто из собравшихся ветеранов не возразил, не выразил своего возмущения. Аплодисменты были свидетельством того, что Тягнибок сказал именно то, чего они ждали. Еще красноречивее недавний пример. Руководитель Конгресса украинских националистов в Запорожской области Василий Тымчина заявил на митинге, посвященном 75-й годовщине Голодомора 1932-1933 годов, что "пришло наше время, и Днепр станет красным от крови жидов и москалей". Присутствовавшие представители органов государственной власти, в том числе и правоохранительных, выслушали это откровение молча, опустив голову. Никто из них не остановил распоясавшегося неофашиста и даже не возразил ему. До сих пор нет никакой реакции и тех служб, "кто должен власть употребить". У них, видимо, сейчас другая задача.

Хорошо усвоили наследники Романа Шухевича его приказ: "До жидiв ставитись так, як i до полякiв i циган: знищувати нещадно i нiкого не жалiти… Берегти лiкарiв, фармацевтiв, хiмiкiв, медсестер, утримувати їх пiд охороною в польових шпиталях i слiдкувати за їх руками… Пiсля закiнчення роботи без оголошення лiквiдовувати…" А вот листовка батальона "Нахтигаль", украинским командиром которого он был: "Народе! Знай! Москва, Польща, мадяри, жидова — це твої вороги. Нищ їх! Ляхiв, жидiв, комунiстiв знищуй без милосердя!"

И вы, Игорь Рафаилович, будете отрицать справедливость обвинений ОУН-УПА в пещерном национализме? Насколько же неубедительны ваши слова о том, что "звинувачення УПА в масових убивствах безневинних мирних жителiв, як i масовi розстрiли єврейського населення — це мiф радянської пропаганди". Коль уж ваш институт собрался глубоко перепахать национальную память, то не делайте это по наитию бывших физиков и лириков, бухгалтеров и агрономов. Не меняйте советские штампы на аргументы, почерпнутые из геббельсовской пропаганды и агитматериалов ОУН-УПА. Созывайте серьезные научные конференции, проводите "круглые столы" и дискуссии, где профессиональные историки открыто и публично выскажут свою точку зрения на драматические события Второй мировой войны. И если вы так не доверяете московским историкам, то пригласите польских и еврейских. Их ведь трудно заподозрить в том, что они основывают свои выводы на материалах "комунiстичної преси двадцятирiчної давностi".

Возможно, после этого вы не будете так уверенно говорить о непричастности УПА к убийствам евреев, которые чуть ли не целыми подразделениями "плiч-о-плiч з українськими повстанцями протистояли зовнiшнiй загрозi. Й таких фактiв iсторiя знає доволi багато". Да вот с фактами как раз и не складывается. Не торопятся евреи-ветераны поведать о своих подвигах в рядах УПА, а еврейские историки ничем не могут помочь в создании идиллической картины чуть ли не интернационального братства в бандеровских формированиях, ибо его не было и не могло быть. Не могло, потому что ОУН и УПА руководствовались ксенофобскими директивами, закрепленными во множестве документов. Среди них известные "Указания на первые дни организации государственной жизни", следующим образом определявшие отношение к национальным меньшинствам: "Уничтожение в борьбе, в частности тех, которые будут защищать режим; уничтожать главным образом интеллигенцию, которую нельзя допускать к управлению, и вообще исключить продуцирование интеллигенции, то есть доступ к школам и так далее. Например, так называемых польских крестьян ассимилировать, разъясняя им, что они украинцы, только латинского обряда… Руководителей уничтожать, жидов изолировать, устранить из сферы управления, чтобы избежать саботажа, тем более москалей и поляков. Если возникнет крайняя необходимость, оставить в хозяйственном аппарате жида, поставить у него над головой нашего милиционера и ликвидировать за малейшие провинности. Руководителями отдельных отраслей жизни могут быть лишь украинцы, но не чужинцы-враги. Наша власть должна быть страшной для ее противников. Террор для чужинцев-врагов и своих предателей".

