Улица Частника или улица Приватника?

Наталья Васильевна Бенедык — номинант форума «Общественное признание». Она представлена к этой награде потому, что уже на протяжении двадцати лет занимается важной общественной деятельностью — является секретарем комиссии по наименованию и переименованию улиц, площадей, парков и иных топонимических объектов при Севастопольской городской государственной администрации (сокращенно: комиссия по топонимике). Выбор не случайно пал на нее, потому что по роду службы Н.В. Бенедык много лет возглавляла отдел геодезической службы при управлении архитектуры и градостроительства горгосадминистрациии, занималась всей геодезической и картографической базой. А работа в комиссии по топонимике — общественная, притом очень ответственная и кропотливая. — Наталья Васильевна, что стало толчком для такого увлечения?

— Когда я приехала впервые в Севастополь в 1988 г. (тогда еще просто отдохнуть), я, как картограф, попыталась купить карту города. Нигде не нашла. Пока, наконец, одна добрая женщина-киоскер не объяснила мне: "Вы разве не понимаете, в какой город вы приехали? Севастополь — это военно-морская база. О какой карте может идти речь?" Через год судьба забросила меня сюда насовсем, и когда я начала работать в управлении архитектуры и градостроительства, то очень захотела сама издать карту — открытую, для всех. Можно сказать, я потешила свое картографическое самолюбие. Сегодня эта карта, сделанная тогда блеклыми красками, кажется немного смешной и наивной. Но ведь это была первая за 73 года советской власти открыто изданная карта! При подготовке ее к выпуску очень сложно было пройти согласования и в Главлите, и в Одесском военном округе. Мы специально вносили линейно-угловые искажения, чтобы было невозможно по карте точно измерять расстояния или, не дай Бог, вести прицельный огонь. В 1990-1991 гг. эти карты уже продавались по всему городу. Причем на лицевой странице карты-врезки размещался аутентичный картографический материал исторического центра Севастополя издания 1913 года. Меня пленяли старые названия улиц: Базарная, Потемкинская, Бастионная, Окопная.

— В городе около двух тысяч улиц. Уместить все названия на одной карте невозможно. Тем более — запомнить их. Как ведется учет?

— К счастью, сохранилась старая потрепанная тетрадь, ее вели в разное время сотрудники управления архитектуры и градостроительства. Рукописная, разграфленная, старинная амбарная книга. Она несет в себе дух старого города. Книга ведется с 1944 года в алфавитном порядке, в ней записаны все названия улиц, решения, которыми были приняты эти названия, прежние названия, новые. Теперь же создан каталог в электронном виде, которым мы поделились со всеми заинтересованными службами, органами, занимающимися подготовкой к выборам, управлением земельных ресурсов для грамотного заполнения земельных актов и т.п.

— Понятно, что для всего этого требуется четкое знание дислокации улиц и их точного наименования. Какова роль в этом процессе комиссии по топонимике?

— В своей деятельности мы опираемся на Конституцию Украины и закон Украины "О местном самоуправлении". Эта комиссия существовала еще в советский период. В ту пору не было четкого отслеживания, ведения реестра, каталога. Зачастую решения принимались, скажем так, не совсем взвешенно, и потому в городе образовались, например, две улицы Парусные, две улицы Окопные. Сменились государственное устройство, военная доктрина, но в жизни города улицы как были, так и остались, они появлялись, как и люди, им нужно было давать имена. Поэтому с того момента, когда в связи с новой Конституцией, новым устройством изменился статус администрации, мы оформили эту комиссию в новом виде, в новом составе с регистрацией в Министерстве юстиции Украины. Юристы долго выясняли, в чьей компетенции должна находиться комиссия, каков порядок ее функционирования. Общими усилиями установили, что при горгосадминистрации создается такая общественная комиссия, которая дает рекомендации, рассматривает заявления, готовит свои предложения от имени администрации в горсовет, а горсовет принимает решения о присвоении названий очередным объектам топонимики. После этого в общегосударственный реестр мы подаем информацию обо всех названиях улиц, переулков, площадей, причем не только в городе Севастополе, но и в пригородной зоне.

— Кому доверено право заниматься столь ответственным делом? Кто входит в состав комиссии?

— Это историки, представители общественных организаций, национальных и культурных обществ — всего 23 человека. Председатель комиссии — В.В. Солодов, заместитель председателя — В.А. Милодан, секретарь — я, члены комиссии — Л.М. Бекирова, В.И. Володин, О.Е. Ивицкая, А.П. Калиненко, В.В. Коваленко, А.М. Костенников… Люди интересные, неравнодушные, энтузиасты, они занимаются творческой работой, и ни одно название не появляется случайно.

— Дать имя человеку непросто. Улице наименование должно присваиваться на века. Как решить верно? Как не ошибиться?

— В положении о комиссии основополагающими принципами являются объективность, всесторонность, научность, историзм, целесообразность, принцип исторического отстояния. Как правило, прежде всего реагируем на обращения севастопольцев, которые просят, чтобы мы посодействовали в увековечении каких-то событий, явлений или конкретных личностей. В городе порядка двух тысяч наименований улиц. Одно из основных направлений — посвящение героям первой обороны, второй обороны, участникам революционных событий, защитникам Севастополя.

— Этим наш город значительно отличается от других. Героика на каждом шагу, буквально на каждой улице. Иногда даже кажется, что город не жил, а сражался, и не было в его судьбе других важных поворотов…

— Совершенно верно. Дело в том, что мы получаем много предложений от ветеранов и от Севастопольского комитета ветеранов войны, Вооруженных Сил и труда. Значительная часть этих ходатайств удовлетворяется. Некоторые заявки попадают в так называемый банк данных: если сегодня нет означенной улицы, но в перспективе таковая, возможно, появится. Мы заносим данные с биографической справкой, описанием жизнедеятельности человека, его заслуг, мотивировкой предложений. Вот на последнем заседании комиссии сочли возможным рекомендовать горсовету присвоить одной из улиц имя замечательного летчика дважды Героя Советского Союза Амет-Хана Султана по предложению коллектива вертолетного завода. Сложность состоит в том, что сейчас большое строительство сократилось, новые значимые улицы не появляются, идет уплотнение застройки. Но есть выход из этого положения. Специфика нашего города в том, что улицы радиальные, они, как солнечные лучи, расходятся от побережья. Одна из задач генерального плана — создать кольцевые улицы между магистралями. Вот так недавно появилось у нас шоссе Генерала Моргунова, известного военачальника, одного из руководителей обороны Севастополя 1941-1942 гг.

— Героев у нас действительно много. Как выбрать правильно? Как не ошибиться?

— Один из самых больных и тяжелых вопросов — переименование улиц, когда пожелания высказывают сами жители. Вот поступило к нам предложение: давайте проспект Октябрьской Революции снова переименуем в улицу Летчиков. Но ведь при создании пр. Октябрьской Революции мы оставили часть улицы Летчиков у вертолетного завода, все там увязано, сохранена память о летчиках. Теперь переименовывать проспект нецелесообразно. На последнем заседании комиссии было внесено предложение провести анализ названий улиц по тематическому составу и нагрузкам. Важно уточнить, сколько улиц носят имена героев, чтобы объективно закрепить память, потому что ветераны просят назвать улицы в честь подводников, зенитчиков, моряков, летчиков. Мы понимаем, что следует, никого не обижая, рассматривать эту проблему в пропорции с уже сложившейся ситуацией.

— И все-таки севастопольцам дороги старые, к сожалению, исчезнувшие из обихода севастопольские названия.

— Я разделяю эту точку зрения. Не случайно наша комиссия много сделала для установления к 225-летию Севастополя табличек с прежними названиями. Появилось уже около 120 табличек на фасадах зданий, возвращающих историческую память. Надеемся на продолжение этой работы в Нахимовский районе, особенно в исторической части Малахова кургана, где начинался старый Севастополь, а также в Ленинском районе. Что же касается таких названий, как Екатерининская, Потемкинская, Малая Морская, Херсонесская (мы их называем репрессированными названиями), то наша комиссия оставила их в резерве банка данных как возможные к возвращению. Если не мы, то пусть потомки в будущем примут решения.

— Наталья Васильевна, в других городах появляются названия на украинском языке. Иногда они вызывают вопросы и удивление. А как в Севастополе?

— Действительно, в рамках делопроизводства мы попытались переводить названия улиц на украинский язык. Возникло много недоразумений и споров. Я обращаю внимание на то, что горсовет принимает решения на русском языке и все названия улиц являются именами собственными. По международным нормам — литературным, лингвистическим — имена собственные не подлежат переводу. Они должны быть транскрибированы, т.е. написаны на конкретном языке теми буквами, которые присущи конкретному алфавиту. Когда шла работа по созданию каталога для включения в Единый государственный реестр информационного центра, мы, естественно, подавали данные на русском языке. Нам прислали на утверждение названия на украинском языке. Мы посвятили несколько заседаний комиссии проблеме перевода. Высказали свое несогласие. Представьте, человек живет на улице Ветвистой и вдруг узнает, что это улица Гiляста. Переулок Цепной вдруг становится переулком Ланцюговым. Так у нас улица Колхозная стала бы Радгоспной, Ручьевая — Струмочной… Нам перевели улицу Частника как улицу Приватника. Мы горько усмехнулись: в 1942 г. фашисты издали карту Севастополя, где было написано "Приватштрассе", но то были фашисты, они не знали нашей истории. Фамилия же известного в Севастополе революционера Частника не подлежит переводу. Так мы можем дойти до парадокса.

— Что же вы предприняли?

— Настойчивые письма нашей комиссии в адрес информационного центра о несогласии с вольной трактовкой перевода названий привели к тому, что достигнут компромисс: все названия улиц в Севастополе идут в украинском написании. Управление внутренних дел тоже получило этот каталог, и в штампах прописки названия будут писаться украинскими буквами. Например, мы пишем ул. Розовая (Розова — укр.), но не Рожева и не Трояндова. Южногородское шоссе в Любимовке не будет Пiвденномiським. Надо учитывать специфику города и горожан — мы говорим и пишем на русском языке. Вольное написание приводит к тому, что порой в документах многих людей появляются такие разночтения, что они не могут ни вступить в наследство, ни продать квартиру, ни завещать, ни подарить, ни каким-то образом распорядиться своим имуществом.

— Такая работа комиссии приветствуется севастопольцами. Но бывают случаи, когда идет некое отторжение по поводу внедрения в город названий, не свойственных Севастополю…

— Да, это тяжелый вопрос. В свое время в каждом советском городе были улицы Ленина, Карла Маркса, Энгельса. Теперь полагают, что в каждом украинском городе должна быть улица в честь каких-то событий национальной истории и национальных героев. В таких случаях в обязательном порядке мы должны обсудить и отреагировать. И все-таки у нас мужественные участники комиссии: мы находим в себе силы открыто заявлять, что деятельность конкретного человека не связана с Севастополем, его историей, что в городе не ведется масштабное строительство, что в связи с этим нет возможности подыскать значимую улицу для поступившего предложения. А переименование (что тоже предлагают) — это дорогостоящее дело. Если переименовать, допустим, улицу Ленина, то можно себе представить, что ждет людей, там живущих: перепрописаться, переоформить все свои документы на квартиры, собственность, перерегистрировать автомобили, земельные участки, лицензии (банки, конторы) плюс обязательства по коммунальным платежам, плюс пенсионные дела… Поэтому наша комиссия подходит к этому очень взвешенно. С ответственностью могу сказать, что в нашем городе ни одна улица не переименована (за исключением пл. Революции, но в этом случае были веские обоснования).

— Ваши ответы признаются убедительными?

— Да, мы аргументируем, что это потребует массу временных, материальных и моральных затрат и может вызвать взрыв социальной напряженности. Ведь хорошо известно, что севастопольцы неравнодушны к истории своего города. Именно потому они так часто направляют свои обращения в адрес руководства города. И сегодня я хочу поблагодарить и горгосадминистрацию, и горсовет за понимание, за достаточно оперативное рассмотрение вопросов в интересах горожан. И хочу поздравить севастопольцев с тем, что последняя сессия горсовета рассмотрела и утвердила наше предложение о наименовании сквера напротив Дома офицеров флота — Екатерининский.

Другие статьи этого номера