Северная, Инженерная (Куриная) бухты

Северная, Инженерная (Куриная) бухты

(Продолжение. Начало в номерах за 22, 24, 29, 30 и 31 мая).

Эти бухты расположены западнее Доковой бухты на Северной стороне в направлении Константиновской береговой батареи. Что их объединяет? Все они небольшие, и в исторической летописи Севастополя не часто встречаются памятные события, происходившие на их берегах. Но, как рабочие лошадки, берега этих бухт с появлением российских моряков стали постоянно использоваться как причалы городской переправы Южная сторона — Северная сторона.

Первая — Куриная бухта. Ее современное название — Инженерная, но все же первое тоже в обиходе. У ее восточного берега украшением Северной стороны стоят корабли украинских Военно-Морских Сил во главе с флагманом украинских ВМС — фрегатом «Гетман Сагайдачный». Рядом с ним швартуются суда управления «Славутич», «Донбасс», десантный корабль «Константин Ольшанский».

Парадный строй кораблей радует глаз обывателя и перевозчиков на маленьких катерах, зарабатывающих на рассказах туристам о достоинствах этих военных судов. Тем более, что в одной миле восточнее бухты Доковой стоит не менее зрелищный российский Черноморский флот с ракетным крейсером «Москва» во главе. Моряки двух дружественных флотов надежно охраняют мир в нашем непростом регионе.

В Куриную, по воспоминаниям Николая Берга, причаливали все гребные лодки для перевозки к месту последнего упокоения на Братском кладбище погибших в Крымскую войну защитников Севастополя. Так, за 349 дней обороны города здесь в братских могилах похоронили до 50 тысяч безымянных героев. Перевозя их на телегах от причала до места погребения на последний упокой, похоронные команды даже проложили здесь дорогу, которую видно на всех фотографиях тех лет. По ней после войны шли паломники помолиться за души усопших рабов божьих, что не пожалели живота своего за царя-батюшку и Россию. И сейчас по ней едут туристы, чтобы поклониться останкам святого воинства и помянуть тех, кто погиб, защищая Родину.

Строительство храма во имя св. Николая Чудотворца, что у подножия Братского кладбища, в разы увеличило грузоперевозки через бухту на причалы Куриной пристани. Здесь же размещались все те, кто хотел заработать на обслуживании посетителей кладбища, продавая пирожки, квашеную капусту, вино на розлив, оказывая мелкие услуги жителям и защитникам гарнизона.

«Пристань кипела народом. Налево, у кучи складенных ядер, бабы торговали яблоками, яйцами и разными разностями; шумело несколько самоваров со сбитнем; толпились солдаты, матросы, мужики… К нам подбегали носильщики, предлагая услуги… «На Графскую! На Графскую!» — кричал какой-то старик, стоя в лодке… Переезд через две версты стоил копейку серебром», — читаем в воспоминаниях Николая Берга.

Возможно, из-за того, что тут постоянно курился дым из самоваров и печей, и возникло именно такое название балки и бухты — Куриная.

Здесь же находился главный штаб Южной армии и всех военных, морских, сухопутных сил, находящихся в Крыму. Впоследствии это был главный штаб 2-й Гвардейской армии. Он помещался в каменном одноэтажном доме, что стоял на берегу большой бухты, между Куриной и Панаитовой балками.

Кроме того, тут располагались маленькие гостиницы и лавки, все это бурлило и существовало, пока французы не поставили на Камчатском редуте две мортиры, а потом и батарею на Киленбалочных высотах. Эти батареи топили корабли, стоявшие у берегов Северной стороны, и осыпали бомбами Куриную бухту, тем более, что на восточном берегу находилась российская 4-я береговая батарея — заманчивая цель для артнаводчиков союзных сил.

Пальба французских батарей вынудила продавцов переместить свой товар к причалам соседней бухты на запад, в рядом стоящую бухту, создав Северный базар. Но и там не было покоя от бомб и ядер, пришлось передвигать торговый табор еще дальше.

В морском госпитале 4-й батареи 30 июня 1855 года в 269-й день бомбардировки Севастополя умер от ран Павел Степанович Нахимов. От пристани бухты Куриной наш доблестный адмирал, герой Синопа, отправился в свое последнее плавание через бухту на Графскую пристань.

«Последний переезд его через бухту был торжествен… Его поставили на кожуховую лодку, буксируемую катерами, ветер засвежел, как бы посылая прощальный поцелуй, враги провожали ядрами, а русские эскадры приспустили флаги…» — так писал в своем дневнике капитан-лейтенант А.Б. Асланбегов. 1 июля 1855 года Павел Степанович был похоронен во Владимирском соборе — усыпальнице адмиралов.

В бухте Куриной с развитием флота разместилось инженерное ведомство по ремонту различных приборов, в том числе оптики флота. Здесь была построена пристань, защищающая мастерские от западных ветров, смонтирован и уникальный кран для ремонтных работ. Для ремонта подводных лодок тут соорудили небольшой 20-метровый док, в котором и сейчас в основном стоят маломерные катера.

Инженерную и Северную бухты разделяет уже упомянутая 4-я батарея. Мощное фортификационное сооружение имело 52 орудия, красивые, облицованные известняком откосы сохранились до наших дней и сейчас являются излюбленным местом для «граффитистов», рисующих флаги многих государств мира. Со временем, возможно, это место так же, как и Михайловская батарея, станет музеем: здесь остановилось сердце героического адмирала Нахимова.

В первую оборону Севастополя 4-й батарее не суждено было использовать свой орудийный арсенал по прямому назначению как защитницы рейда от кораблей противника. А в Великую Отечественную войну старая батарея стала плацдармом ожесточенных боев в последние дни обороны Северной стороны.

Батарея так же, как и инженерный городок Куриной балки, оказалась последними островком обороны, бои шли тут до 24 июня 1942 года. Севастопольцы батарейный мыс называют Контрфорс, наверное, от слова «контрэскарп» (передняя отлогость внешнего крепостного рва, что ближе к противнику). На нем нанесены линии с номерами, в эпоху парового флота здесь проводили девиацию компасов кораблей. Сразу за батареей находится бухта Северная. До революции её называли Перевозной, в годы Крымской кампании тут находились гауптвахта и рынок.

Если идти на катерочке с востока на запад, то здесь, под 4-й батареей, в 5-7 метрах от берега на фоне крайнего мыса хорошо виден профиль… товарища Сталина. Если же потом резко повернуть влево, то почти сразу различим профиль Гитлера… Такие вот сюрпризы природы. Глубина, кстати, там приличная, так что ходить небезопасно.

С 1952 года в Северной бухте построены причалы для городских катеров и паромов, которые используются до сих пор. С запада бухту ограничивает мыс Кордон, на котором до революции располагался пост таможенной (кордонной) службы, оттуда и название. На мысу стоит величественный памятник в честь освобождения Севастополя от фашистских захватчиков 9 мая 1944 года. Он был сооружен сразу после освобождения города на месте братской могилы воинов 2-й Гвардейской армии, которая под командованием генерал-полковника Г.Ф. Захарова освобождала Севастополь. В братской могиле похоронены четыре Героя Советского Союза и другие славные воины-гвардейцы. Уже 27 мая 1944 года стела высотой 19 метров 44 сантиметра (1944 год) стояла на мысу в память героев.

И теперь каждый пассажир катера или парома, сходя по трапу к причалам Северной бухты, вольно или невольно бросая взгляд на мыс Кордон, отдает долг памяти бесстрашным защитникам города-героя.

Фото В. Батанова.

Другие статьи этого номера