Деревенские свадьбы, первые уроки честности и ребенок в чемодане

Деревенские свадьбы, первые уроки честности и ребенок в чемодане

Анатолий Алексеевич Смирнов: капитан 1 ранга в отставке. Служил на
кораблях и в частях Северного, Черноморского флотов, прошел путь от
матроса до высоких руководящих должностей. В период офицерской
службы окончил Военно-морскую академию в Ленинграде, а параллельно
— и Ленинградский госуниверситет по специальности «историк —
преподаватель истории и обществоведения». В Севастополе проживает с
семьей с середины 50-х годов минувшего столетия. Газету «Слава
Севастополя» выписывает почти 60 лет.КАБЛУКИ С ПОДКОВАМИ

— В наши детские годы мы и представления не имели о городской жизни. Первый раз я увидел паровоз в возрасте 12 лет, — рассказывает Анатолий Алексеевич Смирнов. — Звуковое кино посмотрел не ранее 15 лет. Но мы в детском возрасте хорошо знали народные приметы, обычаи, народные танцы, пляски и песни, все престольные праздники. Сколь красивы были многие обряды, обычаи, песни, танцы! Большинство из них ушло в небытие. А жаль! Хочу рассказать, как это было в моей родной деревне Пиль-Гора в Капшинском районе Ленинградской области.

Мы, молодежь, очень любили плясать кадриль, бальные танцы. Любое празднество начиналось с кадрили. Это были своеобразные соревнования между парнями и девчатами из разных деревень. Если мне память не изменяет, кадриль состояла из 12 замысловатых танцевальных узоров. К каждой беседе (так называли вечерние посиделки в чьем-либо доме или в избе-читальне) парни подбивали каблуки металлическими подковами, чтобы сплясать кадриль «с жаром». Ее плясали чаще под балалайку или гармошку. Приходилось и мне плясать «кадрешку» или играть для плясунов. В детстве я играл на балалайке, гитаре, мандолине, гармошке, немного на баяне.

Очень интересно, ритуально игрались в деревне свадьбы. Их сценарий складывался веками, все было продумано до мелочей: и весело, и целесообразно. В гривы лошадей, на которых поедут молодые и весь свадебный кортеж, вплетались разноцветные ленты, а на шею лошади надевалось ожерелье бубенцов разных мелодий. (Такое ожерелье из десяти бубенцов разной тональности звучания я храню как дорогую реликвию).

На свадьбах исполняются специально сочиненные народом песни, шутки, прибаутки, интермедии. Утром никто не сядет за завтрак, пока жених и невеста не принесут воды из колодца и не согреют чай в самоваре. Свадебный сценарий рассчитан на 2-3 дня, и все, что в эти дни делается, — целесообразно, разумно, интересно, весело и запоминается на всю жизнь как яркое, важное событие.

Кстати, с моей будущей супругой Валей мы в одной деревне родились, в одной школе с 1-го по 7-й класс учились, на 25-м году поженились. И хоть жили на тот период уже в Ленинграде, свадьбу играли в родной деревне. В 50-е годы прошлого века нашей деревни не стало. Жители в разное время разъехались кто куда, и теперь место деревни заросло бурьяном.

КОРДИЛЬЕРЫ В РУССКОМ ЛЕСУ

Учиться мне пришлось в разных учебных заведениях в общей сложности более 20 лет: окончил и среднюю школу, и ветеринарную, и сельхозтехникум, и госуниверситет, и военно-морское училище, и военно-морскую академию. Так сложилось. Но отдельно остановиться хотел бы на школьной поре. Наша начальная школа-четырехлетка располагалась в старом помещичьем доме в четырех верстах от дома.

Воспоминания об учебе связаны с учителями: Яковом Петровичем Мининым, потерявшим ногу в Гражданскую войну, Павлом Матвеевичем Лебедевым. Последний был направлен к нам учительствовать после демобилизации с Военно-Морского Флота. В то время учительствовать назначали толковых людей, независимо от того, имели они или нет специальное педагогическое образование.

Павел Матвеевич явился перед нами во флотских брюках клеш, в бескозырке «Балт-флот», черном бушлате. Надо было видеть восхищение всех. Именно этот человек зародил у меня мечту о флоте.

Вспоминаю, как он взял нас, мальчишек, в русскую баню и показал, как флот может париться. Затем показал, как надо растираться снегом в мороз. Мы во всем старались ему подражать. Он и Яков Петрович свои педагогические затеи умели подать нам как игру. Только спустя годы я понял, насколько это было умно. Приведу несколько эпизодов. Первый: урок географии. Нам дают представление о странах, материках, географических открытиях. Дают интересно, увлекательно, образно в классные часы. Не менее увлекательно задают домашние задания. Не вызубрить, нет! Нарисовать карту своей округи и условно дать название горам, рекам, лужам, долинам, лесам, оврагам. И на наших картах на месте деревенских долин и полянок появляются Америка, Франция, Япония, другие страны и континенты; горки приобретали названия: Гималаи, Пиренеи, Кордильеры, Урал. Обычные лужи становились морями, озерами, океанами, а ручейки — Волгой, Невой, Амазонкой, Вислой. За этими играми мы и не думали об оценках. Нам просто интересно было «играть», а играя, мы получали твердые неформальные знания.

