О вреде «пассивного курения»

«Пользуетесь ли вы услугами севастопольских рынков и как оцениваете их
работу?»
Ну то, что вопрос с подвохом, сразу поняли многие наши читатели. «А если
я не пользуюсь, то как могу оценить? — съехидничал первый же
позвонивший, представившийся Виктором Петровичем (пр. Генерала
Острякова, 56). — У нас весь город — сплошной рынок. Нет, теперь уже не
сплошной, а тотальный. Там, где рынков раньше не было, теперь
махровым цветом зацвели ярмарки. Даже если и пытаешься не
пользоваться, все равно ощущаешь себя в роли какого-то «пассивного
курильщика»… Вам интересна оценка «пассивного курильщика»?»Нам все оценки интересны. И к разговору с Виктором Петровичем мы еще вернемся. Но он очень образно сформулировал суть проблемы, над которой сейчас бьются лучшие управленческие умы города. До начала карантина, связанного с африканской чумой свиней, в Севастополе насчитывалось 26 стационарных рынков и около двух десятков торговых ярмарок. По совокупности торговых мест это гораздо больше, чем предусмотрено стандартами и нормативами Российской Федерации на душу населения. Вопрос надо приводить к общему знаменателю, в чем солидарны (редчайший по нынешним временам случай) обе ветви севастопольской власти. По мнению на момент высказывания еще председателя заксобрания Алексея Чалого, «ситуация в долгосрочной перспективе должна измениться. Должно быть меньше рынков. Необходимо, чтобы они были крытыми и обеспечивали нормальные условия торговли. Инвентаризация — это первый шаг к разработке программы, и она нужна для того, чтобы понять текущее положение дел. Это будет долгосрочная многоплановая программа, рассчитанная на несколько лет. Она должна быть открытая, доступная для горожан и предпринимателей» (конец цитаты).

Как задуманное реализуется на практике — другой разговор. Но генеральная линия понятна, и от нее никто на сей день по обе стороны ул. Ленина не открестился. Так что разговор с читателями у нас происходил не то чтобы в прямом контексте рыночного реформирования в Севастополе, но достаточно часто этот контекст затрагивал.

«Вот вы спрашиваете, пользуюсь ли я услугами севастопольских рынков? Да у меня вся семья с рынка живет!» Далее Виктория Петровна (ул. Ерошенко) рассказала достаточно обычную для нашего города историю массового утекания мозгов из севастопольского ВПК на городские рынки: когда-то с мужем работали на «Муссоне», теперь на одном из рынков держат небольшой продуктовый павильон (нестационарный торговый объект). «Все, что у нас есть. Таких, как мы, в Севастополе — тысячи. Сейчас владельцев НТО в соответствии с новыми схемами размещения объектов вынуждают идти на конкурсы, в которых мы по сравнению с соискателями с «материка» неконкурентоспособны. Для них это — просто бизнес, для нас — способ существования», — закончила исповедь Виктория Петровна.

В принципе, можно было и не заострять, но таких звонков оказалось 25 процентов. Кроме того, по электронной почте редакция получила и довольно пространный ответ на заявленную тему от экономиста, который представился Владимиром Тихоновичем. Он сразу сделал акцент на том, что «в принципе, общее направление реформ следует приветствовать. Со ста рублей оборота любой супермаркет платит больше, чем любой мелкий торговец. За супермаркетами, безусловно, будущее, потому, что и условия покупки там для людей лучше, и в бюджет они будут платить больше, и ассортимент, а значит, и выбор богаче. У супермаркета есть два основных показателя: количество покупателей и сумма среднего чека. Так вот, для увеличения первого показателя там должны формировать различный ценовой сегмент для каждого товара, чтобы любой покупатель мог найти товар по своим финансовым возможностям. Второй показатель супермаркеты увеличивают в основном не ценой товара, а более широким ассортиментом и большим количеством позиций в каждом чеке. То есть не стоит волноваться, что в супермаркете останутся только дорогие товары. За малообеспеченного покупателя там тоже идет борьба. С точки зрения сбалансированной социальной политики это имеет на самом деле очень существенное значение. В отличие от ситуации на городских рынках. Откровенно говоря, язык не поворачивается их так называть. Рынок — это вообще-то базар. Там принято торговаться. Но на севастопольских базарах это не принято. Цены стабильнее, а нередко и выше, чем в супермаркетах!»

А вот тут с Владимиром Тихоновичем трудно не согласиться. Да и примеры из жизни наши читатели, как говорится, подбросили.

Наталья Леонидовна Самарская (пр. Героев Сталинграда) доверительно сообщила, что, например, на Центральном рынке она принципиально ничего, кроме мяса и творога, не покупает. «Вы знаете, какие там цены на овощи и фрукты? В полтора-два раза выше, чем на «Чайке» или 5-м километре! Я вообще не понимаю, зачем они там стоят: ни разу не видела, чтобы у них хоть что-нибудь купили!»

