Хочу жить в Инкермане?

Недавно городские СМИ освещали встречу гендиректора корпорации развития Севастополя Олега Николаева с жителями Инкермана. На суд общественности была представлена концепция нового Инкермана.
Разговор получился жарким. Все собравшиеся согласились с тем, что город (а у Инкермана есть такой юридический статус) не может быть задворками Севастополя, пыльным проезжим сквозняком. Однако, по утверждению самих жителей, плана развития Инкермана, достойного их внимания, пока ещё нет. А желание достойно жить в современном и красивом городе, конечно же, есть.

 

В запале страстей забыли о том, что у Хочу жить в Инкермане?Инкермана есть все условия, чтобы стать по-настоящему европейским городом, сохранив свою историческую идентичность. Но давайте будем последовательными.
Чтобы понять, как будет развиваться город, нужно обстоятельно изучить прошлое. А в данном случае, как говорят археологи, есть что копать—Инкерман считается самым древним поселением в регионе. В этом месте, в долине Черной речки, впадающей в морскую бухту, удобную, рыбную, закрытую от ветров, люди селились уже 12 тысяч лет назад. Издревле Инкерман был местом пересечения крымских дорог и морских торговых путей. Громады башен, оставшихся от укреплений, неоднократно переходивших из рук в руки, свидетельствуют о стратегическом положении Инкермана.
Очевидна также и мощная духовная составляющая места. Уже в начале II века здесь насчитывалось 75 христианских общин. А ученик апостола Петра священномученик Климент Римский, чьё имя связывают с Инкерманом, запечатлен на гербе города.
Группой севастопольских специалистов в содружестве с испанским архитектором-урбанистом, членом Академии изящных искусств Испании Мануэлем Нуньесом-Яновским в 2015 году был разработан очень интересный проект—«Инкерман—территория национального достояния России», который соединил не только разорванную городскую ткань Инкермана, но и, что важнее, исторические и культурные аспекты жизни этого места. И создан он с любовью и уважением к людям, живущим сегодня в Инкермане, не по чьему-то заказу, а по велению сердца, что сегодня, согласитесь, встретишь не часто.
В одном из своих интервью Мануэль Нуньес так прокомментировал градостроительные принципы при создании проекта: «Инкерман нужно открыть самому себе, но главное, и это касается и Севастополя тоже,—открыть морю, то есть развернуть весь город к морю, чтобы прекрасные бухты кипели от судов разной величины, а окружал их белоснежный морской фасад, утопающий в зелени. Из окон домов непременно должен быть виден горизонт, что является серьёзным психологическим фактором здорового восприятия».
Поскольку большую часть времени южане проводят вне дома, то особое внимание в проекте уделено общественным местам. Город украсят три круглые площади, выходящие к морю и названные в честь святых, когда-то побывавших здесь: площадь Святого апостола Андрея Первозванного, площадь Святого Владимира и площадь Святого Климента Римского.
Из описания проекта: «В центре комплекса находится площадь Святого Владимира, огромная приморская эспланада (широкое открытое пространство) с величественным монументом, расположенным в циркульной (круглой) бухте-лагуне. Это дворцовая площадь, потому что на неё своим главным фасадом выходит Дворец культуры и искусств Инкермана. Под площадью находится сразу несколько вокзалов—два автомобильных (пассажирский и грузовой) и один железнодорожный, кроме того, часть огромной набережной занимает порт».
Для детей и молодежи, проживающих в Инкермане, предусмотрен большой образовательный комплекс—Дом моря, в котором осуществляется эволюция маленьких граждан: от кружка по интересам до мастера своего дела.
Проект был представлен на градостроительном совете правительства Севастополя и высоко оценён специалистами, затем обсуждён и принят жителями Инкермана (неужели так коротка память?), а в 2016 году он стал лауреатом первой премии Крымского архитектурного форума.
В настоящее время рабочая группа проекта продолжает трудиться над аспектами Инкермана как центральной оси Большого Севастополя—и не только в градостроительном, но и в историко-культурном смысле.
И ещё. Проект не предусматривает снос старого жилого фонда. Эти дома остаются на своем месте. Проект меняет только бывшие производственные зоны и пустыри, которых в Инкермане немало, отчасти благодаря военным.
Весь проект—и градостроительный, и градоустроительный—светлый, оптимистичный взгляд в будущее Инкермана и Севастополя.
Вот так! А говорили—нет проектов…
Давайте же наконец будем жить сами, а не выбирать между львами и туристами!

 

Т. ДОВГАНЬ.

Другие статьи этого номера