Феномен наркоза

Мой зять — врач-анестезиолог. Человек он по натуре общительный, часто рассказывает, будучи у нас в гостях, курьезные профессиональные истории из своей практики. Бывает, отходя от наркоза, люди поют или выдают на-гора информацию совершенно интимного плана. Но одна байка зятя как-то застряла в моей голове и вызвала ряд вопросов.

Дело было полтора года назад. Одной женщине предстояла серьезная полостная операция. Больную подготовили, положили на стол, и Виктор, мой зять, стал ставить наркоз. Пациентка — сразу же после укола — подозвала к себе хирурга и попросила позаботиться о золотых украшениях, мол, надо их спрятать в надежном месте, особенно нашейную цепочку с фамильным гранатом. Врач, конечно, пообещал все выполнить надлежащим образом, но в этот самый момент хирургическая сестра нечаянно задела ногой за колесико передвижного столика с инструментами, и они хаотично посыпались на пол. Ход операции прервался, но пока заменяли крючки и скальпели, Витя успел (нельзя было прерывать) завершить всю процедуру наркоза.

Когда можно было приступать к делу, хирург распорядился снять с больной все украшения и положить их в надежное место. Медсестра молча выполнила его указание, открыв ящичек стола, стоявшего у окна.

Через полтора часа операцию успешно завершили и женщину перевели в реанимационную палату. Спустя пять часов она открыла глаза и первым делом справилась: "Где мои украшения? Они на месте? Я прекрасно видела, что ящичек в столе никто так и не закрыл на ключ".

Ее успокоили, сообщив, что все золотые вещи переданы ее только-только спешно вернувшемуся из командировки сыну, причем сразу же после окончания операции.

На этом, как говорится, можно и поставить точку. Но! Виктор задал мне, закончив свой рассказ, лишь один вопрос: "Герман Васильевич, а как, по-вашему, могло такое произойти, что моя пациентка, находясь без сознания под наркозом, оказалась прекрасно осведомленной о том, где лежат ее вещи?"

Я высказал мнение, что женщина все слышала.

— Да, она, возможно, и слышала распоряжение хирурга, но ведь он конкретно не указал медсестре, куда именно положить драгоценности на временное хранение, — резонно возразил мне зять и продолжил: — Я давно пришел к мысли, что, находясь под полным наркозом, пациенты как бы воспаряют над операционным столом и все видят. Вот только память людей все, что они обозревают свысока, жестко блокирует, а при пробуждении механизм воспроизведения на 99 процентов бездействует. Но, выходит, один процент все-таки остается.

Интересное наблюдение, не правда ли? И я пришел к выводу, что есть полный резон задаться вопросом: "А кто все-таки прав — материалисты или дуалисты, признающие возможность раздельного существования разума и тела?" Тут немало и чисто философских загадок. Например, является ли освобожденная от телесной оболочки душа… личностью? И та ли это личность, что была до смерти? Вечные вопросы, хотя истинно верующий в бессмертие души христианин просто такими вопросами не задается…

Другие статьи этого номера