Откровенно говоря, покупают, но очереди нет. А вот в импровизированных (на первый взгляд) торговых рядах, стабильно раскинувшихся аккурат перед главным входом на Центральный рынок, обычно людно. Товар там ничуть не хуже, а цены чуть-чуть, но ниже. Полная иллюзия, что снабжаются и те, и другие из общего склада… Просто витрина магазина расположена на рынке, а прилавок — за его оградой. А вот «крыша» у этого сооружения, ну по-о-олная иллюзия, что общая.

Кстати, аналогичной иллюзией поделился и Иван Николаевич Литвинцев с ул. Генерала Жидилова. Его уже много лет не покидает ощущение, что у всех севастопольских рынков — один хозяин. Это если судить по ценам.

Впрочем, на эту пикантную особенность обращали внимание многие севастопольцы. И даже те, кого с полным правом можно отнести к властям предержащим. Это до середины Днепра редкая птица долетит, а вот севастопольские губернаторы практически все заявляли, а некоторые даже пытались бороться с монополизацией рынка сельхозпродукции хорошо организованными перекупщиками. Последний украинский губернатор В. Яцуба, например, реально организовал прибытие нескольких автопоездов с овощами и фруктами из соседнего Бахчисарайского района. Забавная история получилась. Ее рассказал на аппаратном совещании профильный заместитель губернатора. В общем, не всем конкурентам автопоезда дружбы (не путать с «поездами дружбы» — они нам всем традиционно очень не понравились. — Ред.) пришлись по душе. В местах, где бахчисарайцы пытались организовать торговлю, были зафиксированы попытки «договориться» с поставщиками, факты вымогательства денег «за место» или «за обеспечение спокойной жизни».

Более того, замгубернатора заявил, что «мы знаем, кто выходит с такими «предложениями»: это те люди, которые заинтересованы, чтобы цены не снижались. Мы знаем их, и весь город тоже узнает». Город замер в предвкушении, но имена так и не прозвучали. А зама, по странному случайному стечению обстоятельств, вскоре уволили.

«У меня такое ощущение, что перекупщики у нас передают свой бизнес по наследству. Годы идут — ситуация не меняется», — поделился наблюдениями Петр Иванович с ул. Правды (прямо какое-то символическое совпадение. — Ред.).

К счастью, он не совсем прав. Кое-что все-таки начинает меняться. Так считает уже упоминавшийся выше экономист Владимир Тихонович. Он с удовлетворением отметил положительный отчет директора ГУПС «Управляющая компания оптово-розничных торговых комплексов Севастополя» Андрея Семенова об итогах работы предприятия за 2015 год. Хотя и сделал странный для экономиста акцент. Похвалил не за значительно выросшую (в четыре раза по сравнению с 2014 годом) общую сумму налогов и сборов в бюджет, а за смелость подходов при внедрении прозрачной системы учета и оплаты торговых мест.

Это, по мнению Владимира Тихоновича, бьет по рукам перекупщиков, не позволяя им искусственно манипулировать торговыми местами как инструментом контроля за ценообразованием. Это правильно. Но не это главное. Главное: что дальше? На фоне тотальной убыточности остальных ГУПов с Семеновым в правительстве сейчас носятся, как с героем, считает наш эксперт. Повышение доходности предприятия — важная, но в данном случае не главная цель. А главную задачу своего предприятия — обеспечение продовольственной безопасности горожан — там еще, разумеется, не выполнили. Но своим примером показали, что добросовестные, принципиальные и, если хотите, мужественные люди в рядах нынешних реформаторов все-таки есть. Весь вопрос: много ли их? Потому что один в поле не воин. Тут как раз именно такой случай.

Посмотрим, как будет развиваться дальнейшая ситуация на наших рынках в контексте, разумеется, реформирования, которое должно закончиться к 2020 году. Количество их должно уменьшиться, но качество работы — многократно возрасти. И вот еще что. Все рынки к 2020 году должны обрести крышу. Не кавычу, потому что в данном случае речь идет о том, что все они будут крытыми…

Ну и вернемся к нашему «пассивному курильщику». Раз уж было обещано. Виктор Петрович вообще-то не против рынков и ярмарок. Просто в их сегодняшнем обилии пытается разглядеть хоть какую-то пользу для ценообразования и общего повышения качества услуг на потребительском рынке. И не видя ничего подобного, ощущает себя «пассивным курильщиком». А пассивное курение здоровью общества, как известно, очень вредит.

* * *

А мы предлагаем нашим читателям очередной «Вопрос в лоб»: «ЧЕМ ВЫ БОЛЕЕ ВСЕГО ОБЕСПОКОЕНЫ (МАТЕРИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, ЗДОРОВЬЕ, ВОЗМОЖНЫЕ ПРИРОДНЫЕ КАТАКЛИЗМЫ ИЛИ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ, УРОВЕНЬ ПРЕСТУПНОСТИ, ПОТЕРЯ РАБОТЫ И Т.Д.) И ПОЧЕМУ?»

Ответ на него можно дать в пятницу, 25 марта, с 13 до 14 часов по телефону 54-49-34 или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника (28 марта).

Другие статьи этого номера