А можно без мата?

А можно без мата?

Крепкое словцо, иным словом, мат, становится едва ли не обыденным фоном нашей жизни. Отец Митрофан, епископ Североморский, утверждает, что «грех языка, грех похотливых, скабрезных слов, по сути, обрел в России статус нормы и претендует едва ли не на «героический символ» российской традиции». Мы спросили читателей в еженедельной рубрике «Вопрос в лоб»: «В общественных местах, на улицах города и даже с экрана телевизора можно услышать крепкое словцо. Как вы относитесь к мату?»

«Не секрет, что мат в России в прошедшем XX веке обрел статус чуть ли не национального достояния, пытаясь утвердиться как неотъемлемый признак самоидентичности русского народа. Происходила героизация мата. Его представляли непременным фоном успешного выполнения особо ответственных задач, единственно возможным средством мобилизации как воинских подразделений, так и трудовых коллективов»,—размышляет священнослужитель.
Наш респондент Иван Алексеевич Берловский отчасти с ним согласен: «Волна матерщины в Севастополе захлестывает. Докатились до того, что даже шахматисты (имеются в виду любители шахмат, собирающиеся на Приморском бульваре.—Авт.) матерятся! Им делают замечания—бесполезно. Курильщики (которые тоже мешают!) хотя бы в сторонку отходят… Я расцениваю воздействие матерных слов на окружающих аналогично вреду от пассивного курения, когда от табачного дыма страдает не только курящий, но и люди, находящиеся рядом с ним.
Получается, что все становятся без вины виноватыми и вынуждены терпеть хамство и словесную грязь. Я человек бывалый, служил на флоте. Признаюсь, что в исключительных случаях употреблял крепкое словцо. Но чтобы в городе или в доме—никогда! Слухи же о том, что во флотской среде люди разговаривают матом, сильно преувеличены. Нормальный взрослый человек понимает, что это плохо».
Как большую морально-нравственную проблему, серьезную духовную беду воспринимает употребление мата в речи еще одна наша читательница, Анна Яковлевна: «Слова эти несут отрицательную, злую энергию. Сейчас говорят: мат у нас в крови. Значит, нужно сделать переливание крови! Матом ругаются даже школьники—просто идут по городским улицам и таким образом друг с другом разговаривают. Взрослые—не лучше. Нередко можно услышать, как разговаривают по мобильному телефону и матерятся. Я слышу мат с утра до вечера. Живу на первом этаже: когда окна открыты, с улицы то и дело доносится брань. Обидно иметь такой богатый русский язык и так бездарно им, родным, пользоваться».
Так почему столь прилипчиво матерное слово, почему так трудно бывает отказаться от него?
По мнению специалистов, русский матерный язык есть наследие языческих верований как славянских, так и индоевропейских. Во времена древних цивилизаций главной задачей выживания являлось привлечение всевозможных божеств. Те словосочетания, которые сейчас сохранились под названием «матерщина», использовались в обрядах и ритуалах как магические заклинания, как проверенное средство привлечения нечистых духов. Однако к этим силам обращались с осторожностью и нечасто. Как уверяют исследователи, «употреблять эти слова можно было лишь мужчинам и не чаще нескольких дней в году, после чего они были под строжайшим запретом».
Например, одним из важнейших предназначений этих слов в магических обрядах славянских народов было наведение порчи на врага, проклятие его рода. Все эти слова так или иначе связаны с детородными органами мужчин и женщин и процессом воспроизводства. Слово «изматерили» означало «прокляли». Эта энергия обладает способностью вызывать в человеке привыкание, зависимость наподобие наркотической, утверждает отец Митрофан. Привычка к мату во многом носит характер зависимости от наркотического вещества: человек уже не может жить без этой подпитки.
Владимир Высоцкий (наш читатель, однофамилец известного барда.—Авт.) поделился своим мнением: «Если идти после дождя по центру города, можно заметить на асфальте грязно-белые следы от жвачки. Так вот мат—это то же самое. Это и есть наша современная культура».
Нецензурщина восполняет скудость языка, но порой, как ни странно, помогает особенно эмоционально выразить какое-то чувство, чаще всего негативное, считает Георгий Климентьевич: «Если честно, раньше, когда я слышал матерные слова, меня это тоже возмущало. А при нынешней жизни, когда даже в книгах молодых писателей встречается крепкое словцо, стало нормой. С возрастом я признал, что наш великий могучий русский язык разбавлен и другими словами. С их помощью можно отразить то, что накопилось у тебя на душе, коротко и предельно ясно».
В бывшем СССР за произнесение нецензурщины в общественном месте органы правопорядка могли оштрафовать без судебного разбирательства. В законодательстве Российской Федерации нецензурная брань в общественных местах квалифицируется как мелкое хулиганство и влечет наложение штрафа от пятисот до тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток. В то же время если оскорбление было нанесено «в неприличной форме» или «содержится в публичном выступлении», то вступает в силу уже УК РФ и полагается штраф до 100 МРОТ, работы до 120 часов, исправительные работы до 6 месяцев. Но работают ли эти защитные механизмы, применяется ли статья? Большие сомнения…

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

Оксана Непомнящих

Обозреватель ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера