Медиум

С Анной (назовем ее так) меня свела судьба на одном из семинаров по актуальной медицинской проблеме. В арендованную организаторами на три дня гостиницу съехался народ практически из всех регионов Украины. Нас с Анной, темноволосой хрупкой молодой женщиной, работающей главврачом больницы в районном центре, поселили в одном номере. Однажды, просматривая местные телеканалы, я наткнулась на шоу «Битва экстрасенсов», участники которой делились впечатлениями, в который раз удивленно вопрошая: «Ну как такое возможно?» В ответ на мое высказывание, что в телевизионном шоу возможно все, Анна лишь загадочно улыбнулась. К этой щекотливой теме моя соседка вернулась чуть позже, когда семинар подошел к концу и участники уже начали паковать вещи перед отъездом.- Знаешь, многие не верят, что общение с умершими возможно, а ведь это не выдумки, — начала разговор Анна. — Я говорю об этом, потому что точно знаю.

— Откуда это можно знать?

— Знаю, потому что я — медиум.

— …Анна, не обижайся, но в это трудно поверить.

— Я не обижаюсь. То, чем я занимаюсь, действительно необычно. К тому же я — врач, поэтому нормально отношусь к скептикам и уважаю их точку зрения. А способности свои я не афиширую, так как коллеги могут меня неправильно понять, хотя среди них тоже встречаются люди с необычными способностями, что позволяет им точно ставить диагнозы и феноменально лечить (улыбается). Но журналиста, наверное, трудно чем-либо удивить.

— Ты хочешь сказать, что обладаешь определенным даром? И сколько же тебе было лет, когда ты открыла в себе такие способности?

— Как рассказывала моя мама, впервые я поразила ее, когда мне было около трех лет. Сидя у мамы на коленях, я обняла ее за шею и назвала прозвищем, которым ее называла только ее бабушка, моя прабабушка, умершая за два года до моего рождения. Свои ощущения я помню лет с пяти: когда оставалась дома одна, ко мне приходила пожилая женщина и разговаривала со мной. Мне было с ней хорошо и спокойно.

А когда моя мама спустя несколько лет достала старый семейный альбом, то в нем были фотографии этой женщины — моей умершей прабабушки. Я пыталась рассказать обо всем этом маме, но она смотрела на меня, как на сумасшедшую. Родные считали меня фантазеркой и советовали никому не говорить о том, что со мной происходит. Лишь в 14 лет, когда со мной начали связываться другие умершие, я осознала, что не такая, как все, и начала использовать свой дар.

— Хорошо, предположим, что это действительно так. Умершие говорят тебе о целях своего визита?

— Нет. Часто приходится догадываться, чего они хотят. Как правило, они хотят успокоить своих близких, сообщить, что с ними все в порядке. Но иногда у них есть пожелания. Бывает, сидишь в кафе и вдруг видишь женщину, которая просит передать своей дочери, чтобы она сняла серьги и передала их ей. Рядом сидит девушка с такими серьгами, но не будешь же говорить ей, что ее умершая мама сейчас здесь и просит вернуть принадлежавшую ей вещь. В лучшем случае после этого меня сочтут за сумасшедшую. Или мошенницу. А попасть в психиатрическую больницу или милицию, как ты понимаешь, мне совсем не хочется.

— Ты говоришь, что видишь умерших. Как ты с ними разговариваешь, как вообще происходит ваше общение?

— Сначала мое тело покрывается «гусиной кожей», потом я вижу силуэты людей, почти неуловимые, а их голоса звучат у меня в мозге. Если они хотят что-то показать, то делают это опять же с помощью образов, возникающих в моем мозге.

— Вы говорите на русском языке?

— При общении язык не имеет значения. Мне все равно, какой национальности умерший, наше общение происходит телепатически.

— С душами умерших могут общаться только медиумы или для других людей это тоже возможно?

— Это доступно всем, только большинство людей не обращают внимания на различные знаки, которые нам подают умершие. Так, ушедший от нас близкий человек может приходить во сне. Могут пропадать, а через некоторое время находиться оставленные на столе очки, ключи, вещи. Могут падать тарелки из сушилки, дрожать на столе стакан, позвякивать в чашке ложка… Все это знаки. Но люди привыкли жить в физическом мире, не задумываясь, что их ожидает в потустороннем. Однако потусторонний мир существует, а медиум является лишь мостиком, соединяющим эти миры.

— Умершие рассказывают тебе о том мире?

— Лишь немного. Например, что когда чья-то душа покидает тело, ее сразу встречают души близких, умерших ранее. Потом наступает период созерцания и переосмысления жизни, прожитой в нашем материальном мире. Те, кто совершал ошибки и причинил горе другим, имеют возможность извлечь урок. Но то, что уготовано лично ему там, каждый может узнать лишь после своей смерти.

— Родные принимают твой дар?

— Мама с этим смирилась, а вот муж… Когда я призналась ему, что вижу мертвых, он посмотрел на меня, как на больную. Я обращала его внимание на некоторые знаки, но он все равно мне не поверил. В итоге мы расстались.

— Что ты хотела бы пожелать людям исходя из своего опыта?

— Я хотела бы сказать, что счастье зависит не от материальных вещей. Если здорова душа, то будет здорово и тело. Поэтому гоните от себя негативные мысли, ищите в жизни позитив. В потустороннем мире титул, звание и богатство не имеют значения. Будьте добрыми, позвольте своей душе расправить крылья, и тогда все у вас будет хорошо.

* * *

Вот такое получилось интервью с медиумом. Я долгое время не решалась его публиковать. Прощаясь, мы обменялись с Анной телефонами. Но теперь, когда связь с Украиной утрачена, созвониться с ней не представляется возможным. Словом, хотите — верьте в сказанное, хотите — нет. Но моя собеседница была права в одном: у каждого должно быть собственное мнение. И это мнение необходимо уважать.

Другие статьи этого номера