Белая гвардия МХТ им. А.П. Чехова в Севастополе

Белая гвардия МХТ им. А.П. Чехова в Севастополе

Знаете ли вы, что первые гастроли Московского художественно-общедоступного театра прошли в апреле 1900 года в Крыму? Севастопольская публика восторженно встречала артистов МХТ. Необыкновенный репертуар — «Эдда Габлер» Г. Ибсена, «Одинокие» Г. Гауптмана, две пьесы А.П. Чехова, «Чайка» и «Дядя Ваня», и приезд самого Чехова из Ялты произвели настоящий фурор.По окончании последнего спектакля, после громких оваций, вместе со всей труппой на поклон вышел директор МХТ В.И. Немирович-Данченко. От лица города слово было предоставлено госпоже М.К. Бларамберг-Черновой (урожденная баронесса Врангель, бывшая оперная певица и актриса Малого театра), которая прочла адрес. В ее приветственной речи, в частности, была отмечена высокая «цена художественного театра» и выражалась благодарность «за удовольствие, доставленное севастопольцам».

С ответным словом выступил В.И. Немирович-Данченко, который сказал: «Задачи нового художественного направления в драматическом искусстве требуют внимательного и интеллигентного зрителя, что не могло не внушать опасений при возникновении мысли о поездке в провинцию труппы московского театра, но то внимание и тот прием, которые были им здесь оказаны севастопольцами, вполне рассеяли эти опасения».

Сложилось так, что после своих первых гастролей более ста лет «мхатовцы» не приезжали в Севастополь. Зато в 1988-м и 1992 годах театр им. А.В. Луначарского играл свои спектакли на «чеховской» сцене. А с начала нового тысячелетия Севастополь оказался в некоторой культурной изоляции. Зачастую в Крым могли попасть только «веселые» антрепризы, цены на которые никак не соответствовали зрелищу.

И только воссоединение Крыма с Россией дало мощный толчок к возобновлению активного культурного обмена. Ведущие столичные театры сегодня стремятся показать крымчанам свои лучшие спектакли. Эту яркую череду гастролей прославленных коллективов открывает именно МХТ им. А.П. Чехова со спектаклем «Белая гвардия» по пьесе М. Булгакова «Дни Турбиных».

Впервые спектакль по этой пьесе поставлен во МХАТе в 1926 году режиссёром Ильей Судаковым, художественный руководитель постановки — К.С. Станиславский. Для этого Булгакову пришлось подогнать текст пьесы под требования цензуры. И даже тогда ее считали «опасной».

Сейчас странно вспоминать, но «мхатовские» «Дни Турбиных» были запрещены для показа на Украине. Само имя Булгакова в театральных афишах разрешили только в конце 80-х. Примечательно, что первым театром на Украине, осмелившимся на постановку Булгакова, стал наш театр им. А.В. Луначарского со спектаклем «Собачье сердце» (1988 г.) — его нашумевшая премьера состоялась в Киеве.

Однако вернемся к «Белой гвардии» режиссера Сергея Женовача — спектаклю, который будет показан севастопольцам 28 и 29 апреля. Оформил его главный художник МХТ им. А.П. Чехова, лауреат всех столичных театральных премий («Золотая маска», «Хрустальная Турандот», «Золотой софит», «Чайка») Александр Боровский.

Премьера состоялась 30 марта 2004 года. Главные роли исполняют Андрей Смоляков, Михаил Миронов, Наталья Рогожкина, Артем Быстров, Михаил Пореченков, Никита Зверев, Александр Семчев и др. Это поколение артистов, которых севастопольцы могли видеть только в кино, ведь поездка в Москву в последние 20 лет для многих была недоступной роскошью.

В предвкушении просмотра не стану описывать спектакль, однако представление о режиссерской задумке, идее постановки может быть полезным. Предлагаю вашему вниманию отрывок предпремьерного интервью Павла Руднева с Сергеем Женовачем для журнала «Ваш досуг»:

— Я слышал, что вы пьесу «Дни Турбиных» сильно расширяете за счет романа «Белая гвардия».

— Мы восстанавливаем историческую справедливость — раз уж считается, что художественный театр испортил роман, что пьеса стала компромиссом. «Дни Турбиных» были написаны на конкретных артистов МХАТа, воспитанных на Чехове. Нам захотелось уйти от этого и «дохнуть» на пьесу атмосферой романа. Мы размываем пьесу снами, предчувствиями, пророческими видениями. Нужно вернуться к восприятию Булгакова, невольно искаженному театром.

— Почему Сталину так нравилась эта пьеса?

— Михаил Афанасьевич был монархистом. Он любил сильные личности, мощные личности. Сталин это почувствовал. Ему это тоже было интересно. Речь Сталина в начале Великой Отечественной войны — это парафраз речи Алексея Турбина. Раньше многое казалось конъюнктурным, а сегодня видно, что Булгаков ни разу не покривил душой. Читаешь и становится не по себе: актеры играли этот текст под неусыпным оком вождя, который любил спектакль и видел его 17 раз. Они смели выходить на сцену, где стояла рождественская ель, петь гимн батюшке-царю и говорить о том, что есть «только две силы: большевики и мы». Это был поступок, которому нет равного. В главном театре Советской страны вдруг возникали люди, прошлое которых никогда не вернется. А между тем они жили только этим прошлым — застольями, печкой с изразцами, жили памятью о маме, жили домом. Настоящего нет и прошлого нет. Есть только будущее, неведомое и неощущаемое. Булгаков всегда жил ритмом будущего, ритмом вечного покоя, который только еще будет. Будущее парадоксальным образом смыкается с тем, что было в детстве: елка, мама — белая королева.

— Бывали ли вы в Киеве и ощущаете ли географический контекст «Турбиных»?

— Конечно. В Киеве сохранились квартира Турбиных, гимназия, где учился Николка. Когда МХАТ был на гастролях на Украине, Булгаков показывал лестницу, по которой бежал Николка, где он прыгнул, где ударился головой, каким проулком спасся. По этим маршрутам можно ходить до сих пор. Михаил Афанасьевич выдумку лепит с помощью реальности. Понять Булгакова без географии невозможно. Надо все «проходить ногами».

— Киевский мир будет отражен в декорации?

— Киев — это горки, холмы, Киев — это Андреевский спуск. Художник Александр Боровский установил на сцене образ среды. Мир вздыбился, пространство жизни «съехало вниз», перепуталось. Все рухнуло. Остались звезды в черном украинском небе, памятник Святому Владимиру с крестом, парящий над Киевом, и будущее, вечность».

Наш современник привык больше «смотреть под ноги», чем оглядываться в прошлое. Напоминание о Киеве, где снова «мир вздыбился», для многих может быть болезненным.

Но булгаковская «Белая гвардия» увидела свет в 1925 году, а пьеса вышла чуть позже — в 1926-м, когда боль Гражданской войны лишь немного утихла. Большой русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков взялся за перо, чтобы запечатлеть для будущих поколений трагедию крушения большого русского мира и маленького уютного мирка семьи Турбиных. Артисты МХТ приезжают в Севастополь, чтобы явить нам русский театр во всей его многосложности и простоте.

Другие статьи этого номера