Письмо из прошлого

Заветный балаклавский камень

«Здравствуй, многоуважаемая сестрица Катя. Шлю я тебе свой горячий комсомольский привет и желаю хороших успехов в твоей дальнейшей жизни. Передаю привет дорогой маме Прасковье Кузьминичне, брату Мите и Поле. Желаю быть им счастливыми в их настоящей, будущей повседневной жизни.
Катя, я очень давно не получаю ни от кого из вас писем. А ожидал в скором времени получить, так как я вам всем, можно сказать, на одной неделе письма отослал вместе: Поле, Мите и тебе, Катя. Но до сего времени я от вас не имею ни одной новости и все еще продолжаю ждать.
Ведь мое дело, Катя, сейчас совсем другое, ничего не попишешь. А два года пройдут, если не больше, просто бесцельно для себя. Лишь одно только утешает, что я выполняю долг перед Родиной.
Катя, хочу написать пару строк о себе, но мне кажется, что не о чем, вам и так все понятно. Потому что жизнь моя довольно однообразна. Живу на старом месте, лишь изменил квартиру с 7 на 3. Специальность моя, я думаю, будет не секрет, что разведчик. Служба моя два года, а потребуется, буду служить столько, сколько скажет нарком обороны. Здоровье мое хорошее, дела мои обстоят неплохо. Гулять, конечно, не приходится, но потому я и военный. Иногда, конечно, становится скучно, но сразу все проходит. Скучать в такой массе некогда.
Катя, пиши подобно о себе, какие имеешь успехи в жизни. И напиши обо всех, как поживает Митя, как я сказал раньше, мама и Поля. Ведь она сейчас одна, мне ее как-то становится жалко.
Досвидание, Катя, и дорогая мама, Митя, Поля. Крепко жму руки. Привет от меня всем знакомым».

(Орфография и пунктуация оригинала сохранены.—Ред.)

Это письмо неизвестного молодого человека на пожелтевших от времени листках, датированное 30 мая 1941 года, случайно обнаружила в семейном архиве читательница нашей газеты.
—Когда летом приехала в Севастополь и разбирала вещи родственников, то захватила с собой старый Молитвослов 1968 года издания,—рассказывает Ольга.—В него-то и было вложено непонятно чье письмо, написанное более 80 лет назад. Оно не адресовано моим родственникам. К сожалению, конверта не было, и автор письма не указал своего имени. Но вдруг кто-то узнает имена своих родственников? Было бы интересно узнать, как сложилась судьба этих людей.
Стоит отметить, что подобные послания из прошлого россияне время от времени получают. Так, в августе этого года жительница Сокола обнаружила дневник 1957 года при замене окон в подъезде—строители снимали старые и достали из-под подоконника школьный дневник 63-летней давности.
О находке москвичка сообщила в районной группе в соцсетях, уточнив, что было бы здорово разыскать владельца дневника или его семью.
Дневник на 1957/1958 учебный год принадлежал ученику 6-А класса 144-й школы Ленинградского района Москвы Сергею Маргорину. Время находку пообтрепало, но все записи разобрать можно. Особое внимание комментаторов привлек список учителей: выяснилось, что физрук Вениамин Алексеевич проработал в школе как минимум до 1995 года!
На объявление о поиске откликнулся сын Сергея Маргорина, Алексей,—самого владельца дневника, к сожалению, уже нет в живых. Сын предположил, что Сергей спрятал дневник от родителей.
«Дедушка был строгим. Могло влететь! О школьных годах отец практически ничего не рассказывал, рассказывали бабушка с дедушкой. Говорили, что папа учился плохо, был озорным, веселым в том числе, таким он и оставался всю жизнь. Дневник не сильно отличается от моего: двойки, тройки»,—рассказал Алексей Маргорин.
Найденную реликвию благополучно передали в семейный архив Маргориных.
Так что у посланий из прошлого случаются продолжения. Хочется верить, что в Севастополе остались жить родственники автора довоенного письма, благодаря которым удастся установить его имя, а может быть, и судьбу узнать…

 

Елена ИВАНОВА.

Другие статьи этого номера