ПРИНУЖДЕНИЕ К ШПИОНАЖУ

В позиции Украины говорится, подчеркнул Медведчук, о тех пунктах отчета, в которых речь идет о «несогласованности с украинской стороной», об обвинениях Украины в продаже «Кольчуг» Ираку и о «недостаточной информированности» экспертов со стороны Украины. Таких пунктов 17.Украина считает, что группа иностранных экспертов в ходе работы в стране получила ответы «практически на все» возникшие вопросы, в том числе связанные с возможностью поставок систем «Кольчуга» в Ирак.

В.Медведчук сообщил, что эксперты ознакомились с материалами и результатами расследования по этому вопросу, которое провели в свое время Генеральная прокуратура Украины, СБУ, «а также тех исследований и расследований, которые проводились во внутреннем порядке и материалы которых были также предоставлены экспертам».

В ходе брифинга глава Администрации Президента зачитал все 17 упомянутых пунктов отчета, дав по каждому из них комментарий. В первом утверждении отчета, сообщил В.Медведчук, говорится: «Федеральное бюро расследований (США) признало аутентичными записи разговоров Президента Украины, которые состоялись 10 июля 2000 года. Во время разговора Президент Украины одобрил предложение Малева (бывший глава «Укрспецэкспорта». — ИФ) тайно поставить станцию «Кольчуга» в Ирак через третью страну».

В.Медведчук отметил, что Украина «не может согласиться с таким утверждением», так как оно бездоказательно. «Известно, что в Украине были официально проведены экспертиза и исследование этого фрагмента, о котором идет речь, то есть сделанной записи в кабинете Президента Украины. Вывод такой: фрагмент смонтирован», — сказал, в частности, он.

Второе утверждение отчета гласит: «Степень сотрудничества и транспарентности украинской стороны неравномерна». На это В.Медведчук заявил, что степень сотрудничества была одинаковой. Вместе с тем он подчеркнул, что доступ к определенным документам ограничивался действующим законодательством, что «могло вызвать у членов (экспертной группы. — ИФ) иллюзию неравномерности».

В третьем утверждении говорится: «На отдельные вопросы группа получала непрямые ответы или категорический отказ, особенно когда это касалось высших должностных лиц Украины и поставок «Кольчуг» через третьи страны». Это утверждение В.Медведчук назвал «некорректным». «Украинская сторона делала стенограмму записей и ответов, и такое утверждение (в ходе встреч представителей Украины с экспертами. — ИФ) в стенограммах не находит подтверждения, поэтому полностью опровергаем такой вывод», — сказал он.

В четвертом пункте отмечается: «Некоторые наиболее важные документы не были предоставлены группе, в частности, документация по продаже четырех станций «Кольчуга» в Китай». В.Медведчук утверждает, что американо-британским экспертам были предоставлены все необходимые документы о продаже четырех станций в Китай, кроме соответствующего контракта, в частности выписка из этого контракта, где записано, что продажа или передача третьей стороне станции «Кольчуга» не может быть сделана. По его словам, содержание контракта является коммерческой тайной, которая принадлежит не только Украине, но и КНР. «Мы утверждаем, что никаких международных норм в результате подписания этого соглашения не было нарушено», — подчеркнул вместе с тем В.Медведчук, сообщив, что Украина поставила в известность об интересе к контракту со стороны экспертной группы китайскую сторону и ожидает от нее ответа.

Пятый пункт утверждает: «19 октября экспертам сообщили, что некоторые документы будут рассекречены и представлены в ближайшее время. Группа до сих пор ждет эти документы». «Это не соответствует действительности», — подчеркнул В.Медведчук. Он отметил, что 24 октября Генпрокуратура Украины предоставила представителям посольства США доступ к двум из шести томов уголовного дела, которые являлись секретными документами и нуждались в рассекречивании. До этого эксперты ознакомились с четырьмя томами дела, заведенного Генпрокуратурой по факту незаконной торговли оружием. Эти документы были рассекречены ранее установленных законодательством сроков. Расследование дела завершилось постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по факту незаконной торговли оружием, копия которого была им передана руководителю группы экспертов.

В шестом утверждении говорится: «Правительство Украины не смогло предоставить экспертам достаточно доказательств того, что поставка «Кольчуг» в Ирак не имела или не могла иметь места». В связи с этим В.Медведчук подчеркнул, что Украина пошла на «беспрецедентную открытость, пошла даже на передачу своих военных секретов», предоставила всю техническую документацию по станциям «Кольчуга». «Однако мы не можем открыть ноу-хау производства, результат исследований и открытия которых привел к созданию этой чудо-техники», — отметил он. Кроме того, эксперты признали, что согласно документам Украина не продавала «Кольчуги» Ираку непосредственно. Они настаивают, что «Кольчуги» могли быть переданы через третьи страны. В.Медведчук назвал такой вывод «как минимум, некорректным и безосновательным». «Это абсолютно исключено. Есть непосредственно сертификат конечного пользователя, есть норма, которая записана в соглашении и с Эфиопией, и с Китаем относительно возможности продажи станций третьей стороне», — сказал он.

