Разведчики не видят снов

Разведчики не видят снов

Традиционно с самых давних времён разыскное дело было
исключительно мужской профессией, и впервые в мире, сначала только
вскоре после установления в России советской власти, в этой сфере
деятельности постепенно стали появляться представительницы тех, кого
именуют слабым полом.
Однако и в СССР до самого конца его существования разыскное дело
оставалось преимущественно мужской профессией, и женщин в нём было
занято, мягко говоря, не так уж и много. Поэтому в севастопольской
организации ветеранов уголовного розыска в настоящий момент состоит
только одна женщина, которая, впрочем, по насыщенности своей
прошлой служебной биографии и проявленным во время службы
профессиональным качествам стоит многих. И здесь, сейчас, речь пойдёт о
подполковнике Марине Игоревне Антошкиной, коренной жительнице
Севастополя.В 1974 году она сразу после получения среднего образования поступила на работу в одно из многих в то время в нашем городе научно-исследовательских учреждений, но достаточно быстро, уже спустя два года, решила избрать более романтическую, на её взгляд, профессию, попытав свои силы и способности в милицейском деле.

При этом замах у Марины очень быстро оказался сразу такой, какой и не у всякого мужчины встретишь, поскольку свои силы и способности она решила попытать в одном из самых на тот момент секретных подразделений тогдашней советской системы органов внутренних дел, её разыскных структур в лице службы скрытого наблюдения, про которое почти до самого конца СССР не упоминалось ни в тогдашних средствах массовой информации, ни в доступной широким массам юридической литературе, ни даже в детективной литературе.

По вполне понятным причинам её приход в эту систему не был мгновенным. Сначала полгода службы рядовым милиционером — охранником в городском дивизионе по охране водных объектов, затем трёхмесячная профессиональная подготовка в Симферопольском центре подготовки рядового и младшего начальствующего состава милиции, и только после этого в звании сержанта она получает должность «разведчик» в отделении скрытого наблюдения городского управления внутренних дел.

Эта служба в качестве агента наружного наблюдения продолжалась у неё пять с половиной лет. За это время данное отделение превратилось в один из отделов городского УВД, а она выросла в должности до «старшего разведчика».

Одновременно со своей службой в данной секретной разыскной структуре Марина занималась и повышением своего образовательного уровня, окончив в 1984 году юридический факультет Одесского государственного университета по специализации «уголовное право» и получив диплом юриста-правоведа.

Даже ещё неоконченное высшее образование позволило ей получить лейтенантские погоны и в 1982 году — офицерскую должность в инспекции по делам несовершеннолетних Ленинского РОВД. Там она проработала до конца 1985 года.

Затем последовал новый этап милицейской службы — следственное отделение Ленинского РОВД, в котором она проработала семь лет, с 1985-го по 1992 год, достигнув должности начальника следственного отделения — заместителя начальника районного отдела по следствию.

Последние годы работы в милиции были насыщены карьерным ростом: 1992-1994 годы — начальник криминальной милиции Гагаринского района — первый заместитель начальника Гагаринского РОВД. Кстати, ни до неё, ни после ни одна из женщин больше не занимала подобной должности.

В 1994-1995 годах Марина Игоревна поднялась ещё на одну служебную ступеньку, став начальником отдела участковых инспекторов городского управления внутренних дел. Но в июле 1995 года уходит на пенсию, поскольку, по её словам, «я так и не сумела вписаться в те реалии, которые стали преобладать в милицейской службе после распада СССР».

Столь богатый и разнообразный служебный опыт собеседницы неизбежно вызвал со стороны интервьюера вопрос о том, как обстояли дела в борьбе с преступностью в советский период истории Севастополя, именно тогда, когда шло её профессиональное становление.

Борьба с преступностью всегда предусматривает профессионализм тех, кто эту борьбу с ней ведёт, и здесь, по мнению Марины Игоревны, опыт советского периода также весьма показателен. Люди становились сотрудниками уголовного розыска, пройдя по нескольку ступенек милицейской службы, часто в различных её структурах, обогатившись тем самым служебным опытом, знанием жизни и людей.

Другие статьи этого номера