Очень трудно будет Украинскому институту национальной памяти убедить мировую общественность в том, что к истреблению польской и еврейской интеллигенции в июне 1941-го во Львове украинские националисты не имеют никакого отношения. Во время посещения Президентом Украины мемориального комплекса "Яд-Вашем" в Иерусалиме его директор Йосеф Лапид высказал своё возмущение тем, что Роману Шухевичу было присвоено звание Героя Украины. На его замечание о том, что Шухевич возглавил львовский погром, унёсший жизни четырёх тысяч евреев, Виктор Андреевич Ющенко заявил, что убедительных доказательств этого не существует. В ответ руководство "Яд-Вашема" пригласило украинских историков к изучению архивных документов, которые касаются деятельности Шухевича. По словам Лапида, в архивах комплекса сохранилась подборка документов, полученных в том числе и из немецких источников, которые подтверждают его обвинение. "У нас есть целое досье, из которого следует, что Шухевич был одним из причастных к массовым убийствам. Вы можете найти историю львовского погрома в энциклопедии Холокоста, которая является очень надёжным источником", — сказал он.

Уважаемый Игорь Рафаилович! Вы утверждаете, что "жодного не тiльки вироку суду, а бодай обвинувачення не пролунало з цього приводу й на Нюрнберзькому процесi". А как же признание генерал-майора Эрвина Лахузена, заявившего: "…Канарису было поручено вызвать в украинской Галиции повстанческое движение, целью которого стало бы уничтожение евреев и поляков…" (Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов в семи томах. М., 1958 г., т. 2, стр. 99). "Канарис, — свидетельствовал Лахузен, — имел еще короткое собеседование с фон Риббентропом, который, вернувшись к теме Украины, сказал еще раз, что необходимо организовать восстание или повстанческое движение таким образом, чтобы все дворы поляков были охвачены пламенем и чтобы все евреи были убиты" (там же, стр. 100).

В своем письме вы также обошли тему львовской резни, но объявляете мифом советской пропаганды причастность УПА к массовым расстрелам еврейского населения, утверждая, что до "43-го року, коли реально почала дiяти УПА, євреї практично всi були або вiдправленi в концтабори й знищенi там, або зiгнанi в гетто. На Захiднiй Українi їх просто не лишилося". Но ведь УПА не спустилась с неба в 1943 году. Просто отряды ОУН взяли себе название Украинской повстанческой армии от поглощенной ими "Полесской Сечи" Т. Бульбы (Боровца), действовавшей на Волыни с лета 1941 года. Кстати, поучителен ход "объединения" националистических формирований в единую армию. Свидетелем его был участник мельниковского подполья на Волыни Григорий Стецюк. Его воспоминания о трагических событиях, связанных с действиями бандеровцев против мельниковцев и бульбовцев, приведены в книге "Непоставлений пам"ятник. Спогади", изданной в Канаде в 1988 году (у нас книга вышла под названием "Чорнi днi Волинi. 1941-1944"). Рассказы о леденящих душу зверствах, совершаемых украинцами против украинцев (не говоря уже о казнях москалей, поляков и евреев), приводятся с указанием имен тех, кто их совершил. "Бандеровские отряды во главе с Тарасом Чупринкой направляли стволы своих винтовок на своего брата, а сегодня Шухевич прославляется как бессмертный герой ХХ столетия". Эти слова принадлежат не московскому историку, а украинскому националисту. И написаны они не "под диктовку следователя НКВД", а в демократической Канаде.

"Цель оправдывает средства" — один из лозунгов ОУН. Любые средства хороши для достижения независимости Украины. Но кто стал главным объектом, на который направлялись эти "средства"? Вы утверждаете, что "українським повстанцям довелося воювати одразу на два фронти — нiмецький i радянський". Учитывая данные "авторитетних українських iсторикiв й академiчних iсторичних установ" о том, что в рядах УПА побывало несколько сот тысяч бойцов, мощь ее ударов должны были ощутить противники на обоих "фронтах". Но как согласовать это с вашим утверждением о том, что "загони УПА нiколи не воювали iз регулярними частинами Червоної Армiї, лише iз загонами НКВД". А как же многочисленные документальные свидетельства о нападениях на бойцов и офицеров Красной Армии, изгонявшей фашистов с украинской земли? Кто убил освободителя Киева генерала Николая Ватутина? Прочитайте газеты востока и юга Украины, в которых публикуются воспоминания ветеранов Красной Армии, сталкивавшихся с "мирными" воинами УПА. Вы, как "голова Всеукраїнського об"єднання ветеранiв Другої свiтової вiйни", можете утверждать, что они были оболванены советской пропагандой. Но мы склонны больше верить нашим отцам и дедам, чем утверждениям апологетов тех, кто стрелял им в спину.

