Севастопольская культура—«дух места»

Севастопольская культура—«дух места»

Культура нашего города—это цивилизационный потенциал, который долгие годы нарабатывали его граждане. Их творчество, талант и труд составляют гордость Севастополя, неповторимый «дух места». Многие из них оставили яркий след на культурном небосклоне нашего города, деятельность других, может быть, менее заметна, но, если задуматься, не менее ценна.

 

Сегодня мне хотелось бы поговорить о людях редкой профессии—театральных завлитах. Первым в череде руководителей литературной части театра им. А.В. Луначарского стоит Валентин Александрович Лелонг. Его имя мы встречаем в письме писателя Константина Георгиевича Паустовского от 2 декабря 1935 года, адресованном издателю детской литературы Генриху Эйхлеру: «…Изредка заходят ко мне севастопольцы—помощники Шмидта по очаковскому восстанию: минер Мартыненко, «дядя Федя»—маленький, рыжий, пьяный и добродушный боцман, директор Морской библиотеки Лелонг—знаток литературы и коннозаводства».
Похоже, Валентин Александрович был человеком широких интересов. Кто знает, возможно, если внимательнее перечитать повесть «Черное море» Паустовского, то в одном из персонажей мы обязательно обнаружим сходство с этим необыкновенным человеком.
А уже в октябре 1935 года в «Маяке коммуны» вышла статья Лелонга «Как я работал над инсценировкой», где речь шла о постановке в театре им. А.В. Луначарского спектакля по роману Л.Н. Толстого «Анна Каренина». Недавний одноименный спектакль театра—это уже третье сценическое воплощение великого романа в Севастополе.
Первая постановка пьесы К. Тренева «Гибель эскадры» в нашем театре состоялась также с легкой руки Валентина Александровича. Директор театрального музея Г.М. Перминова провела большую исследовательскую работу, чтобы по крупицам собрать факты биографии Лелонга, относящиеся к севастопольскому периоду его жизни.
Вот что она пишет: «В партийном архиве Крымского обкома партии есть справка художественного руководителя агитбригады о её работе в период обороны Севастополя: «…За 56 дней работы бригады она дала 113 выступлений, т.е. в среднем по две в день, из них большинство выступлений было в воинских частях. В бригаду вошли как профессионалы, так и представители самодеятельного искусства (всего 20 человек). Репертуар составлялся довольно разнообразный, т.к. в бригаде были и представители разговорного жанра, и певцы, и танцоры, и музыканты, и цирковые работники…» Подпись—художественный руководитель Лелонг. После войны Валентин Александрович стал заведующим литературной частью театра, а его дочь, М.В. Лелонг,—артисткой».
В 70-е годы прошлого века руководила литературной частью Лидия Ивановна Васильева. 12 лет она вела подробную летопись творческой деятельности театра, которая воплотилась в книге «Театр легендарного города». Книга стала первым и долгое время единственным серьезным изданием о севастопольском театре. Сколько любви и таланта в нее вложено! Сколько архивных документов пришлось изучить! Книга Васильевой знакомит читателя с историей формирования театральной культуры города, начиная с 40-х годов XIX века. Есть, конечно, в ней неточности и исторические ошибки… Первым быть всегда непросто, первое—это начало, фундамент, на котором будет строиться все последующее. Главное же в книге Васильевой—живое и эмоциональное описание спектаклей, в работе над которыми она принимала участие. Это было славное время, когда наш театр возвышался гордым флагманом в могучей эскадре севастопольской культуры.
Имя завлита 90-х—Бориса Эскина—напоминать не нужно. Он создал севастопольское телевидение, как сам любит говорить, «с нуля». В те годы наши телевизоры могли принимать только три центральных канала, а региональные телестудии делали лишь первые робкие шаги.
Но прежде чем стать первым главным редактором СТВ, Борис Михайлович десять лет работал собкором главной редакции программы Всесоюзного радио «Для тех, кто в море», много трудился на телевидении как сценарист и ведущий программ. Человек он энергичный и деятельный. И театр был его давней страстью.
Когда Борис Михайлович стал завлитом, то уже две его пьесы, «Оборона» и «Придет корабль российский», созданные к 200-летию Черноморского флота, занимали почетное место на афише. Его театральная деятельность пришлась на время начала перестройки, когда страна просыпалась после долгого застоя и люди были полны надежд и энтузиазма.
Он помогал формировать новый, современный репертуар, участвовал в отборе молодых артистов—тех, кто сегодня составляет гордость театра, работал с замечательными режиссерами: Владимиром Ясногородским, Владимиром Петровым, Романом Мархолиа. Наш театр первым поставил «Собачье сердце» М. Булгакова (еще до выхода знаменитого фильма). А инсценировку повести раздобыл Борис Михайлович в одном из московских театров, не решившихся в то время нарушить молчание вокруг «нежелательного» автора.
Череду завлитов продолжила Людмила Яковлевна Резник, известный севастопольский поэт и журналист. «Слава Севастополя» того времени пестреет ее интервью с ведущими артистами театра, с художественным руководителем и директором—народным артистом УССР Михаилом Егоровичем Кондратенко. Она же начала издание первой в Севастополе и Крыму театральной газеты «Проспект Нахимова, 6».
А сколько стихов о театре родилось в это время! Приведу одно из них. В нем, как мне кажется, «пойман» самый глубокий смысловой пласт театрального искусства:
Мне снился сон: играли скрипки,
И я следила, чуть дыша,
Как занавес взвивался зыбкий,
И чья-то бедная душа
На сцене мучилась, искала
Других, сочувственных сердец…
«Смягчение нравов» и сопереживание—это ли не вечные задачи искусства, начиная с самых его истоков? В последнее время, как мне кажется, наш театр стал терять свои традиционные ориентиры.
Особое место в списке завлитов занимает удивительно красивый и столь же талантливый человек—заслуженный артист Украины Георгий Шестаков. К сожалению, он слишком рано от нас ушел, полный творческих идей и планов…
Трудно рассказать в рамках одной статьи о всех, кто стоял в длинной череде литературных помощников руководителей театра, пристрастных свидетелях и летописцах, активных участниках общественной жизни города, хранителях и собирателях театральной библиотеки.
Недавно руководство театра объявило об упразднении этой должности, и судьба театральной библиотеки повисла в воздухе. Вы возразите: есть же интернет! Поверьте, в сети нет и десятой доли тех сокровищ, что с любовью и трепетом собирали луначарские завлиты. Там нет и режиссерских экземпляров пьес, где «синими навзрыд» чернилами, а то и простым карандашом сделаны пометки руками тех, чьи имена вошли в золотой фонд нашей культуры, нашего «духа места».
Разрушение старого—это не лучший способ внести новое, ведь без корня не выживет ни одно вновь посаженное дерево…

 

Т. ДОВГАНЬ.
На снимке: групповая фотография, второй справа в верхнем ряду—В.А. Лелонг. Это единственное известное нам фото.

Другие статьи этого номера