Я, конечно, вернусь?

Я, конечно, вернусь?

Хочется верить, что да. И речь в этой публикации — не о замечательном
хите всенародно любимого барда В.С. Высоцкого «Корабли постоят и
ложатся на курс». Вовсе нет. Вопрос о том, что не пройдет и трех недель,
как с бокового фасада Матросского клуба (согласно предписанию N
02/2017-Р от заместителя начальника управления охраны объектов
культурного наследия Севастополя О. Молодцова) будет демонтирована
памятная доска в честь пребывания в нашем городе с концертом
Владимира Семеновича Высоцкого.Выполнить это указание до 1 марта с.г. предлагается руководству ФГКУ «Крымское территориальное управление имущественных отношений» Минобороны России В. Токарчуку. И нет сомнения в том, что мемориальная доска (кстати, прекрасно созданная известным скульптором Константином Цихиевым) будет убрана со стены Матросского клуба в самое ближайшее время. Почему? Потому что ее появление входит в противоречие с охранным обязательством, распространяющимся на все элементы объекта культурного наследия, которым у нас является Матросский клуб, сооруженный 63 года назад — к 100-летию первой обороны города-героя.

У читателя возникает естественный вопрос: «А как же эта мемория появилась на фасаде Матросского клуба?» Оказывается, день рождения В.С. Высоцкого, чей концерт в нашем городе (и именно в Матросском клубе) много лет назад был задокументирован «Славой Севастополя», истинные почитатели творчества барда решили отметить фестивалем. И к нему, как к именинному торту, предполагалась и «вишенка» — торжественное открытие памятной доски в районе пл. Ушакова.

Как утверждает инициатор лопнувшего, как детский шарик, мероприятия В. Корниенко, «вопрос предварительно был согласован во всех городских инстанциях». Несостыковка выявилась лишь одна: оказывается, такие юридические субъекты, как «Севнаследие» и дирекция Матросского клуба, из поля зрения организаторов мероприятия… выпали. Или их точку зрения на данный вопрос просто проигнорировали?

Во всяком случае, в воскресенье, 29 января, когда планировалось открытие мемориального обозначения на стене Матросского клуба, никто сюда не пришел, хотя доска уже висела. Дежурный офицер Матросского клуба, отметив мой неподдельный интерес к ожидаемому событию, так прокомментировал это гипотетическое мероприятие: «Если вы придете, то мы вынуждены будем вызвать флотский патруль…»

Грустно, конечно, осознавать, по крайней мере, три вещи. Первое: нельзя было такое радостное для всех местных почитателей таланта Владимира Высоцкого событие, как появление в нашем городе мемориальной доски в его честь, ангажировать… скандалом. Второе: непонятно, как вообще эта доска была смонтирована на стене Матросского клуба без ведома флотского начальства? Не под покровом же ночи! И третье: городские радетели за сохранение объектов культурного наследия должны были четко обозначить организаторам мероприятия варианты установки этой памятной доски. Или ей место в вестибюле Матросского клуба, или — рядом, на отдельно стоящем постаменте. Варианты, оказывается, есть. И, что интересно, чиновник из «Севнаследия» утверждает, что инициаторы установки доски об этом были уведомлены. Выходит, знали, а сделали по-своему, как-то «из-под полы»…

Одно сегодня смотрится как однозначное решение. Эта памятная доска должна вполне легитимно все-таки появиться, если так образно выразиться, «на карте нашего города». Владимир Высоцкий дважды посещал Севастополь, и в десятках городов нашей страны по этому поводу установлены памятные обозначения, выполненные с любовью и в полном соответствии с действующим законодательством.

Неужто мы повторим печальный опыт проведения в 80-е годы прошлого века в фойе театра им. А.В. Луначарского фотовыставки, посвященной великому барду? Она тогда «простояла» всего один день…

На снимках: памятная доска на фасаде Матросского клуба; театр им. Б. Лавренева, или Матросский клуб.

Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера