Заветы старого врача

Часто пожилые и престарелые люди любят писать мемуары, воспоминания о далёком прошлом, молодости, об активно прожитой жизни, о наступившем бездействии. Я решила написать не мемуары, (но тоже о прошлом) и несколько сравнить его с настоящим.В прошлом я — врач, начавшая работать участковым терапевтом тогда ещё существовавшей поликлиники N 3 на улице Частника. Это был 1941 год. Затем стала доктором эвакогоспиталя и участвовала в обороне Севастополя. Потом — пленение на мысе Херсонес, жизнь и работа в оккупированном городе — опять же участковым врачом…

В начале войны мы были выпущены из института с пятого курса в звании зауряд-врача, а оканчивали институт уже в 1944-1945 годах.

С июня 1945-го — вновь родной город и начало продолжительной работы в 1-й горбольнице снова участковым врачом поликлиники. Участок работы — улицы Гоголя, 4-я Бастионная, площадь Куликово поле, где размещался палаточный городок, а затем бараки, в которых жили приезжающие на восстановление полностью разрушенного города люди. Ещё дальше — ул. Чапаева, и всё это — участок врача, посещающего больных и в холод, и в жару.

В работе участковым врачом мне помогали коллеги: с благодарностью вспоминаю советы и поддержку главного терапевта Доры Григорьевны Теверовской. По её совету и при её помощи мною был составлен "Паспорт участка" с обозначением названий улиц, количества населения, учреждений, располагавшихся на территории участка, и в основном с пометками адресов, где проживали постельные больные, нуждающиеся в периодическом активном посещении врача. К таким больным врача вызывали только один раз, а потом повторных вызовов уже не было — врач сам планировал посещения больного.

…Пишу о себе, но больше всего мне хочется вспомнить и поговорить о людях, которые меня окружали, о коллективе, который помогал и вдохновлял.

В 1954 году я занимала должность заведующей поликлиникой, а затем — заведующей терапевтической службой поликлиники. У меня в подчинении было шестнадцать участковых врачей, некоторые из них позже стали заслуженными врачами. Это Руфина Алексеевна Доленко, Владимир Михайлович Толль, Вера Степановна Рынденкова, Александра Александровна Сахно, Лия Андреевна Шанькова, Мария Андреевна Евдокимова (она проработала на одном участке — район посёлка Карантин — более тридцати (!) лет, и до сих пор многие с благодарностью её вспоминают). Я, как заведующая отделением, не имела ни одной жалобы на участковых врачей, только благодарности и хорошие отзывы.

Вспоминая рядовых врачей, хочется склонить голову перед теми, кто жив, и перед теми, кого уже давно нет. Нельзя забыть и обойти вниманием главного врача 1-й горбольницы Александру Васильевну Денепову, положившую много сил на восстановление работы этого лечебного учреждения после окончания войны, ведь территория больницы была полностью разрушена, не хватало медперсонала.

Нельзя не поклониться светлой памяти Валентины Емельяновны Лаврентьевой, заведующей горздравотделом в начале войны, а в период осады и обороны Севастополя — начальника санитарной службы города. Несмотря на недостаток врачей, она смогла выделить группу сотрудников для работы в эвакогоспитале Приморской армии, прибывшей из Одессы. После войны В. Лаврентьева работала педиатром, спасла и вылечила массу ребятишек. Многие из них, наверное, и сейчас живут в Севастополе, поседевшие и возмужавшие. Но назови им имя Валентины Емельяновны — они вспомнят её с благодарностью.

Мне хочется склонить голову перед врачами из той когорты.

Для чего я пишу это? Для сравнения с тем, что приходится сейчас слышать и, к сожалению, видеть и чувствовать: нелестные отзывы о невнимательности врачей, их резкости, неуважении к больным, особенно старикам…

Однажды кто-то из великих сказал, что после разговора с врачом больному становится легче, а ему возразили, заметив, что "значит, он не был больным". По-моему, этот человек был неправ. Если разговор больного с врачом ведется в дружественном тоне и пациент получил добрый совет — болезнь, конечно, не проходит, но наступает моральное, душевное просветление, от которого, хоть и на короткое время, становится легче. Вот на этом и хочется остановиться.

Я понимаю, что жизнь врача нелегка, особенно в настоящее время — с учётом быта и других неприятностей. Но на то ты и врач, чтобы, идя на работу, все невзгоды оставить позади, зная, что к тебе придет человек, имеющий такие же неприятности. Но ведь он ещё и болен! Это особенно характерно для пожилых и очень пожилых, у которых за плечами активная жизнь, полезные дела для общества. А теперь они не "отягощены" вниманием администрации, часто лишены заботы даже самых близких людей. Старики бывают сварливыми, недовольными, надоедливыми, поэтому общение с ними подчас тяжело для врача, вызывает раздражение, которое не всегда удаётся скрыть. Но в мединституте им наверняка преподавали деонтологию — (о взаимоотношениях врача и больного), из которой следует, что врач — не только целитель больного, но и целитель его души, так как часто больные приходят именно за этим. У меня когда-то была брошюра "Поговори со мною, доктор". Это крик души, и задача врача — помочь человеку хоть добрым советом и соответствующим тоном, не доводя пациента до слёз.

Напоследок хочется напомнить всем людям: берегите друг друга. Мой совет: если, допустим, поездка в тесном транспорте вызывает у вас раздражение, постарайтесь не распространять его на окружающих. В противном случае раздражение охватит многих, а это и есть причина возникновения различных болезней. Лучше лишний раз улыбнитесь, ведь недаром в песне поётся: "Поделись улыбкою своей, и она к тебе не раз ещё вернётся". Надо помнить, что, несмотря ни на что, жизнь все-таки прекрасна!

Другие статьи этого номера