Объявленческая лихорадка

Многие знают, что первыми декретами советского правительства были декреты «О земле» и «О мире», но мало кто помнит, что вскоре было принято правительственное постановление, которое ввело монополию государства на объявления. Тем самым не только пресекалась возможность расклейки и публикации объявлений контрреволюционного содержания, но и решалась задача пополнения бюджета.Постановление это, просуществовав несколько десятков лет, использовалось в инсценировке сталинских судебных процессов против «врагов народа», так и не было отменено, а тихо почило вместе со сменой эпох. Не хотелось бы вспоминать то жуткое время и проводить какие-то аналогии с днем сегодняшним в плане порядка распространения объявлений, а тем более введения на них государственной монополии. Если уж государство решилось отказаться от монополии на водку и передало ее реализацию в частные руки, то какая может быть речь об объявлениях. Разве можно их монополизировать, скажем, у нас, если в городе существует частная фирма «Горсправка», выходит несколько рекламных газет, а большинство средств массовой информации перестанет существовать, если от них отвернется рекламодатель. Речь о другом. О чувстве меры, которое нередко нам изменяет.

Город облеплен объявлениями с головы до пят. Они на столбах, на остановочных павильонах транспорта, на заборах новостроек и долгостроек, на стенах домов и подъездах, только что обновленных жильцами за свой счет. Объявленческая короста придает городу вид неряшливый и убогий. Еще как-то можно понять появление написанных от руки объявлений малоимущих, которые пытаются за ненадобностью продать старые вещи и выручить копейку. Но когда читаешь изготовленное на копировально-множительной технике объявление «Куплю дорого серебро, золото, платину» или приглашение прийти в квартиру, где с помощью французской косметики за 300 гривен обещают омолодить лицо, то понимаешь, что, поддавшись столбовой рекламе, будешь иметь дело с людьми, уклоняющимися от встречи с «наложкой», не имеющими права на предпринимательскую деятельность, а то и просто аферистами.

Вероятно, эти обстоятельства порождают в городе эпидемическую любовь к столбовой рекламе. Такие объявленцы предпочитают нанимать расклейщиков, которые лепят где попало приглашения: навсегда сбросить вес, вывести камни из почек, сделать татуировку, остричься наголо и ну очень дорого продать свои волосы. Вся эта макулатура месяцами дряхлеет в самых людных местах, превращаясь в городской прах и вызывая лютую ненависть у дворников. Но дворник-то что может сделать? Да ничего. Разве что метелкой помахать. Есть ли возможность как-то упорядочить размещение объявлений, избавиться от столбовой коросты? Пока нет. Объявленческую лихорадку обуздать некому. «Горсправка» имеет около 70 рекламных щитов да 10 каменных тумб, на которых размещаются афиши о гастролях артистов и творческих коллективов. Вояжеры заключают с «Горсправкой» договоры на размещение небольшого числа своей рекламы, а большую ее часть расклеивают на чем придется. За объявления на столбах «Горсправка» никакой ответственности не несет. Не отвечают за них ни управление жилищного хозяйства, ни рэпы, ни участковые инспектора милиции, ни районные госадминистрации, ни тем более управление культуры. Пока не дошли руки до этого дела и у соответствующей депутатской комиссии горсовета. Так не принять ли постановление, запрещающее расклейку объявлений где попало и карающее ослушников, для пополнения местного бюджета?

Жильцы одного из домов по проспекту Генерала Острякова нашли простой, но, как оказалось, радикальный способ отвадить расклейщиков. Они вывесили текст следующего содержания: «Объявления сдаем в налоговую инспекцию». С тех пор никто не осмеливается рисковать: чем черт не шутит, а вдруг «наложка» поинтересуется предпринимательской деятельностью абонента указанного в объявлении телефона.

Другие статьи этого номера