В России снижается неформальная занятость

За последний год в России сократился спрос на «теневые» услуги, а оказывающий их неформальный рынок труда стал меньше. К такому выводу по итогам социологического мониторинга российского рынка труда пришли эксперты РАНХиГС, пишет газета «Коммерсантъ».

 

Эпидемия коронавируса могла привести к сокращению в РФ неформальной занятости, свидетельствуют данные РАНХиГС. В этом году домохозяйства сократили траты на оплату неформальных услуг, начав пользоваться ими несколько реже. В результате доля работающих неофициально на постоянной основе в России снизилась до 20,5%, а тех, кто получает от этого основной доход,—до 11,3%.
По результатам исследования этого года 42% респондентов сообщили о том, что в течение одного календарного месяца оплачивали какие-либо услуги или работы неофициально, что указывает на довольно масштабное сокращение их доли. В 2006 году об этом, по данным аналогичных опросов, сообщали 56% респондентов, в 2013-м—51,7%, в 2016-м—51,3%, в 2019-м—50%. Также все это время параллельно с сокращением общего числа потребителей «теневого» рынка товаров и услуг снижалась и активность их потребления. Если в 2006 году граждане оплачивали «из рук в руки» примерно 2,2 услуги или работы в течение календарного месяца, то в 2020-м—1,8.
По данным мониторинга, общие расходы домохозяйств на оплату только наиболее распространённых услуг или работ, предоставляемых, как правило, самозанятыми гражданами неофициально, в этом году составили 4,1 трлн руб. в год (в 2013 году—5 трлн руб.).
На фоне сокращения спроса на свои услуги российский «теневой» рынок труда также сжимается. Так, в этом году о «теневой» занятости (включая разовую) сообщили 28% занятого населения, в то время как в 2019 году их доля достигала 32,5% (в 2013-м—44,5%). Доля тех, кто постоянно работает неофициально, в 2020 году сократилась на 3,8 процентного пункта, до 20,5%, а доля заявивших неофициальный доход по основной и единственной занятости, составила 11,3% (в 2019-м—13,1%).
В основном респонденты (58,7%) объясняли свой выбор в пользу «теневой» занятости отсутствием подходящего места работы на официальном рынке труда, а также возможностью работать по более удобному графику и увеличить свои доходы путем уклонения от налогов (по 29,6%). Также в список причин вошли возможность избежать бюрократических издержек и процедур (27,5%), более простой наем при наличии ограничений по возрасту или здоровью (26,3%) и отсутствие проблем с совмещением нескольких позиций (18,2%).
При этом большая часть респондентов, занятых неофициально (63,2%), считают, что снижению масштабов «теневой» экономики может способствовать уменьшение величины налоговых выплат. Каждый третий респондент уверен, что к сокращению «теневого» сектора приведет снижение социального неравенства, в том числе неравенства перед законом, каждый четвертый указал на значимость повышения роли социальных гарантий и социальной защищенности работников в официальной экономике.
Четверть опрошенных (25,1%) сообщили о необходимости улучшения налогового администрирования (в т.ч. упрощения процедур по уплате налогов и пошлин), а почти 1/5 респондентов (18,2%) отметили важность повышения качества сервиса налоговых органов за счет расширения информационных технологий и новых форм взаимодействия с налогоплательщиками.
Как отмечают авторы исследования, сокращение объема неформальной занятости может быть вызвано как сложной эпидемиологической ситуацией из-за коронавируса, усложняющей предоставление неформальных услуг, так и активностью государства по ограничению участия граждан в «теневой» деятельности.
Некоторые особенности развития нынешнего кризиса могли привести к сокращению «теневой» занятости, соглашается Игорь Поляков из ЦМАКП. «В их числе—падение спроса на аренду квартир из-за появления удаленной работы, сокращение возможностей для нелегального импорта из-за закрытия границ и откладывание процедур банкротства»,—говорит он.

Другие статьи этого номера