Про «зайцев» и общественный договор

Про «зайцев» и общественный договор

«В «Славе Севастополя» ежемесячно со ссылкой на данные «Севастопольстата» печатается информация о количестве перевезенных пассажиров. А как считают перевозчики количество пассажиров, не выдавая билеты за проезд? Почему этот вопрос не беспокоит городские налоговые органы?»—такие вот незамысловатые на первый взгляд вопросы прислал в редакцию наш постоянный читатель В.А. Стебельков с ул. Леваневского. На самом деле всё не так и просто!

 

Точнее сказать, все не так прямолинейно. Налоговые органы смотрят куда надо. В билеты они и смотрят. Ведь это именно для них, налоговиков, в каждом транспортном средстве, занятом в Севастополе пассажироперевозками, появились проездные документы рулонного типа. А для кого же еще? Вот вам оно надо? Часто ли, выступая в социальной роли пассажира, проходите обряд выдачи билетов? Практически никогда. И виноват в этом не только, а может быть, даже не столько водитель. Мы с вами в числе виноватых—на первом месте. Я вот на днях решил провести эксперимент. При выходе из маршрутки попросил билетик. Водитель посмотрел, как на ненормального: «Да хоть полметра!» Я примерно столько и отмотал… Больше желающих не нашлось. С правовой точки зрения, все пассажиры допустили административное правонарушение. Насколько серьезное—можете оценить самостоятельно. Вот сколько раз в день вы пользуетесь общественным транспортом? Теперь перемножьте общее количество поездок на 1000 (тысячу) рублей—таков размер штрафа за безбилетный проезд в маршрутных такси, например, в Москве, и получите общую сумму своей социальной опасности.
Если кто-то думает, что автор этих строк перегрелся на солнышке, перепил пива или просто серьезно захворал (вспоминаю взгляд водителя из маршрутки)—не беспокойтесь. После того, как сошлюсь на один документ, и те, и другие, и третьи согласятся: да нормальный он, нормальный. Речь идет о «Правилах перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и наземным электрическим транспортом», утвержденных постановлением правительства РФ от 14 февраля 2009 г. № 112. В соответствии с этим документом, пассажир обязан сначала купить билет у водителя (пункт 42) и только потом занять место. «Наличие у пассажиров билетов… контролируется должностными лицами, уполномоченными перевозчиками, а также иными лицами, на которые такой контроль возложен в соответствии с федеральными законами или законами субъектов Российской Федерации» (пункт 82). А вот и наша ситуация: «Безбилетным является лицо (пункт 83а), обнаруженное при проверке в транспортном средстве без билета». Как говорится, приехали: готовьте тысячу…
Собственно говоря, если б эта фраза в наших маршрутках действительно зазвучала, пункт 42 исполнялся бы всеми непреложно и неукоснительно. Но почему-то вот не звучит.
Знаком с некоторыми предпринимателями, работающими в сфере пассажирских перевозок (от трех автобусов и до достаточно крупного по нынешним меркам автопредприятия). Ни один не сказал, что его не интересует истинный пассажиропоток на обслуживаемых маршрутах. Более того, решение этой проблемы каждый назвал для себя в качестве первоочередной и приоритетной. Я им верю. Мы живем по законам рыночной экономики, где спрос рождает предложение. А предложений различных систем учета количества перевезенных пассажиров рынок, откликаясь на спрос, сейчас предлагает во множестве. От банального датчика, вмонтированного в ступеньку автобуса, до видеорегистраторов с функцией распознавания по лицам.
Мало того что все они отличаются солидными погрешностями, они обладают и еще одним общим недостатком: трудностями перевода массива полученной информации в реальную статистику. Легко ли отсмотреть и систематизировать видеоинформацию за 10-12 часов нахождения автобуса на линии? А если автобусов больше? Есть и еще один, может быть, самый главный недостаток: а вдруг эти данные каким-то образом попадут к налоговикам, которые, как известно, контролируют прибыль транспортников по билетам…
На сегодня системы автоматизированного контроля в Севастополе практически не используются: и трудозатратно, и малоэффективно, да и небезопасно. Но интенсивность пассажиропотока (по крайней мере, в коммерческом секторе) организаторы отслеживают постоянно. Обращали, наверное, внимание на нестандартную картину: рядом с водителем сидит женщина и вместо него собирает деньги с пассажиров за проезд. Не мать, не сестра, не жена и не любовница—специалист по маркетингу при исполнении. Популярна и такая форма учета, как подсадной пассажир (инкогнито считает пассажиров по головам). Но тут на какого водителя нарвешься. Иной пристроится в хвост коллегам на маршруте и… Картина реального пассажиропотока смазана.
Опытный водитель найдет и другие способы относительно честного обмана контролера (если не удалось договориться), что естественно и объяснимо: это его заработок (не путать с зарплатой). Собственно, то, что происходит сейчас на маршрутах… Ну это как гонка вооружений в период «холодной войны» между СССР и США. Важно выдержать паритет. «Водителя тоже нельзя обижать,—честно признался один из предпринимателей.—Иначе может получиться то, что уже и в нашем городе случалось: хорошие и ответственные специалисты убегут к более дальновидному хозяину, а их место за рулем займут пьяницы или наркоманы. Пока сам за баранку не сядешь, реальную ситуацию на маршруте не поймешь. Лично я как делаю: только начинают с планом мозг парить, сам сажусь за руль и катаюсь. Зато потом без вопросов сдают дневной план».