Седьмой пункт утверждает: «Расследования событий, которые предшествовали одобрению Президентом 10 июля 2000 года поставки «Кольчуг» в Ирак, были ограничены». «Украина не может согласиться с обвинительным тоном этого тезиса», — сказал В.Медведчук, отметив, что в Украине действует достаточно эффективная система экспортного контроля. Если бы кто-то из высших должностных лиц Украины разрешил такую продажу законным или незаконным путем, сказал он, к этой операции должны были быть привлечены «десятки людей», что «является невозможным даже теоретически, не то что практически».

Восьмое утверждение: «Учитывая отсутствие максимального уровня транспарентности, особенно относительно передачи («Кольчуг». — ИФ) третьей стороне, вопрос, продавала ли Украина «Кольчуги» в Ирак, остается открытым». В.Медведчук заявил, что Украина не может согласиться с тезисом об отсутствии максимального уровня сотрудничества во время работы экспертов. «Украина проявила максимальную открытость по всем вопросам», — подчеркнул он. «Украина сделала все возможное для того, чтобы продемонстрировать свою открытость и предоставить какую бы то ни было информацию — даже ту, которая бы могла повредить» как экономическим, так и национальным интересам страны.

В девятом пункте отмечается: «Возможность тайной или нелегальной передачи вооружения, особенно при участии третьей стороны, остается вероятной. Несмотря на открытость Украины по производству станций («Кольчуг». — ИФ), все еще остается много вопросов без ответов и противоречий». На это В.Медведчук сказал: «Учитывая габариты станций, осуществить незаконно передачу «Кольчуг» через границу Украины невозможно». Он подчеркнул, что системы космической разведки такую передачу смогут зафиксировать.

Десятый пункт гласит: «Украинская сторона не провела достаточного всеохватывающего расследования, группе была предоставлена возможность увидеть только сокращенные версии отчетов Генпрокуратуры, СБУ и СНБО, и поэтому остаются серьезные сомнения в отношении полноты указанных расследований». В.Медведчук назвал это утверждение категорически не отвечающим действительности. В Генпрокуратуре экспертам позволили ознакомиться со всеми шестью томами расследования дела, предоставили копию постановления, рассекречены документы, сказал он, добавив, что Генпрокуратура не предоставила экспертам один документ — контракт о поставках «Кольчуг» в Китай.

В одиннадцатом пункте говорится: «Система экспортного контроля Украины не имеет достаточно гарантий, которые бы не позволяли высшим должностным лицам или предприятиям злоупотреблять своим положением или обходить систему экспортного контроля». «Эта система строилась по рекомендациям США и неоднократно подвергалась проверкам. Такие утверждения, как минимум, безосновательные», — сказал В.Медведчук.

Двенадцатый пункт утверждает о существовании конфликта интересов СБУ и «Укрспецэкспорта». В.Медведчук назвал это «совершенно нормальным явлением». «В наших нормативных актах даже заложен этот конфликт интересов», — сказал он.

Тринадцатое утверждение: «На вопрос о контактах Малева с иорданским посредником по поводу продажи «Кольчуг» представители СБУ с нежеланием проинформировали, что им было известно о предложенной операции, и Малева предупредили о нецелесообразности ее реализации. Но не было предоставлено никаких доказательств того, был ли остановлен этот процесс, каким образом и кто конкретно был задействован в этом».

В.Медведчук заявил, что СБУ предоставила экспертам оперативно-розыскную информацию, полученную не только Службой безопасности, но и главным управлением контрразведки. «Да, действительно, Малев вел такие неофициальные переговоры, но это были не переговоры за столом, а информация о запросе и возможности продажи. Именно на этой стадии СБУ остановила эти переговоры и пояснила Малеву, что дальше их проводить нецелесообразно», — отметил он, добавив, что эта информация частично передана экспертам и полностью — ЦРУ.

В четырнадцатом пункте сообщается: «Подгруппе, которая изучала внутреннюю структуру украинской системы производства ракетного вооружения, прежде всего в сфере долговых обязательств конечного пользователя, не удалось обеспечить максимального сотрудничества». В.Медведчук полностью опроверг этот «удивительный вывод». «Мы со всеми группами — их было три: политическая, военная, техническая — одинаково работали. Мы не могли быть открытыми во всем там, где нет возможности для рассекречивания данных», — сказал он.

В пятнадцатом утверждении отмечается: «Не ко всем документам, связанным с вопросом продажи систем «Кольчуга» в другие страны, был предоставлен доступ».

В.Медведчук обратил внимание, что эти обвинения повторяются в разных редакциях.

Шестнадцатый пункт: «Как правило, «Кольчуги» производятся и применяются партиями по три станции. Однако в 1993 году было произведено 4 такие станции, а не 6. Удивительно также, что с 1996-го по 1999 год и в 2001 году «Кольчуги» не производились». «Мы поясняли, что производство связано с заказом», — сказал на это В.Медведчук.

В семнадцатом пункте говорится: «Правительство Украины не пояснило разницу между военным вариантом положения и заявлением, что это положение было изъято». «Речь идет о том, что американская сторона попросила выписку из контракта между Украиной и Китаем — пункт 11.13», — пояснил В.Медведчук, отметив, что причины этого запроса неизвестны. «В типичном контракте по продаже оружия этот пункт означает невозможность перепродажи оружия третьей стороне. Этот контракт именно в этой части был изменен. И пункт о запрете третьей стороне был под другим номером. Под номером 11.13 находится пункт, не подлежащий разглашению. Но вопрос, по мнению экспертов, оказался подвешенным», — сказал он.

Глава Администрации Президента Украины Виктор Медведчук обнародовал и 7 дополнительных вопросов, поставленных американо-британскими экспертами по итогам расследования в Украине обвинений в незаконной продаже установок «Кольчуга» Ираку. В.Медведчук сообщил, что эти 7 дополнительных вопросов содержались в письме на его имя от руководителя группы иностранных экспертов Алана Ванегмана.

В частности, сообщил он, эксперты просят предоставить документ, подписанный членами комитета по политике военно-технического сотрудничества в 2001 году относительно стран, которые вызывают обеспокоенность. Такой документ, сказал В.Медведчук, предоставил секретарь СНБО Украины Евгений Марчук представителю посольства США 25 октября нынешнего года. Эксперты также просят предоставить им две версии конечного отчета о расследовании внутри страны, проведенном СНБО, а именно: отчет бывшего первого заместителя секретаря СНБО Леонида Рожена и дальнейший отчет СНБО.

По словам В.Медведчука, Е.Марчук в документе, который предоставил представителю США 25 октября, пояснил, что черновые записи отчета Л. Рожена были положены в основу соответствующего документа, составленного и подписанного Советом нацбезопасности. Эксперты могли убедиться в этом во время встречи с Л.Роженом, на которой они задавали «соответствующие вопросы». Эксперты просят также предоставить копию заключительного отчета о расследовании дела о «Кольчуге», проведенном СБУ. В.Медведчук отметил, что СБУ предоставила такой отчет, а также «другую детальную информацию, но не экспертам, а по своим специальным каналам Центральному разведывательному управлению».

Кроме того, эксперты хотят получить копию заключительного отчета о расследовании, проведенном Генеральной прокуратурой Украины. «Я уже дважды говорил, что нет такого отчета, а есть дело и есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Дело показали, постановление выдали», — сказал В.Медведчук. Иностранные эксперты просят предоставить информацию о месте нахождения четырех «Кольчуг» в Китае. «Ответ отсутствует. Я могу сказать, что Украина не имеет (на это. — ИФ) права», — сказал глава Администрации, отметив, что ему, как юристу, этот вопрос напоминает «принуждение к шпионажу».

Эксперты также просят предоставить копию контракта с Китаем относительно приобретения четырех станций «Кольчуга» в 2002 году. «Не буду комментировать, — сказал В.Медведчук. — В «Укрспецэкспорте» есть представитель, который предоставил всю необходимую информацию». Кроме того, эксперты хотят получить протоколы заседания комитета по политике военно-технического сотрудничества и экспортного контроля при Президенте Украины, начиная с июня 2000 года. В.Медведчук отметил в связи с этим, что Украина не может на это пойти, поскольку это «не только ее военные, экономические и государственные интересы, но и других стран». «Без их согласия мы на это пойти не можем», — сказал он.

По словам В.Медведчука, он лично исследовал эти протоколы, подготовленные за два года. Эти протоколы идут под грифом «совершенно секретно», сказал он. Среди них за эти два года речь о «Кольчугах» шла в двух протоколах. В одном из них говорилось о соглашении относительно продажи Эфиопии трех систем «Кольчуга», во втором — о праве «Укрспецэкспорта» вывезти одну «Кольчугу» из Украины в Пакистан для демонстративного показа. «Эта станция после этого была возвращена в Украину», — отметил глава Администрации.

Другие статьи этого номера