Анатолий Романов—подводник и спасатель

Анатолий Романов—подводник и спасатель

Отец трехлетнего Толика Романова погиб в июле 1943 года: будучи водителем танка «Т-34», сгорел при освобождении Болхова под Орлом. Голодное детство заставило мальчика идти в строительное училище сразу после 8-го класса. Срочную службу проходил с 1958 года в дивизионе радиосветообеспечения аэродрома под Выборгом. Мечтал о море, но увольнение из армии затягивалось из-за Карибского кризиса. Анатолий успел сдать документы и в 1962 году поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. Пять лет пролетели как одно мгновение. В 1967-м Романов был назначен на должность командира БЧ-3 подводной лодки «С-66» в Балаклаве. Боевую службу нес в районе Босфора и в Средиземном море. Сложным был переход на Балтийский флот в Лиепаю, а потом обратно в Севастополь.
На службе офицеры быстро «стареют». 32-летнего подводника на командирские курсы не взяли, но направили учиться на замполита. Первое назначение—на подлодку 633-го проекта, затем—641-го. В декабре 1975 года лодка под командованием капитана 2 ранга В. Чуканцова вышла из Южной бухты Севастополя и через четыре месяца ошвартовалась в Полярном. В январе 1977 года заместителю командира атомной лодки 670-го проекта Анатолию Романову было поручено готовить экипаж к переходу подо льдами Северного Ледовитого океана на Тихоокеанский флот. В августе лодка ушла в «автономку» и 9 сентября всплыла на внешнем рейде Авачинского залива. Среди офицеров, награжденных за этот поход орденом Ленина, был и Анатолий Романов.

 

Возвращение в Севастополь

В августе 1980 года Романова перевели на ЧФ в 153-ю бригаду ПЛ, а в 1982 году направили для прохождения службы в 37-ю поисково-спасательную бригаду ЧФ.
Довелось Анатолию Ивановичу принять участие и в крупномасштабных учениях стран Варшавского договора в Болгарии «Щит-82». Глубоководные автономные аппараты входили в состав 288-й группы подводных аппаратов специального назначения под командованием Ю.С. Карелина. Группа входила в состав 37-й бригады спасателей.
В 1983 году на флотских учениях по поиску и спасению экипажа «аварийной» лодки Романову в штабе учений напомнили о его прошлой службе в подводном флоте. Предложили в качестве посредника на подводном снаряде «АСП-5» спуститься и взять к себе в снаряд несколько подводников с «аварийной» лодки. Погружение на спасательном снаряде не входило в обязанности Анатолия Ивановича, да и свое начальство у него было на тот момент. Но он не отказался, согласился на спуск. Лодка лежала на грунте на глубине 70 метров с небольшим креном. На комингс-площадку удалось пристыковаться только со второй попытки. После состыковки Романов пробрался через 7-й отсек на лодку, прошел в центральный пост, поздоровался с командиром корабля.
Обстановка была знакома ещё по первым годам службы на флоте. Командир лодки был изрядно удивлен появлению такого гостя! В бригаде еще помнили о службе Романова в качестве командира боевой части. Александр Иванович взял с собой трех матросов и через 7-й отсек поднялся в снаряд. Всплыли, подошли к борту «Михаила Рудницкого», где располагался штаб учений. Матросы поднялись на борт, где их напоили чаем. Учения завершились благополучно.
В 1985 году Романов был уволен в запас из Вооруженных Сил СССР по возрасту. Прослужил 27 календарных лет (из них 14—в соединениях подводных лодок, 12 лет—непосредственно на ПЛ) с выслугой 34 года. Закончив службу, Анатолий Иванович не расстался с флотом: командир бригады предложил работу на только что построенном в Финляндии спасательном судне. В бригаде Романов проработал 24 года. Из них 16 лет—на буксире «Шахтер» в должности 1-го помощника капитана. На судне также исполнял обязанности внештатного шифровальщика.
Девять боевых служб за 16 лет в Средиземном море и в Атлантике! Основная задача—обеспечение безопасности плавания надводных кораблей и ПЛ 5-й Средиземноморской эскадры. В 1996 году (в год 300-летия Российского флота) обеспечивал в Средиземном море и Атлантике авианосную многоцелевую группу во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов».

