Пишет прадед правнуку…

Третьего июля 2008 года сотрудники историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея» провели первую экскурсию. В течение последовавшего за ней десятилетия выработался «почерк» в деятельности батарейцев: представлять трагическую историю заключительных дней героической обороны Севастополя в судьбах людей.

 

Два-три года назад в то время семиклассникПишет прадед правнуку... 22-й средней школы Арсений Бойденко вместе с родными посетил обильно политый кровью защитников города мыс Херсонес. Здесь он услышал от мамы, Оксаны Александровны, о том, что его прадед Силантий Овечкин в числе последних наших воинов оставил 35-ю береговую батарею. Ему чудом удалось бежать из плена в лес к партизанам.
Дома подросток еще раз внимательнейшим образом вчитался в текст, написанный на пожелтевшем от времени, протертом на сгибах листке бумаги. Это—автобиография, собственноручно написанная Силантием Михайловичем фиолетовыми чернилами неведомо по какому случаю. Документ напомнил требования до- и послевоенной поры. В нем предлагалось подать сведения о социальном происхождении—своем, жены, родителей, тестя и тещи. «Родился 10 июля 1916 года,—писал Силантий Овечкин о себе,—в деревне Казанки Белогорского района Крымской области в семье крестьянина-батрака».
В возрасте 21 года парень женился на Зинаиде Стеценко. Ее родители, Иван Павлович и Лукерья Прохоровна,—рядовые колхозники, только из Ленинского района. А это уже Керченский полуостров. Среди родных и близких—ни тебе репрессированных, ни судимых. Естественно, и самого Силантия обошли и поездки за границу, и преследования по суду. Как коммунист Овечкин, что тоже требовалось отразить, «в оппозиционных и других антипартийных группах не состоял».
Я попросил у Арсения разрешения сделать фотокопию автобиографии его прадеда. Парень согласился, но не позволил прикоснуться к семейной реликвии. Арсений сам осторожно развернул тронутую тленом бумагу и, когда это потребовалось, так же осторожно ее перевернул. Из этого можно сделать вывод о том, как дороги юноше слова, оставленные дедом на бумаге.
Время от времени Арсений обращается к ним вновь и вновь. Ежегодно летом парень гостит в Белогорском районе у бабушки, Натальи Силантьевны. О своем отце она может рассказать больше, чем внучка, мать Арсения. Но каждый раз Наталья Силантьевна на втором слове умолкает: не может сдержать слез. Внук сам останавливает разговор.
И перед глазами юноши прадед встает уже как живой. В 1932 году Силантий Овечкин окончил в Белогорске семилетку. Тут же поступает на учебу в единственный в городе техникум механизации сельского хозяйства. Специальность очень нужная. На техников и инженеров в колхозах и совхозах большой спрос. Но еще больше образованные молодые люди требуются в войсках.
Призванный в конце октября 1937 года в Красную Армию, Силантий Овечкин оказался в команде 30-й береговой батареи. Им легко освоена специальность артиллерийского электрика. Крестьянский парень растет не только профессионально, но и как младший командир. В 1939 году Силантия Овечкина назначают командиром отделения артиллерийских электриков, 22 июля 1941-го—старшиной группы артиллерийских электриков и заместителем политрука.
Немногочисленный гарнизон «тридцатки» держал оборону до последнего снаряда. Некоторые оставшиеся в живых герои перебирались вплавь к своим через главную в Севастополе бухту. Вполне возможно, что и Силантий Овечкин воспользовался этим маршрутом, чтобы оказаться на 35-й береговой батарее. Сегодня его правнук верит в версию, что артиллерист-электрик оказался среди тех, кто по приказу командира батареи Лещенко взорвал орудия после того, как иссяк боезапас. Возможно, права заместитель директора музейного комплекса Татьяна Уманская. Она видит Силантия Овечкина в группе Степана Комарницкого. Десятки бойцов под его командованием держали оборону и после официальной даты окончания героической обороны главной базы Черноморского флота.
Последние защитники батареи (надо думать, и Силантий Овечкин в том числе) спускались ниже и ниже в подземелье, задраивая за собой бронированные двери. В самом длинном проходе они могли видеть раненых на металлических койках. Останки несчастных были обнаружены в мирные дни. Бойца Яшу Гашенко удалось идентифицировать. На месте трагедии была также найдена книга, роман «Анна Каренина» Льва Толстого, принадлежавшая участнику первой обороны Севастополя. Ночами наши бойцы старались группами выбираться наружу, используя воздухозаборники. Кому-то везло. Силантию Овечкину—меньше. Хотя в конце концов ему удалось совершить побег из фашистского плена.
Куда бежать? Конечно в партизаны. Так в Гражданскую войну поступил и его отец, Михаил Овечкин, погибший в 1920 году. «В августе 1942 года,—пишет в автобиографии Силантий Овечкин,—вторично попал в плен к немцам». Месяц спустя он совершает дерзкий побег.
Есть сведения, что Силантий Михайлович воевал в разведке 5-й бригады Северного соединения партизан. Ближе к освобождению Крыма от оккупантов отважный народный мститель возглавлял штаб, обеспечивал бригаду боепитанием. 20 апреля 1944 года Силантий Михайлович, как и многие другие партизаны, перешел в распоряжение РККА, то есть Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Но дальше родной земли не пошел. Его руки, знания потребовались на месте, среди тех, кто был призван восстанавливать разоренные врагом хозяйства. В родном Белогорске Силантий Михайлович был назначен в МТС № 2 на хлопотную должность механика.
Почему до сих пор обливается слезами дочь Овечкина, Наталья Силантьевна? Есть от чего. Разве можно забыть перенесенные отцом нечеловеческие испытания на 30-й и 35-й береговых батареях под Севастополем, два побега из вражеского плена?.. Все перенес воин в лихую годину. Но, к сожалению, ушел из жизни молодым—в мирном 1953 году в возрасте 37 лет в результате несчастного случая.
Арсений Бойденко, правнук Силантия Овечкина, в течение двух лет старательно посещал на 35-й занятия в батарейной школе. Редко какое значительное мероприятие в музейном комплексе проходит без участия парня. «Он приходит сам, без особого приглашения, чтобы помочь оформить зал, что-то поднести, а что-то вынести»,—говорит методист по работе с учащейся молодежью Наталья Железнякова.
В этом году волонтер Арсений Бойденко со своими друзьями в центре города участвовал в акции «Георгиевская ленточка».
Сравнительно недавно на втором экскурсионном маршруте в подземном помещении фильтро-вентиляционной установки оформили экспозицию с портретами последних защитников Севастополя. В центре ее поместили и увеличенный портрет Силантия Михайловича Овечкина.
Случалось группам посетителей увидеть рядом с портретами героев Арсения. Паренек как паренек. Экскурсовод возьми и представь его гостям: «Правнук Силантия Овечкина». Улыбки людей обдают Арсения теплой волной: ответственная миссия наследника героя!

 

А. КАЛЬКО.
На снимке: Арсений Бойденко, правнук Силантия Овечкина.
Фото автора.

Другие статьи этого номера