Судьбоносная…

Судьбоносная...

Почему вторая, 250-дневная оборона Севастополя 1941-1942 гг. признана судьбоносной в победе над фашистской Германией?

В праздничном первомайском приказе 1945 года, когда до Дня Победы в Великой Отечественной войне оставалось восемь дней, Верховный Главнокомандующий Сталин приказал произвести салют в столице нашей родины—Москве, в столицах союзных республик… и в городах-героях Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе, «узаконив», таким образом, общественное мнение о признании героями четырех вышеперечисленных городов.

 

Но почему именно эти четыре города вписаны в историю Великой Отечественной как города-герои за оборону, как некогда легендарная Троя? Ведь героически оборонялись и десятки других городов, десять из которых впоследствии в юбилейные даты, начиная с празднования двадцатитилетия Великой Победы, были указами Президиума Верховного Совета СССР удостоены почётного звания «Город-герой».
Ведь не случайно именно героическая оборона Ленинграда, Сталинграда, Севастополя и Одессы признана Верховным Главнокомандующим судьбоносной в нашей окончательной победе над фашистской Германией?
Гитлер в марте 1941 года на совещании высшего политического и командного состава однозначно определил цель предстоящей войны с Советской Россией: «Наши задачи в России: разбить вооружённые силы, уничтожить государство… Речь идёт о борьбе на уничтожение». То есть для народов Советской России цена победы и поражения—это быть или не быть…
Уже на девятнадцатый день от начала Великой Отечественной войны, 10 июля 1941 года, началась героическая оборона второй столицы России—Ленинграда, которая продолжалась 900 дней. Подвиг защитников и жителей города на Неве, их вклад в нашу победу столь велики, что коротко его можно выразить только словами Ильи Эренбурга: «…Нет в мире города, который столько жизней отдал ради победы. Его история—история всей Отечественной войны: если мы вошли в Берлин, то это и потому, что немцы не вошли в Ленинград…»
Более шести месяцев продолжалась начавшаяся 17 июля 1942 года оборонительными боями героическая битва без права на поражение за Сталинград. Защитники волжской твердыни сражались под девизом: «За Волгой для нас земли нет!» И ценой массового героизма выстояли. А в результате контрнаступления с 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943-го была разгромлена и взята в плен 330-тысячная военная группировка гитлеровцев. Всего же в битве за Сталинград фашисты потеряли около 1,5 миллиона солдат и офицеров. Эта битва, как и оборона Ленинграда, была у всего мира на слуху, стала переломным моментом в ходе Великой Отечественной войны. Принудив врага перейти к обороне, Красная Армия начала освобождение захваченных им наших территорий.
Но почему наряду с выстоявшими в битве с врагом столь дорогой ценой Ленинградом и Сталинградом городами-героями, также по факту, Верховным Главнокомандующим Сталиным были признаны Севастополь и Одесса, которые после героической обороны врагу удалось захватить?
С первых дней нападения фашистской Германии на нашу страну защитники Одесского укрепрайона при поддержке Дунайской флотилии надёжно удерживали приграничную территорию на Дунае и в нижнем течении Прута. Но к началу августа 1941 года враг уже захватил Белоруссию, более половины Украины, держал в осаде Ленинград. Уже был взят оккупантами героически сражавшийся передовой бастион Москвы—Смоленск. Лишь болезненной занозой для врага в глубоком тылу оставался всё ещё не захваченный южный оборонительный рубеж у Чёрного моря во главе с третьим на Украине по числу жителей городом и важным морским портом Одессой.
Для захвата Одессы гитлеровское командование бросило в бой 4-ю румынскую армию. Имея шестикратное превосходство в численности воинов, пятикратное—в артиллерии, превосходство в авиации, фашисты вполне обоснованно рассчитывали захватить Одессу с ходу.
5 августа 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования направила директиву: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот». Этот день стал первым днём 73-дневной обороны города. Враг так и не смог взять его…
Причин настолько устойчивой активной обороны и непобеждённой Одессы в тылу врага можно выделить несколько. Обороняла город Приморская армия, уже приобретшая боевой опыт и под командованием талантливых командиров, при активной поддержке Черноморского флота и населения города. Второе: с позиции сегодняшнего дня не всеми воспринимается однозначно проявление ярко выраженного патриотизма одесситов при защите своего города от врага. По мобилизации 142 тысячи жителей Одессы, что составляло практически четверть населения, ушли на фронт. 100 тысяч жителей города участвовали в сооружении 85 км противотанковых рвов, около 21 км эскарпов. Был вырыт 381 окоп для противотанковых орудий, 3000 различных окопов, 39 км ходов сообщений. На улицах силами стариков и детей было возведено 243 баррикады. Из народного ополчения было создано 45 истребительных батальонов, шесть специальных отрядов, накануне обороны города ополчение насчитывало 55 тысяч человек.