Можно согласиться с утверждениями, что с крупными частями Красной Армии УПА в бой не вступала. Тогда логичен вывод о том, что ее военная мощь была направлена против гитлеровцев. Но где крупные операции, достойные столь масштабной армии? Где партизанские рейды, подобные тем, что совершили соединения Д. Медведева и С. Ковпака, чье 120-летие Украинский институт памяти "не заметил"?

Если обращаться не к заявлениям главарей УПА и некоторых современных украинских историков, а к фактам из немецких архивов, то потери немцев в немногочисленных стычках с УПА за всю войну составили несколько десятков человек, среди которых нет ни одного старшего офицера, не говоря уже о генералах. Один советский разведчик Николай Кузнецов (память о котором стерта на Западной Украине) убил больше немецких офицеров, чем вся УПА. Но даже если взять реальную численность УПА (согласно данным О. Субтельного — до 30 тысяч бойцов), то и такими силами можно было нанести фашистам гораздо больший ущерб, а не ограничиваться чисто декоративными акциями — уничтожением мостов в селах и на проселочных дорогах, грабежом госхозов и угоном скота. Необходимо было лишь одно условие: желание реально воевать с нацистами. К примеру, им обладала с избытком НОА Югославии, для борьбы с которой германское командование снимало с фронта десятки дивизий, сотни танков и самолетов, но разгромить так и не смогло.

На кого же была направлена боевая мощь УПА? Может быть, на мирное население, не разделявшее идеологию украинского национализма? В книге историка Виталия Масловского "С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны" строго на основании документов утверждается, что с 1941-го по 1944 год на Западной Украине при активном участии украинских националистов (или непосредственно силами ОУН-УПА) было уничтожено свыше двух миллионов граждан, из них: около миллиона евреев, 200-220 тысяч поляков, свыше 400 тысяч советских военнопленных, свыше 500 тысяч местных украинцев. Против аргументов, приводимых этим блестящим специалистом по истории Украины XX века, был найден лишь один, но весьма убедительный. 26 октября 1999 года в подъезде своего дома во Львове профессор Масловский был найден мертвым. Смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы и перелома шейного отдела позвоночника. Как тут не вспомнить еще одного "неудобного" львовянина с подобной судьбой — Ярослава Галана, памятник которому был уничтожен в первый же год независимости Украины.

Уважаемый Игорь Рафаилович! Вы завершаете свое письмо обвинением Севастопольского совета в стремлении законсервировать ценности "минулої радянської доби", не допустить "перегляду її символiв", "зупинити об"єктивний процес оновлення суспiльства, процес переосмислення своєї iсторiї". Позвольте эти обвинения назвать необоснованными. Каждое поколение переосмысливает прошлое. Таков объективный характер постижения человечеством собственной истории. Граждане нашего города оказались способными подняться над непримиримостью белых и красных. Наши ветераны находят общий язык с теми, против которых сражались в дни героической обороны и освобождения Севастополя. Восстановлены кладбища не только французских, английских, турецких, итальянских воинов времен Крымской войны, но и захоронения немецких солдат и офицеров времен Второй мировой войны. Можете приехать в наш город и убедиться в том, что они не оскверняются и находятся в должном порядке. Наши музеи ведут активный диалог со своими коллегами из стран, которые были когда-то нашими противниками. Цель у них общая — восстановить объективную картину прошлого, не унижая ни противника, ни себя. Надеемся, что вы признаете и наше право участвовать в трудном процессе переосмысления истории Украины, частью которой мы ныне являемся. Но только путем естественного процесса обогащения нашей исторической памяти, а не навязывания нам чужой.

Председатель Севастопольского городского совета В. САРАТОВ.

(Публикуется с сокращениями).

Другие статьи этого номера