А не сорить не пробовали?

А не сорить не пробовали?

Севастопольские общественники организовали первый мусорный пресс-тур по городу-герою. Посещение исторических мест — обязательно. Свалки там весьма живописные.

Например, визитная карточка города — обелиск «Штык и Парус»: возле него — куча пластиковой тары. Дальше — склон, ведущий к пляжу «Хрустальный», — печальная картина. Разговоры о мусоре в последнее время напоминают борьбу с ветряными мельницами: что-то делается, где-то пишется, но почему-то становится все хуже и хуже.

— Мы за свой счет издали «Белую книгу» свалок Севастополя, — говорит активист движения Sevsvalki.net Илья Киселев. — В этой книге — 50 свалок. А всего их — более тысячи. Будем вручать их всем ведомствам, в том числе и федеральным — прокуратуре, «Роспотребнадзору», представителям правительства. Мы уже несколько лет боремся с этой проблемой, начали еще при Украине, организовываем субботники, убираем свалки — они появляются вновь. Что-то меняется, только не в лучшую сторону.

В «Белой книге» — «живописные» фотографии, явно не фотошоп. Впрочем, увидеть город во «всей красе» может любой желающий в ежедневном режиме. Только во время пресс-тура журналисты посетили четыре свалки в центре. Правда, их намного больше. Сразу за Севастопольским центром культуры и искусства (ул. Ленина) есть смотровая площадка, откуда открывается вид на Южную бухту. Стоять цивилизованному человеку здесь неприятно. Эту свалку общественники убрали в июле — хватило на две недели.

— Это какая-то мистика: даже если свалку убрать, все почистить, разбить клумбу, все равно она образуется вновь, — говорят общественники. — Как будто территория уже помечена, как животными: люди знают — мусор бросать сюда. И бросают без стеснения.

Артбухта. В Сенявинском сквере — залежи бытовых отходов рядом с туристическими отходами. Хотя контейнеры периодически опорожняют, размещены они не совсем удачно: мусор сносят сюда из близлежащих заведений, когда их собственные баки переполняются. По словам Ильи Киселева, в этом месте необходимо расширить контейнерную площадку и, возможно, найти новых подрядчиков.

Красивое место в городе — оградительный мол Севастопольской бухты. Активисты движения трижды проводили субботники, подарили городу десять урн. Урны установили — четыре из них были украдены (наверное, в них теперь красуются цветы на чьей-нибудь даче). Возле оставшихся шести — явление под названием «мусор». По молу летают пакеты, валяются бутылки. Через два часа пресс-тура от свалок устали все — никакого позитива от поездки. И стыдно, и видно.

Последняя точка маршрута — бывший военный аэродром «Южный». Со взлетной полосы аэродрома давно уже не взлетают вертолеты, зато летает… Да что только там не летает! Причем явно не имеющее отношения к малой авиации. Свалка впечатляет своими размерами и залежами, явно созданными не за год и не за два. Убрать ее во время субботника нереально — понадобятся несколько грузовых машин и пара тысяч человек.

— Никто здесь не убирает, бесхозная земля, — говорит Илья Киселев. — Наши активисты проводили рейды, устраивали засады. Долго ждать в засаде не пришлось — сюда часто приезжают машины со строительным мусором. Ловили, вызывали полицию, которая составляла протоколы, выписывались штрафы. Водители машин, естественно, говорили, что ехали и случайно увидели свалку, поэтому и решили сюда заехать, раз такое дело.

Список севастопольских свалок можно продолжать бесконечно. Выражение «город утопает в мусоре» как-то уже и не отображает реальных масштабов бедствия. Здесь подошло бы другое, более емкое слово, но оно не слишком цензурное для газеты. Подобные городские пейзажи характерны для стран третьего мира. А в России, пожалуй, мы могли бы претендовать на одно из первых мест в рейтинге «Самый замусоренный город страны». Проблема стала настолько критичной, что ее озвучили в правительстве на аппаратном совещании. Как сообщил директор департамента городского хозяйства Олег Казурин, мусор вывозится: «На самом деле это — политика. Людям говорят о том, что ничего не делается, но если бы ничего не делалось, я полагаю, весь город состоял бы из одной большой свалки».

Очевидно, что делать нужно больше и решать наболевший вопрос как-то более глобально. Пока же складывается совершенно безвыходная ситуация. То ли люди у нас в городе живут совсем неопрятные, то ли туристы приезжают самые неаккуратные, да еще и круглый год… Но абсолютно ясно, что нужно объединять усилия — и властей, и общественников, и управляющих компаний, и простых жителей. А то получается — надежда лишь на президента: недавно жители Севастополя подготовили петицию на имя Владимира Путина, в которой сообщают главе государства, что «в городе сложилась катастрофическая ситуация с вывозом и утилизацией мусора».

А не сорить и убирать за собой не пробовали?

Фото Дмитрия Метелкина.

Другие статьи этого номера