Не мстить после боя

Война глазами детей

Глава Севастополя Михаил Развожаев провел рабочую встречу с помощником президента РФ Владимиром Мединским. Вопросы, которые решались, касались «реализации проектов в сфере культуры».
После обсуждения важных тем они приняли участие в пресс-конференции ТАСС, посвященной историко-археологическому проекту «Крым—Севастополь-2020». Уже в октябре начнутся масштабные совместные раскопки археологов России и Франции. Главная цель—поиск солдат, погибших во время Крымской (Восточной) войны 1853-1856 гг. Также в начале октября в Севастополе запланировано перезахоронение останков французских солдат, которые были обнаружены в ходе строительных работ на улице Правды. Специалисты РАН планируют создать и опубликовать 3D-модели лиц этих людей.

 

—Французское кладбище—достаточно старое захоронение, которое было создано еще в ХIХ веке, когда сюда по инициативе Франции были перенесены останки французских солдат. Хотя в Крымскую войну мы были по разные стороны фронта, но в русских традициях никогда не мстить после боя,—рассказал Владимир Мединский.—Мы с памятниками не воюем. Есть также английское и итальянское кладбища, за которыми русская сторона всегда ухаживала. Эти кладбища пострадали в украинскую бытность Севастополя. А французское кладбище и вовсе было предоставлено самому себе. В 2014 году мы увидели печальное зрелище.
Владимир Мединский рассказал присутствующим на пресс-конференции, что при строительстве жилого дома на улице Правды были обнаружены останки 150 солдат. Это произошло еще несколько лет назад при рытье котлована под строительство жилого дома. Сейчас останки находятся в музее, и, по словам помощника президента России, «по всем христианским и человеческим канонам они должны быть преданы земле». Предположительная дата захоронения—3 октября.
В пресс-конференции также приняли участие директор Института археологии РАН Николай Макаров и президент Фонда развития русско-французских исторических инициатив Пьер Малиновский. Историко-археологический проект «Крым—Севастополь-2020» будет запущен 28 сентября. Его организатором как раз и стал Фонд развития русско-французских исторических инициатив, который поддерживает президент РФ Владимир Путин. Проект планируется масштабный, и на него большие надежды возлагает французская сторона. Кстати, команда из Франции уже получила разрешение на въезд в Крым и Севастополь и начнет совместную работу с РАН уже 30 сентября.
—Мы обещаем вам великий проект,—заявил Пьер Малиновский.— Во Франции очень много символов, посвященных Крымской войне, но о самой войне мало кому известно. Мы опрашивали французскую молодежь. Например, задавали вопрос о сражении на Альме. Они сказали, что Альма—это мост, где умерла принцесса Диана. Для них это просто названия.
По словам Пьера Малиновского, французскую сторону в этом проекте будут представлять две команды, которые одновременно начнут работать и в Крыму, и в Севастополе. При реализации проекта будут присутствовать французские СМИ, один из лучших профессоров Франции, который приедет со своей командой, четыре археолога, студенты, команда из фонда.
—Это очень важные проекты для нас. 95 тысяч солдат приехали в Россию воевать, 150 из них до сих пор ждут, когда их перезахоронят,—говорит Пьер Малиновский.—С помощью георадаров обнаружили много тел воинов. А сейчас с помощью 3D-моделирования мы сможем посмотреть лица французских солдат. Возможно, этот проект будет длиться больше, чем мы ожидали.
В свою очередь Николай Макаров сообщил, что проект, который запланирован на 2020 год, это разведка на территории двух важнейших событий Крымской войны: битвы на реке Альме и Инкерманского сражения. При этом историк уверен, что работы предстоит много: «Крымская война занимает особое место в нашей исторической памяти. Но далеко не все материальные объекты, которые несут в себе память о ней, поставлены на учет. Это мы поняли после того, как начали раскопки в Крыму в 2014 году. Наверняка остались утерянные захоронения, которые нужно будет зафиксировать».
— Сейчас мы не можем прогнозировать, насколько останки окажутся сохранными. Но в настоящее время довольно много программ и специалистов в России, которые занимаются 3D-реконструкцией,—пояснил Николай Макаров.—Это довольно продвинутое направление, которое дает возможность показать облик людей. Но для определения, чьи это солдаты, важны мундирные пуговицы, монеты, какие-то приметы.
Что касается мест проведения раскопок, то, по словам Пьера Малиновского, перечень таких площадок был составлен французскими экспертами еще в 2013 году, однако раскрывать их не будут до момента начала раскопок. «Одно место находится в Севастополе, еще одно—в Республике Крым. Работа может продлиться долгое время, поскольку мы ожидаем найти много солдат»,—пояснил он.

Анна Брыгина.
Фото с сайта правительства города.

Другие статьи этого номера