В битве за Одессу моряки-добровольцы являли пример беззаветного мужества и воинской доблести. «Здесь, в Одессе,—писал Леонид Соболев,—рождалась в те дни бессмертная слава морской пехоты…»
Защитники Одессы даже не допускали мысли о сдаче ее врагу, 2 октября планировали даже наступательную операцию. Но 1 октября поступила директива Ставки Верховного Главнокомандования: «…В связи с угрозой потери Крымского полуострова, представляющего главную базу Черноморского флота… Ставка Верховного Главнокомандования решила эвакуировать Одесский район и за счёт войск усилить оборону Крымского полуострова».
16 октября 1941 года Приморская армия на кораблях Черноморского флота без потерь и с болью в душе за героически обороняемую в течение 73 дней и оставленную непобеждённой Одессу прибыла на защиту Крыма и Севастополя, хотя враг ещё сутки боялся войти в оставленный защитниками по приказу город…
После прибытия в Крым у Приморской армии в единстве с Черноморским флотом началась новая героическая эпопея по защите легендарной главной базы ЧФ и морской крепости—Севастополя.
Севастополь—больше чем город у моря, морская база ЧФ и город-крепость. Это завещанный в наследство жителями Херсонеса оберег России, это столица юга России, которую нельзя терять, сдавать в аренду, дарить даже близким родственникам, уступать врагу. Героическая вторая оборона Севастополя в Великую Отечественную войну, как и Ленинграда, была у всего мира на виду. Его за стойкость и героизм защитников свои называли городом-героем, враги—самой сильной крепостью в мире. Защитники Севастополя по праву заслужили лавры победителя, которые у них украли, превратив триумф в героическую трагедию…
После окончания Ялтинской конференции главы союзных держав (американской—Франклин Рузвельт и английской—Уинстон Черчилль) 11 февраля 1945 года прибыли в Севастополь и собственными глазами увидели, какой ценой городу далась 250-дневная оборона. Руины Севастополя на тот момент мало чем отличались от руин древнего Херсонеса…
19 августа 1947 года Севастополь лично посетил Сталин. Взирая с вершины Малахова кургана на развалины города, чувствовал ли он свою личную вину за героическую, но все же трагедию защитников во время рокового третьего вражеского штурма Севастополя, которого не должно было быть?
Ну не мог, не имел морального права Крымский фронт под управлением посланца Ставки Верховного Главнокомандования Мехлиса, взявшего на себя командование фронтом, так бездарно проиграть архиважное судьбоносное, меняющее ход войны сражение, причём в три раза уступающему по силам и всем боевым параметрам врагу. Более того, не нанеся противостоящим силам существенного урона и практически передав победителю всё оружие с боеприпасами к нему. Собравшийся уже уносить ноги из Крыма командующий 11-й армией генерал-полковник Манштейн счёл подобное ведение войны безумием, но сполна воспользовался «игрой» в войну, в «поддавки» с бездарью.
Когда после даже не поражения, а сокрушения Крымского фронта Мехлис прибыл в Ставку с повинной к своему покровителю со словами: «Товарищ Сталин, мы не оправдали вашего доверия»,—тот только и ответил: «Будьте вы прокляты…» Может, тогда впервые в полной мере Сталин осознал, что преданная бездарь на войне опаснее врага, войну выигрывают солдаты, но под командованием талантливых полководцев.
Подобного поворота событий Ставка не могла предвидеть. Теперь всю мощь в избытке захваченного оружия и боеприпасов армия Манштейна обрушит на Севастополь, затем форсирует Керченский пролив и устремится на Кавказ. Не избежать и штурма Сталинграда, ведь по Волге поступает «кровь войны»—топливо для военной техники.
Третья оборона Севастополя была не за Севастополь, а за Сталинград и за Кавказ. Надо было любой ценой задержать врага у стен Севастополя хоть на месяц, хоть на неделю, хоть на день, хоть на час…
Манштейн на этот раз готовился к штурму города, у стен которого за семь месяцев потерял более ста тысяч солдат и офицеров, с особой тщательностью, не торопился вводить пехоту: пусть вначале хорошо поработают авиация и артиллерия…
Из воспоминаний пережившего третий штурм Севастополя Геннадия Черкашина: «В последних числах мая нас ежедневно бомбили, но такой бомбёжки ещё не было. Сбросив бомбы, первая шеренга отворачивала, уступая место следующей. Нарастающее завывание приближающихся к земле бомб не в силах было заглушить натуженное гудение тяжёлых машин—так их было много. Потом всё тонуло в грохоте взорвавшихся бомб. Я зажимал уши и открывал рот, чтобы не оглохнуть, ногами, спиной ощущая, как вздрагивает земля. А земля вздрагивала, стонала, словно было больно, дёргалась, как дёргается человек, которого истязают».
«Во Второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении под Севастополем»,—напишет впоследствии отнюдь не историк, а фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах…
Поэтому мы, горожане, должны всегда помнить, почему не по званию, а по всенародному признанию наш Севастополь—город-герой.

