Молодые—о развитии города

На таких  земля наша держится...

—Куда хотел бы поступить?
—В Москву, Питер, Краснодар… Очень хочу уехать на «материк»…
Такие разговоры часто можно услышать среди севастопольских выпускников. Чего не хватает молодым людям в родном городе? Каков, по их мнению, вектор развития Севастополя и каким он мог бы быть?
Я задала эти вопросы полусотни своих знакомых от 15 до 28 лет. Было любопытно узнать, как сделать Севастополь «городом молодёжи».

 

По статданным, в городе проживают 443 тысячи человек, из которых 120 тысяч—пенсионеры, а это фактически 27%. По шкале демографического старения Ж. Божё-Гарнье—Э. Россета такой показатель означает очень высокий уровень демографической старости (начинается с 18%). Однако это не означает, что Севастополю светит судьба стареющего города. Очень многое сейчас делается для молодёжи, её развития и совершенствования. На улицах создаются креативные молодёжные пространства, взять хотя бы «Театральную улицу» и в целом обновлённый вид Артбухты. В последнее время проводится всё больше фестивалей, реконструкций, планируются масштабные проекты вроде Севастопольской набережной, связывающей Херсонес и центр города. Учебные заведения каждый год привлекают всё больше поступающих, например, в прошлом году 20% абитуриентов СевГУ приехали с материковой России. Хореографическое училище, которое будет в скором времени построено, привлечет новую волну молодёжи.
Однако как, по мнению молодёжи, сделать его ещё лучше? Опрошенные мной люди называли множество разнообразных идей, иногда противоречивых, и сразу стало понятно: нельзя создать план развития, идеальный для всех. Зато многие сходились во мнении при перечислении проблем Севастополя. Предлагаю вниманию читателей список (ТОР) того, в чём нуждаются молодые люди Севастополя, составленный по итогам опроса.
Вакансии. 43 человека из 50 согласились с тем, что это действительно острая проблема родного Севастополя. Город считается комфортным для жизни, если его жители могут позволить себе без особого труда найти работу, соответствующую их потребностям. Севастополь, однако, не слишком отличается от многих периферийных городов России: здесь есть определённый набор востребованных профессий с хорошими зарплатами и есть профессии, нужные для города, но людям они неинтересны. Хочется, чтобы Севастополь был не только городом военных моряков и индивидуальных предпринимателей, а чтобы он был ещё и городом врачей, учёных, переводчиков, архитекторов… Или хотя бы, чтобы спектр востребованных профессий в дальнейшем расширялся. Отдельная проблема трудоустройства—критерий опыта работы. Многие мои знакомые отметили, что сталкивались с трудностями устройства на работу без опыта.
Качество образования и его востребованность. Причина, по которой многие выпускники хотят уехать,—это сложившееся мнение, что там, на «материке», образование более качественное. Особенно это касается ребят, которые хотят идти на гуманитарные и естественные специальности: достаточно широко развитая в городе система технического образования создаёт контраст с двумя другими сферами. При этом любой диплом московского университета, даже если речь идёт о нашумевшей Синергии, считается престижнее местного. Я, как студентка МГУ, могу сказать, что в России нет вузов, которые не имели бы недостатков. Поэтому не стоит идеализировать столичное образование, нужно местное делать конкурентоспособным: привлекать специалистов, развивать программы обмена, закупать оборудование. Это всё делается, но медленно и выборочно, далеко не для всех факультетов.
Дороги. Бич всей России, бич и нашего родного города. И дело не только в их качестве: из-за растущего населения город не успевает «переваривать» такое количество машин, узкие дороги просто не рассчитаны на столь мощный поток. Севастополь нуждается в развязках, в расширении трасс. Но сколько времени уйдёт на то, чтобы привести всё в порядок?
Хорошее воплощение хороших идей. Дорогостоящие проекты по развитию города не всегда делаются качественно и на выходе практически постоянно вызывают у жителей очевидные вопросы: качество плитки в парке Победы; дорогостоящий фонтан, который уже спустя два месяца чистили от водорослей; скамейки на «Ивушке», хаотично расставленные на выжженной колкой траве. Новое поколение всегда приветствует появление новых молодёжных пространств, однако хочется, чтобы заявленные проекты выполнялись так же качественно, как планировались.
Наконец, вектор развития. Сейчас многие из нас отмечают, что у Севастополя нет чёткой направленности развития и из-за этого возникает диссонанс. С одной стороны, делаются попытки выводить туризм на новый уровень, территории промышленных предприятий (например Балаклавское рудоуправление) и Минобороны отдают под нужды города. С другой—закрывается побережье Батилимана и строятся военные городки. Я опросила отдельно 50 человек, предложив им три альтернативных пути развития города: уходить в сферу туризма, поднимать промышленность либо закрыть город, сделав его военной базой. Большинство (27 человек) проголосовали за туризм, за промышленность было отдано 14 голосов, но нашлись и сторонники закрытого города, выступающие за то, чтобы оставить родной гавани её самобытность, а не подстраивать её красоту под приезжих. Таких было девять.
Кроме того, опрошенные предлагали такие уже не раз озвученные варианты, как возведение моста между Южной и Северной сторонами, ограничение строительства в районе центра по высоте зданий и их стилю (что уже сделано на законодательном уровне), решение проблем с общественным транспортом. В общем и целом, участники опроса согласились с тем, что, несмотря на все перечисленные минусы, Севастополь—город со множеством перспектив. Увлечённая молодёжь, которая сейчас остаётся здесь или приезжает сюда учиться,—это свежая кровь города. Именно за такими людьми, которые неравнодушны к его проблемам и жаждут найти решения,—будущее Севастополя. А значит, Севастополь будет городом молодежи и для молодежи.

 

Д. ОКУНЬ, студентка факультета журналистики МГУ им. Ломоносова.

Фото В. Докина из архива редакции.

Другие статьи этого номера