Владимир ЗИНЧЕНКО: "У Марка Твена есть выражение: "Все в мире суета сует, кроме лоцманского дела"

Проходя каждый день мимо Графской пристани, только и успеваешь распознавать новые иностранные флаги, что реют на круизных лайнерах. Сегодня, например, в Севастопольском порту стоит греческий "Калипсо". Чтобы завести такое судно, нужны опыт и знания лоцмана-штурмана, который очень хорошо знает особенности "родной" бухты и способен помочь иностранным капитанам без навигационных происшествий подойти к причальной стенке порта. Об особенностях работы севастопольских лоцманов рассказывает старший лоцман государственного предприятия "Дельта-лоцман" Владимир Зинченко. — Владимир Викторович, чем занимается лоцманская служба и что входит в обязанности главного лоцмана?

— Прежде всего хочется затронуть старину. Ведь "лоцман" дословно — это рулевой. У Марка Твена есть выражение: "Все в мире суета сует, кроме лоцманского дела". Старые моряки — "морские волки" — говорили так: лоцман — это моряк, но не каждый моряк сможет стать лоцманом. Впервые упоминания о лоцманском деле относятся к 500 году до нашей эры. Еще тогда был создан сборник информации для мореплавателей. О лоцманах можно прочитать в трудах и Цицерона, и Овидия, и Горация, и Вергилия, и Демосфена. Возьмем флот Древней Эллады: он имеет огромную и далекую историю. Важная роль в этой морской истории отведена и лоцманам.

— Владимир Викторович, какие традиции у севастопольских лоцманов?

— На нас замыкаются Севастопольское, Ялтинское и Евпаторийское отделения. Лоцманы у нас, как правило, — это бывшие военные. Практически все ребята были командирами кораблей. Конечно, после боевых кораблей надо немного адаптироваться для работы на гражданских судах. Хотя мы принимаем все единицы: пассажирские, сухогрузы-навалочники, балкеры, контейнеровозы, военные и даже турецкую лодку заводили. Правда, лоцману на нее сложновато подняться: корпус-то покатый. А вообще она "слушается" хорошо. Было и посложнее. В целом, с задачами все наши лоцманы справляются на уровне.

— Какими качествами должен обладать лоцман?

— Во время учебы с ребятами, наблюдая за их действиями, я пришел к выводу, что у тех, кто командовал быстроходными катерами, реакция очень хорошая. Если коротко, то лоцман должен быстро принять правильное решение в соответствии с навигационной обстановкой. По сути, лоцман должен обладать не только глубокими познаниями, но и высокими психомоторными качествами, такими как наблюдательность, умение быстро анализировать и оценивать обстановку, быстро реагировать, способность обоснованно принимать решения, умение организовать работу людей, участвующих в процессе управления.

Например, час назад лоцман работал на 100-метровом судне, а уже сейчас — на 225-метровом. Надо прочувствовать, что это за пароход, тут же понять, как он себя поведет, как слушается руля, как быстро работает машинное отделение. Нужно уметь правильно расставить буксиры, понятно объясниться с их капитанами. Также важно уметь найти общий язык с командой судна. И все это в очень ограниченный промежуток времени.

— Севастополь 20 лет назад и сейчас — это два разных города. У лоцманов работы стало больше?

— Сейчас — кризис. Он коснулся и водного транспорта. Поток снизился. Единственная севастопольская компания, которая не только поддерживает, но даже и увеличивает свой грузопоток, — это стивидорная компания "Авлита". К нам никто почти ничего не везет. Работаем на экспорт. Сейчас это в основном зерно, кукуруза, пшеница. За зерном приходят, как правило, крупнотоннажники — от 40 до 70 тысяч тонн. Это крупные суда, до 180 метров длиной.

— А пассажирские лайнеры? Говорят, в порту мало места для их стоянки…

— Заявок на посещение нашего легендарного города очень много, особенно для пассажирских судов. Основной причальный фронт занимают военные корабли, порой неновые. Вот уплотнить бы их немного, чтобы пассажирским место освободить.

Минную стенку хорошо бы порту передать. Мы тогда могли бы спокойно принимать суда длиной более 200 метров. Вот приходил лайнер "Роттердам" — 237 метров. Мы, конечно, тут напереживались! Во-первых, есть ограничения по глубинам (по уму, бухту нашу надо углублять, очищать от боеприпасов, а они, как показали подводные исследования, есть). Без углубления мы вряд ли достигнем увеличения захода крупных пассажирских судов. Во-вторых, у нас причал длиной всего 200 метров. Для "голландца" маловато. Ведь для нас безопасность превыше всего. Вот сейчас поступают заявки на круизные суда до 300 метров. И нам причальной стенки не хватает. Севастопольский морской торговый порт был вынужден поставить недалеко от госпиталя две бочки. Думаю, со следующего года будем принимать и более крупные суда, до 300 метров.

— А почему со следующего, до октября этого года нельзя?

— А уже составлен график. Кому-то мы были вынуждены отказать, кто-то имеет четкий план круиза и, соответственно, заходов в порты. Заходы на новый год будем планировать зимой.

— За сколько времени вы сможете завести 300-метровое круизное судно?

— Максимум минут за 30-40. И учтите: это время с рейда до окончания швартовки.

— Владимир Викторович, мы видим, город развивается. Кабмин подписал документы на создание свободной экономической зоны. Лоцманам Севастополя работы прибавится?

— С развитием города, с перспективой передачи Украине дополнительной портовой инфраструктуры будут развиваться и причальный фронт, и инфраструктура гавани. Смотрите, развивается "Авлита". Я знаю, что в перспективе это предприятие планирует заводить сюда и 300-метровые суда — "стотысячники". Заводить суда такой длины, что грузовые, что пассажирские — это очень ответственная работа, но опыт у нас огромный, наши сотрудники — профессионалы своего дела. Так что справимся.

— Работа снится?

— По молодости перед вахтой я закрывал глаза и долго в уме проигрывал, какие команды буду давать. Накануне перед сменой долго не мог заснуть. После работы ложишься и тоже долго не можешь заснуть: все крутится в голове, анализируешь, правильно ли действовал. Это очень нервная работа. Нагрузка на человека просто колоссальная. Давление скачет, в висках стучит. Понимаете, ответственность большая. Буксиры старенькие, немощные. Приходится просто на классе управлять судном, чтобы не заставлять буксиры исправлять твои ошибки. Ошибок в нашей работе быть не может.

— Спасибо за интервью.

Другие статьи этого номера