НАШИ САМОЛЕТЫ В НЕБЕ КИТАЯ

Завершен трехдневный визит Президента Украины в Китай. У нынешней поездки главы государства много особенностей. Главная из них — смена руководства Китая. Президент Украины первым из зарубежных лидеров посетил Поднебесную после съезда КПК.Даже если допустить, что столь удачное время визита — не что иное, как результат переноса сроков (поездка должна была состояться несколько ранее), факт остается фактом: именно Киеву досталось право первого визита. Для тех краев это особо важно. Из практики последних лет известны случаи, когда первый зарубежный лидер, который посещал дальневосточную страну сразу же после смены ее руководства, получал такую поддержку (в том числе и финансовую), на которую в другое время не мог и рассчитывать даже при самом удачном использовании организационных и дипломатических ресурсов.

Хотя Леонид Кучма с Ху Дзиньтао — новоизбранным лидером компартии Китая — не встречался (в Киеве исходят из того, что процесс передачи бывшим лидером КПК Цзянь Цзэминем поста председателя Госсовета будет проходить в марте следующего года на Всекитайском собрании представителей), в украинской столице понимают, что смена руководства КНР не означает ухода Цзянь Цзэминя из большой политики. По мнению большинства серьезных аналитиков, нынешний глава КНР скорее всего пойдет по проторенной дорожке Дэн Сяопина: Цзянь сделает все для того, чтобы обладать правом последнего слова в принятии серьезных решений. В Китае это называют сохранением преемственности и стабильности политической системы.

В то же время стоит обратить внимание и на другой факт: с авансцены уходит не просто команда Цзяня — на второй линии окажется так называемая «люсу пай» («фракция учившихся в СССР»). Вряд ли для кого-то будет секретом, что советское прошлое группы Цзэминя связывало его с Россией, Украиной и другими республиками бывшей «великой империи» сильными ностальгическими чувствами. Цзэминь мог в разгар переговоров сказать на русском «дела идут, контора пишет» или напеть до боли знакомый мотив Пугачевой — и разговор с любым постсоветским лидером приобретал совершенно другой оттенок.

Впрочем, еще до отлета Президента в Пекин было понятно, что Киев в китайской столице не собирается играть лишь на совпадении визита с «эпохой великих перемен». И не случайно: в повестке дня украинской делегации значились как минимум три цели, достижение которых в китайских кабинетах власти определило бы успешность или провал многочасового перелета высших чинов нашей державы. Первое, на что ориентировалась украинская делегация на переговорах в Поднебесной, — это принятие совместной декларации, в которой было бы зафиксировано стратегическое партнерство между двумя странами. «Я убежден, что в недалеком будущем отношения Украины и Китая будут заслуживать статуса стратегического партнерства», — более чем определенно заявил Л. Кучма на встрече с Цзянь Цзэминем.

Возможно, еще полгода назад этот уровень достаточно было закрепить лишь крепким рукопожатием. Сегодня же Пекин для Киева — не только торговый партнер 1 в Азиатском регионе. На берегах Днепра отдают себе отчет, что Пекин имеет постоянное членство в Совете Безопасности ООН. В свете «кольчужных» проблем, которые омрачают стратегическое партнерство Киева с Вашингтоном, поддержка Китая приобретает совсем другой оттенок: Пекин может использовать свое влияние в Совбезе для защиты даже потенциального стратегического партнера. Например, помочь ему приобщить к расследованию возможных нарушений Украиной санкций против Ирака уже не американо-британских экспертов, а ооновских. Тем более что еще на прошлой неделе, во время заседания комитета 661 Совбеза, представители Поднебесной (наряду с россиянами, французами и сирийцами) выступили за необходимость изучения письма министра иностранных дел Анатолия Зленко к ООН. (В послании, напомним, содержалась просьба к СБ рассмотреть ситуацию вокруг обвинений в продаже Украиной «Кольчуг» Ираку). Во время встречи с украинским Президентом, сообщает «Интерфакс-Украина», Цзянь Цзэминь заверил своего коллегу в безоговорочной поддержке: «Мы придаем большое значение Украине и рассматриваем ее как надежного друга и партнера в Центральной Европе».

Другой мотив нынешнего визита неизменен на протяжении доброго десятка лет. Речь, конечно же, идет о подъеме «на качественно новый уровень» экономических отношений между Киевом и Пекином. Особенно в сфере ВПК и авиастроении.

К украинским «Анам» китайцы сватаются уже не первый год. И Киев отвечает взаимностью: во время нынешнего визита был подписан протокол о сотрудничестве в сфере авиастроения. А намедни представители киевского АНТК им. О. Антонова подписали с Шансийской авиационной промышленной корпорацией контракт о совместной разработке самолета «Уай-8 Эф600». Было скреплено на бумаге и желание «разделить на двоих» работы по созданию крыла для регионального реактивного самолета «Эй А Джей 21». Кроме того, на состоявшемся авиасалоне в Чжухае наши авиастроители получили «добро» на поставку в Китай около 20 Ан-74 стоимостью в 23 миллиона долларов.

К тому же активно велись переговоры и об участии украинских предприятий в модернизации китайских Yun-8 и Yun-5. Шла речь и о совместном производстве самолетов Ан-140 (эксперимент с Ираном показал, что проект работает). Кроме обновления планерной части авиамашины, рассказали «Ведомостям» эксперты Украинского центра развития связей с Китаем, мы можем предложить КНР двигатели, выпускаемые на «Мотор-сич». Столь завидный интерес Китая объясняется просто: расходы КНР на обновление авиапарка составят в ближайшие двадцать лет 165 миллиардов (!) долларов. До двух тысяч самолетов Пекин намерен закупить только для внутренних авиарейсов.

С военно-техническим диалогом похожая ситуация. Уже в 2001 году Китай занял первое место в мире (!) среди импортеров военной техники. В этом же году на военные расходы Поднебесной отведено 20 млрд долларов. (А это на 17,6% больше, чем в прошлом году). В интересах Украины, по мнению экспертов, и то, что в военно-техническом сотрудничестве с Россией и США у Китая есть определенные лимиты: оба партнера имеют свои интересы в регионе и вряд ли они отвечают поставкам высокотехнологического оружия своему потенциальному сопернику. Кстати, по информации из дипломатических источников, Пекин сегодня входит в тройку военно-технических партнеров Киева. Однако, утверждают в украинской столице, потенциал еще далеко не исчерпан. «Мы готовы к сотрудничеству с Китаем в военной сфере», — напомнил украинский Президент министру обороны КНР Чи Хаотяню.

Редко какие украинско-китайские переговоры обходятся и без упоминания об участии наших предприятий в освоении западных и центральных регионов Поднебесной — основном направлении десятой пятилетки страны. Примечательно, что в этих районах сосредоточена главная энергоресурсная база Китая. Украинские эксперты в кулуарах любят говорить о том, что мы бы могли подсобить восточному партнеру в прокладке газопроводов и поставке так называемых бесшовных труб. Дело упирается лишь в политическую поддержку китайского руководства. Во время нынешнего визита, как сообщают информагентства, Цзянь Цзэминь пригласил Украину к участию в проектах в Западном Китае. Возможно, это и стоит расценивать как долгожданное «добро».

Как бы там ни было, ясно одно: нынешний визит должен был определить характер будущих украинско-китайских отношений. Судя по всему, они имеют неплохую перспективу.

Другие статьи этого номера