О традициях подводников

Как и многие ветераны Вооруженных Сил, Анатолий Романов часто бывает в гостях у севастопольских школьников. На таких встречах ребята задают вопросы о флотских традициях. Анатолий Иванович всегда вспоминает о посвящении в подводники. При первом погружении на глубине 100 метров в стеклянный плафон от светильника наливается забортная морская вода. Новичок, будь то матрос или офицер, пьёт эту воду («Пей до дна! Пей до дна!»—скандируют в это время боевые товарищи), причисляя с той минуты себя к подводному братству. На каждой лодке ритуал мог отличаться в деталях, но основа для всех кораблей была одна.
Ёще одна традиция не только подводников, но и общефлотская: после длительного похода и успешного выполнения задач в море подводников на причале встречают зажаренным молочным поросёнком. Подводникам в длительном плавании положено ежедневно 50 граммов сухого вина, а после месяца автономного плавания—12-14 суток отдыха в санатории. При походе длительностью в 2-3 месяца отдых предоставляется на 24 дня. Подводники не любят выходить в море по понедельникам, стараются избегать такой необходимости. И ещё: на дизель-электрических подводных лодках в отсеках не курят—очень высока пожарная опасность.

Семья всегда рядом

Вот уже 55 лет рука об руку по жизни рядом с Анатолием Ивановичем Романовым идет его боевая подруга Нели Николаевна. Жена подводника—очень сложная профессия. Она и домашний очаг хранит, и детей воспитывает! Сколько бессонных ночей она провела у детской кроватки, пока муж находился в дальних и длительных походах. Сколько ей пришлось выдержать переездов с флота на флот, из одного гарнизона в другой. Сколько сил отдала супруга, чтобы дети, Оксана и Роман, получили высшее образование. Оксана родилась в Балаклаве, с отличием окончила Горьковский педагогический институт (специализация «дошкольное образование»). Почти 15 лет проработала в детском садике старшим воспитателем в городе Сарове Горьковской области. Заочно окончила финансово-экономический факультет, занялась бизнесом. Сейчас вернулась в Севастополь. У Оксаны—25-летний сын.
Сын Роман пошел по стопам отца, окончил Севастопольский университет, ходит в море на гражданских судах. У него трое детей школьного и дошкольного возраста.
В канун своего 80-летия, вспоминая прожитые годы, Анатолий Иванович говорит: «Если бы мне предложили прожить жизнь заново, я бы шаг за шагом выбрал тот путь, который уже прошел. Может, это звучит громко и пафосно, но у меня всегда было чувство, что всё, что я делаю, делаю для своего народа. Конечно, награды—это приятно. Но за ними стоит в первую очередь служба Родине, своему Отечеству. Я душой и телом принадлежу своей стране. Никогда не менял присягу, служил и работал только в СССР и России».
После распада Советского Союза Анатолий Романов до 1994 года жил с паспортом гражданина СССР, затем получил паспорт РФ. В 2012 году оформил вид на жительство после выхода из украинского гражданства в посольстве Украины в Москве.
Тяготы службы на подводных лодках Анатолий Иванович Романов помнит и сегодня. При длительном однообразном малоподвижном нахождении небольшой группы людей в малом замкнутом пространстве, при ограниченном общении происходят изменения психологических и физических возможностей экипажа. В этом—одна из специфических особенностей службы подводников. Не зря после длительной боевой службы экипажи подводных лодок отправляются в санаторно-курортные учреждения для восстановления физического и психического здоровья. Но Анатолий Иванович никогда не жаловался на тяготы службы, всегда переносил их стойко!

 

В. ИЛЛАРИОНОВ.

 

На снимке: ветераны-подводники Валентин Данилов, Виталий Манторов, Анатолий Романов
у экспозиции клуба ЭПРОН.

Фото из личного архива А. Романова.

Другие статьи этого номера