Боль «Новороссийска»

Боль "Новороссийска"

В городе Курске уже стало традицией ежегодно поминать моряков,
погибших в ночь на 29 октября 1955 года в бухте Севастополя при взрыве
линкора «Новороссийск» и во время борьбы за его живучесть. Зародился
этот почин по инициативе председателя морского клуба «Кают-компания»
капитана 1 ранга в отставке Олега Борисовича Голеусова (к сожалению,
уже покойного). Доброе начинание ныне продолжают капитан 1 ранга в
отставке Дмитрий Анатольевич Лифинский и моряки, входящие в состав
«Кают-компании», а также совет ветеранов ВМФ города Курска. Сердечно
благодарю всех, кто приходит на поминальную панихиду, и особенно
кадетов морских классов школы N 18 имени командира миноносца
«Стерегущий» Александра Сергеева, а также директора этой школы —
энергичную, красивую, с отменной офицерской выправкой Светлану
Геннадьевну Медвецкую! И скажу откровенно: нет ничего сердцу милее,
чем видеть здесь (вдали от морей и океанов) подтянутых юношей и
девушек в настоящей морской форме доблестного флота России! Хочу
поделиться с уважаемыми читателями своими мыслями и чувствами,
связанными с этой памятной для патриотов ВМФ печальной датой.ВСПОМИНАЯ ДВУХТЫСЯЧНЫЕ ГОДЫ

Так уж скорбно сложились события прошлого, что 12 августа 2000 года в Баренцевом море взорвался атомный ракетный подводный крейсер «Курск», а 29 октября того же года исполнилось сорок пять лет со дня не менее ужасной трагедии — загадочного взрыва в бухте Севастополя флагманского линкора «Новороссийск». Печально-горькие даты не только для родных и друзей моряков, погибших в этих катастрофах, но и для всех людей, кому небезразлична история военного флота России.

По-видимому, именно тогда, осенью 2000 года, и состоялось в нашем городе первое большое официальное мероприятие, посвященное трагедии «Новороссийска». В Михайловском морском храме прошла панихида, а затем уже у Мемориала памяти павших воинов мы возложили венки и цветы к Вечному огню и стояли в почетном карауле в память о черноморских моряках. Еще было достаточно тепло и грело солнце (в отличие от нынешнего октября, когда выпал снег), поэтому многие моряки пришли в тот день в летней парадной форме…

Уж и не вспомню сейчас точно, как именно (наверное, «сориентировал» меня председатель совета ВМФ Алексей Иванович Волков), но в те годы я познакомился с интересными людьми. Первым был Алексей Гаврилович Мазуров, высокий и поджарый, в прошлом — водолаз КЧФ. Я был весьма удивлен, когда узнал, что именно ему одному из первых (или даже самому первому) начальство приказало срочно погрузиться и обследовать борт и днище линкора «Новороссийск» и (если это будет возможно) попытаться войти в пробоину. И Алексей Гаврилович с честью выполнил задание: рискуя порвать скафандр или воздушный шланг об острые заусеницы разорванных и погнутых корпусных конструкций (шпангоутов, пиллерсов, бимсов и листов обшивки), сумел-таки войти в пробоину и обследовать внутреннее пространство носовой части линкора, искореженное взрывом. От него командование и узнало, что края пробоины вогнуты внутрь корпуса! Стало быть, взрыв произошел вне корабля! До этого точно не было известно, где именно произошел взрыв: снаружи или внутри линкора…

Вторым человеком, участником данной трагедии, является Федор Егорович Гостев, служивший непосредственно на линкоре. Ему в ту холодную роковую ночь повезло остаться в живых. Он приносил мне свои флотские фотографии, которые я переснимал. Это худощавый и седоватый человек среднего роста, весьма скромный и немногословный. Я всегда видел этих двух ветеранов-севастопольцев в День ВМФ на торжественных собраниях и на возложении венков к Вечному огню.

Третий земляк (из города Щигры), Станислав Григорьевич Малыхин, старался в схихотворных строках передать свою боль и память о той ночи 29 октября, которую ему также удалось пережить.

Еще мне повезло познакомиться с двумя милыми женщинами, которые много сил и времени затратили на поиск сведений о моряках «Новороссийска». Моя землячка, Таисия Петровна Щедрина, искала фотографии и биографии моряков — уроженцев Курской области, погибших на линкоре. Ее подвигло на поиски то обстоятельство, что среди погибших был ее двоюродный брат — Сергей Чумаков. Таисия Петровна познакомила меня (заочно, конечно) с Ольгой Васильевной Матусевич — вдовой погибшего на линкоре капитана 3 ранга Ефима Михайловича Матусевича.

Несколько лет я имел честь переписываться с Ольгой Васильевной, даже успел переснять ряд фотографий, которые она мне присылала, заказать с них копии и (вместе с оригиналами) возвратить снимки в Севастополь. И мне, не скрою, было приятно, когда Ольга Васильевна в письме поблагодарила и сообщила, что… до сей поры она сама заказывала копии фотографий и рассылала их по всей стране. Я преклоняюсь перед этой мужественной женщиной, которой пришлось после того страшного взрыва остаться одной с двумя маленькими дочурками, растить и воспитывать их. А еще — перед ее удивительным подвижничеством, ведь сколько биографий и фотографий моряков-линкоровцев она нашла и бережно систематизировала! Как оценить этот многолетний и чрезвычайно кропотливый труд?!

Увы! Время безжалостно даже к поистине святым людям, которые уйму времени потратили на то, чтобы сохранить память о погибших. Умерла Таисия Петровна Щедрина, а затем ушла из жизни Ольга Васильевна Матусевич. Прошедшим летом ветеран КСФ Алексей Иванович Волков сказал мне, что уже нет в живых и бывшего водолаза Алексея Гавриловича Мазурова. Его сбила машина, когда он отправился в магазин за продуктами. А земляк-щигровец Станислав Малыхин умер еще в начале «нулевых» годов.

В некотором роде считаю себя виноватым перед светлой памятью Ольги Васильевны Матусевич из-за того, что не переписывался с ней до ее последнего дня… Причина — нелегкие поиски малоизвестных патриотов-земляков, погибших в Великую Отечественную войну. Эти исследования отвлекли меня от переписки с Севастополем; о кончине Ольги Васильевны я узнал уже позже через Интернет. Надеюсь, что еще удастся посвятить этой неординарной женщине и ее героическому мужу-офицеру очерк или рассказ.

УВЕКОВЕЧИВАЯ ПАМЯТЬ

26 мая 2002 года в ограде Михайловского морского храма (в котором в 1863 году принял крещение будущий герой Порт-Артура Александр Семенович Сергеев) по инициативе и на средства членов морского клуба «Кают-компания» был открыт и освящен скорбный памятный знак курянам, погибшим на ЛК «Новороссийск». Знаю, что большой камень для этого памятника привезли из карьера, который находится рядом с городом Железногорском Курской области. В этом карьере добывается железная руда. На камне установлена мемориальная табличка с именами 13 земляков, погибших на линкоре. Приведу список моряков, который есть у меня:

Губин Михаил, старшина 2-й статьи;

Косухин Александр, старшина 2-й статьи;

Медовкин Григорий, старшина 2-й статьи;

Машин Михаил, старший матрос;

Минаков Дмитрий, старший матрос;

Таранов Владимир, старший матрос;

Матвеев Анатолий, матрос;

Мишин Валентин, матрос;

Огурцов Александр, матрос;

Рязанцев Александр, матрос;

Харичков Андрей, матрос;

Чумаков Сергей, матрос;

Шевяков Александр, матрос.

Именно у этого памятного знака и проходят поминальные митинги по «новороссийцам», а в самом Михайловском храме отец Сергий служит панихиду по погибшим воинам.

«НЕ НАШ ФОРМАТ»!..

В курских, крымских и центральных газетах уже не раз печатались статьи, посвященные севастопольской трагедии. Выходили и книги. Поэтому о деталях той скорбной ночи 55-го года говорить не стану. Расскажу лишь об одном эпизоде, который лег на сердце неприятным осадком.

Вспоминаю осень 2005 года. Тогда в октябре исполнялось 50 лет(!) со дня гибели ЛК «Новороссийск». И что удивительно: в средствах массовой информации в те дни об этом я ничего не услышал и не прочитал. Считая своим долгом помянуть в эту «круглую» скорбную памятную дату всех моряков-«новороссийцев», быстро подготовил очерк и задумался: в какую же газету его передать? Мне хотелось, чтобы эту статью прочитали в разных областях России, поэтому направился в корпункт одной из центральных молодежных газет, располагавшийся тогда в гостинице «Курск». Сотрудники этого корпункта готовили специальный вкладыш в данную газету с материалами непосредственно из нашего курского региона. Я принес молодой корреспондентке распечатанный текст и его электронную версию с отсканированными фотографиями и попросил ее переслать материал в Москву, в головную редакцию. Где-то через неделю снова пришел к этой барышне и поинтересовался, переслан ли мой материал. Увы. Девушка невинно ответила, что с материалом она ознакомилась и что… «это не наш формат»! Вот так, буквально слово в слово.

Мне стало горько и обидно. Не за себя, а за преданную память! В молодые годы я с удовольствием выписывал эту центральную газету. Она была очень интересна (тогда) и весьма злободневна. И в ней часто проходили материалы об истинных героях нашей Родины. Но годы перестройки и реформ весьма изменили газету, и не в лучшую сторону, на мой взгляд. Пока я ждал «у моря погоды», прошел месяц со дня памяти экипажа ЛК «Новороссийск». И тогда мой коллега по работе Александр Шевелев помог переслать материал в «Советскую Россию». Что меня поразило: буквально через сутки я увидел свой очерк «Эхо взрыва длиною в полвека» в свежем номере «Отечественных записок» за 1 декабря 2005 года! А позже узнал, что он выложен и в Интернете.

Сейчас с теплотой вспоминаю, как Ольга Васильевна Матусевич очень по-доброму отозвалась об этой статье и поблагодарила за фотографии, напечатанные в данном очерке. Она же указала мне и на две неточности, допущенные тогда мною. Позже в материале «Слово о флаге», напечатанном в московском морском журнале «Виктория! Большой сбор» (N 4 за 2007 год), я также вкратце рассказал о ее муже Ефиме Матусевиче, который остался вместе со своими подчиненными матросами и старшинами в низах линкора. В борьбе за спасение корабля участвовали также и аварийные партии моряков с других кораблей. И многие из них погибли.

Одна из дочерей Ольги и Ефима Матусевич прислала мне компакт-диск с фотографиями кораблей КЧФ, а сама Ольга Васильевна в письме однажды сообщила, что флаг линкора-флагмана… продолжает свою службу! Ведь на ночь гюйс и флаг спускали и относили в штурманскую рубку, которая находилась в башенноподобной мачте корабля. При опрокидывании эта мачта ушла в донный ил! Позже, готовя линкор к подъему, водолазы срезали данную мачту, и она навеки осталась на дне бухты Севастополя. И можно сказать (даже не прибегая к аллегории), что линкор «Новороссийск» и ныне гордо несет флаг ВМФ СССР!

В. ЖИДКИХ, пос. Тим Курской области.

На снимках: Ольга и Ефим Матусевич, Севастополь; Таисия Петровна Щедрина, Курск, 15.01.2006 г.; митинг памяти о моряках ЛК «Новороссийск» в ограде Михайловского храма, Курск, 29.10.2016 г.; памятный знак «Погибшим на линкоре «Новороссийск», Курск.

Фото В. Гайдукова.

Другие статьи этого номера