 

Н. СТРЕЛЕНЯ.
На снимке: помним!

 

В тему     

Одним безымянным солдатом стало меньше…

На Мемориальном кладбище воинов Великой Отечественной войны в поселке Дергачи состоялась церемония захоронения останков семи бойцов—героических освободителей Севастополя во время Великой Отечественной. Сотрудники Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя, ветераны, общественность города проводили в последний путь героев, павших в боях на мысе Херсонес в мае 1944-го…

 

Военное кладбище в поселке Дергачи Судьбоносная...возникло еще в 1941 году. После окончания войны здесь хоронят павших воинов, чьи останки обнаруживают поисковые отряды. В последнее время в связи с масштабными строительными работами, ведущимися во многих районах Севастополя, довольно часто находят останки. Специалисты военной прокуратуры стараются их идентифицировать, чтобы установить имя павшего героя и, если удастся, найти его родственников. Имя одного из героев, вырванное в этом году из небытия,—Иван Михайлович Ивлев 1922 года рождения, уроженец села Афанасьевка Солнцевского района Курской области. На похороны павшего бойца в наш город приехала его родственница из родного села, Наталья Асеева.
Наталья Витальевна рассказала, что Иван Ивлев погиб в мае 1944 года во время освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков. Ему было всего 18 лет, когда в 1941-м он ушёл на фронт. До апреля 2018 года родственники Ивана Ивлева ничего не знали об обстоятельствах его гибели, все эти годы боец считался пропавшим без вести. Отец и мать Ивана погибли в годы войны, в живых оставалась только его старшая сестра, родная бабушка Натальи. По воспоминаниям всех, кто знал когда-то Ивана, он был рослым, красивым парнем, добрым и отзывчивым, очень любил свою старшую сестру. Наталья рассказывала об этом с большим волнением: память о дорогом человеке и герое войны для всей её семьи священна.
Заместитель губернатора Севастополя Владимир Базаров выразил благодарность тем, кто причастен к поиску павших бойцов, за возможность похоронить их с по праву заслуженными воинскими почестями.
Исполняющий обязанности командующего Черноморским флотом по военно-политической работе капитан 1 ранга Вячеслав Витольд отметил, что хотя после освобождения Севастополя прошло 74 года, грозное эхо войны продолжает врываться в нашу жизнь: «Герои боёв за Севастополь не думали о подвиге, они его совершали. Вечная им память и слава».
Научный сотрудник Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя Ирина Агишева рассказала об ожесточённых боях за освобождение Севастополя, которые вела Приморская армия в мае 1944 года, подчеркнув: «Бойцы 6-й танковой бригады и 26-й мотострелковой бригады поставили точку в Крымской наступательной операции, водрузив штурмовой флаг на руинах Херсонесского маяка».
Защитник Севастополя капитан 1 ранга Владимир Петрович Болгари сказал, что это кладбище—священное место для каждого севастопольца: «Сегодня мы провожаем в последний путь танкистов, пехотинцев, которые всегда были первыми в боях. Они совершили героический подвиг, фактически завершив освобождение Севастополя. Мы уверены, что современные моряки-черноморцы выполнят свой долг так же, как его выполнили наши герои».
Директор Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя Николай Мусиенко подчеркнул: «Сегодня мы выполняем свой сыновний долг перед солдатами, отдавшими жизнь за Отечество. И это самое малое, что мы можем для них сделать. Склоняем голову перед величием их подвига и гордимся своей страной и ее защитниками».
После панихиды павшие герои были похоронены в братской могиле. В их честь прозвучал воинский салют…

 

Другие статьи этого номера