Другой эпизод: начали изучать меры длины. Каждому из нас Павел Матвеевич поставил задачу: измерить расстояние от школы до своего дома. Прошел километр — вбей колышек. Я до сих пор помню те места, где воткнул километровые колышки на пути из школы.

А на математике при изучении мер счета Яков Петрович выносил во двор школы поднос с нарезанными кусочками хлеба. Возле каждого ставил табличку с ценой… и уходил к себе в учительскую. Нам надо было «купить» столько-то ломтиков, заплатить деньги, рассчитать сдачу, не допустив ошибок при сложении и вычитании. Я уверен, что так учитель не только развивал в нас математические способности, но и учил честности.

Тайну электромагнитных волн, «добывания» электричества Яков Петрович раскрывал, предварительно раздобыв невесть где киноаппаратуру с динамо-машиной (электрического света в деревне не было). И мы по очереди крутили эту машину, «вырабатывая» электроэнергию для мотора киноаппарата и показа «немого» фильма. Помню, как, проведав об этом, на такой урок пришла моя мама. Впервые увидев на импровизированном экране двигающихся людей, она выбежала вон с криком «Бесы!»

Грамотность людей вплоть до Великой Отечественной войны была, конечно, низкой. Мой отец, например, окончил лишь 4 класса церковно-приходской школы, любой текст письма, деловой бумаги начинал с заглавной буквы, а дальше весь текст писал без точек, запятых — в одно предложение… Что, однако, не помещало ему стать первым председателем колхоза и за короткое время сделать его сравнительно крепким хозяйством…

ТРУДНОСТИ НАС НЕ ПУГАЛИ. И НЕ ТАКОЕ БЫВАЛО!

В 1955 году, получив назначение в Севастополь, на Черноморский флот, я решил сначала разведать новое место, снять жилье, а потом уже привезти супругу. Мы ждали первенца. К приезду жены снял комнату у частника в Новом поселке (сейчас улица Горпищенко).

Я служил на корабле. Мой эсминец стоял у Троицкой стенки. Домой приходилось сходить раз в 2-3 дня, и то поздно вечером. 16 ноября я по графику сошел на берег и около 20.00 пришел домой. Жена налила стакан чая, и что-то ей вдруг стало плохо. Я всполошился: надо как-то добираться до родильного дома. Автобусы из поселка в вечернее время ходили плохо. Мы вышли на Симферопольское шоссе «голосовать». Жене стало совсем невмоготу, а машины на мое «голосование» не реагировали. Наконец притормозил бензовоз и довез нас до роддома, что был на площади Ластовой. Через 45 минут на свет появилась дочь, наш первенец — Светлана.

…В то время ни у жены, ни у меня в Севастополе не было знакомых. Я купил сразу 30 метров ситца, фланели и принес в роддом: «Шей, жена, пеленки, распашонки!» На первых порах, конечно, было трудно: получка лейтенанта — 130 рублей, плата за частную квартиру — 30 рублей, дрова, уголь, керосин и т.д. Но трудности нас не пугали. И не такое бывало! Света спала в чемодане: тепло и уютно. Пищу готовили на керогазе, у жены была пара платьев, у меня — офицерская форма. Что еще надо молодым, здоровым, полным сил людям?! Даже пригласили в гости родных. Все дружно приехали и спали на полу.

Но в то же время, конечно, было не до забав. Служба поглощала все наше время, силы, здоровье. Международная обстановка в середине 50-х годов и в последующие десятилетия прошлого века была сложной, требовала активной боевой подготовки. Наши корабли плавали очень-очень много, отрабатывая учебно-боевые задачи…

Записала Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

На снимке: А.А. Смирнов.

Фото В. Докина.

______________________________________

У каждого из нас есть воспоминания, дорогие сердцу. Особенно богато ими старшее поколение, чьи начало жизни, расцвет и зрелые годы пришлись на двадцатый век. Мы часто вспоминаем войну, разруху, многие другие лишения, выпавшие на минувшее столетие. Но ведь была и другая жизнь — мирная, трудовая, полная достижений и открытий. Поделитесь своими воспоминаниями в рамках проекта «Я ЗНАЮ, КАК ЭТО БЫЛО». Основой для них могут стать любые чем-либо запомнившиеся события, имевшие место в течение последних ста лет. Возможно, вы были их участником, инициатором, свидетелем. Также это хороший повод обратиться к домашним архивам, кого-то или что-то вспомнить.

2017 год — особый. В декабре газете «Слава Севастополя» исполнится сто лет. Символично, если мы общими усилиями и при помощи печатного слова попробуем воссоздать непростую и неоднозначную картину минувшего: от истории конкретных судеб к общей истории нашего города и страны. Редакция выслушает ваши предложения по тел. 54-31-95.

Другие статьи этого номера