Финансовая политика у собеседника простая: доходы его водителей примерно на четверть должны превышать уровень среднерегиональной зарплаты. У кого-то наверняка получается и больше (кто как крутиться умеет), но тут такое: до рубля каждого не отследишь. Но к этому надо стремиться. Иначе потеряешь контроль над бизнесом.
Странная на первый взгляд складывается у нас ситуация: к системам электронного контроля все-таки примеряются, подсадных засылают, а самый эффективный и надежный способ подсчета (по билетам) не то что в зачаточном—в никаком состоянии. Перевозчики делают вид, что обилечивают, налоговая делает вид, что им верит, а в профильном департаменте правительства делают вид, что регулярные перевозки у нас осуществляются в строгом соответствии с «Правилами перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и наземным электрическим транспортом».
Картина достаточно типичная не только для Севастополя. Во многих, пожалуй, даже в большинстве городов РФ можно обнаружить такой вот своеобразный общественный договор, в котором стороны нащупали некую «золотую середину», обеспечивающую функционирование системы (в данном случае внутригородских регулярных перевозок) на более-менее приемлемом уровне, и стараются удерживать паритет. Но, как говорится, кое-где у нас порой из договора уже и пытаются выходить. Пример Москвы для регионов не совсем, а может быть, и совсем не показательный: другие условия, возможности, да и деньги в том числе совершенно другие. А вот опыт Челябинска для нас может быть интересен. Там живут почти такие же, как в Тагиле, суровые уральские парни (да и девчата тоже), и региональным властям на первых порах от них досталось изрядно. Произошло это после того, как пассажиров маршрутных такси в Челябинске начали штрафовать за отсутствие билетов.
В управлении транспорта Челябинска рассудили, что в соответствии с «Правилами перевозок»… обязанность осуществлять контроль за выдачей проездных документов возлагаются или на самого перевозчика, независимо от права собственности, или же на иных лиц, со стороны которых такой контроль возможен в соответствии с законами РФ. Поскольку выявление состава такого правонарушения, как безбилетный проезд, относится к исключительной компетенции органов самоуправления, коим является уполномоченный орган—управление транспорта Челябинска, то там и решили действовать в рамках законных полномочий. Создали при профильном управлении контрольно-ревизорную службу. Многих горожан эта инициатива возмутила. По мнению жителей Челябинска, городским властям для начала не помешало бы разобраться с ценой и качеством перевозок, прежде чем пытаться пополнить бюджет за счет пассажиров.
У нас говорили бы примерно то же самое. И были бы, безусловно, правы.
В контексте всех прочих зон напряжения, имеющих сейчас место в севастопольском обществе, уже одного этого городским властям наверняка покажется достаточным, чтобы не спешить с выходом из как-то так сложившегося общественного договора. Думаем, есть и другие причины, о которых можно только догадываться. Скрытые от глаз общественности процессы там, безусловно, идут. Иногда даже выплескиваясь наружу. Один из кандидатов в губернаторы не так давно со своих биллбордов задал севастопольцам вопрос: «Город купил 200 автобусов. Где купить 200 водителей?» И очень быстро его снял. Не пришло время?
Когда придет время не только задавать, но и очень быстро решать подобные вопросы в Севастополе, я, например, не знаю. В Челябинске замахнулись на святое не от очень хорошей жизни: местный бюджет трещал по швам, и потребовалось срочно искать новые источники его пополнения. Что называется, скрести по сусекам… Пока Севастополь заливают федеральными деньгами—не наш случай. Москва, я уже говорил, для нас—тоже не показатель. Где уж нам до их масштабности! По словам руководителя столичного транспортного департамента Максима Ликсутова, как правило, отчитываются перевозчики только за каждого второго пассажира, и «теневой» оборот в этом бизнесе достигает 30 миллиардов рублей в год. В текущем году в столице «зайцев» выявляется на 4% больше, чем в прошлом. Это связано с усилением контроля, а также с тем, что у контролеров увеличился и объём работы. Ведь теперь проверяются и пассажиры коммерческих перевозчиков.
Действительно, грешно не поставить под контроль такие-то финансовые потоки! Впрочем, как видите, и Москва не сразу строилась… Когда-нибудь и у нас произойдет аналогичная революция сверху.
А может, все-таки снизу? А вот это—вряд ли! Обратили внимание на то, чем поражают гостей города наши маршрутки? Не столпотворением (и куда только смотрит ГИБДД—тоже в общественном договоре?) и неухоженностью—кого в России этим удивишь… Системой расчета за услугу. Мы, «зайцы», платим у нас при выходе. То есть являемся участниками того самого общественного договора, на основании которого и осуществляются пассажироперевозки в нашем городе. И, если разобраться, самые главные его участники. Потому что на нас всё и держится. Или я не прав?

 

Александр Скрипниченко.

Александр Скрипниченко

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера