И все-таки что думаете вы?

Сейчас не о подвигах. А об улицах, названия которых нередко увековечивают людские дела. Хотя при выборе имени улицы наличие фамилии необязательно. Но что же тогда играет роль? И кто, в конце концов, этим занимается? С такими вопросами пришлось обратиться в комиссию по наименованию и переименованию улиц, площадей и парков и иных топонимических объектов при городской госадминистрации. Получился некий ликбез. И кто бы мог подумать, что вопрос наименования улиц окажется делом столь сложным и щепетильным. Особенно если учесть, что за последние семь-восемь лет в Севастополе «не родилось» ни одной новой улицы. Последней из нововозведенных была улица Кесаева. А если и возникает необходимость дать улице имя, то касается это в основном садовых товариществ, где с некоторых пор стало разрешено прописываться.

Так что «свободных мест» на сегодняшний день крайне мало. Зато по-прежнему много страстей: то и дело можно услышать голоса желающих что-либо переменить. Сегодня чуть ли не каждая политическая партия, каждое национальное культурное общество желают увековечить имя какого-нибудь своего героя непременно таким вот «уличным» образом. В борьбе за право иметь улицу «как орден» многие готовы идти до победного конца.

Во всем этом разноцветье взглядов и мнений очень важно не впасть в крайности. Не свести хорошее дело до абсурда. Не случайно в комиссию по топонимике входят люди, хорошо знающие историю города, историки, музейщики, работники сферы культуры, общественные деятели. Итого вместе с группой экспертов — 22 человека. Их решение всегда принимается коллегиально.

В современном Севастополе со всей его пригородной зоной чуть больше полутора тысяч улиц. Какие-то возникли очень давно, еще в позапрошлом веке, например, центральная улица Ленина, бывшая Екатерининская. Но в еще более давние времена понятия «улица» вообще не существовало. Были дороги, носящие названия того, к чему вели. Шла дорога к мучным складам, называлась Мучная, в порт — значит, Рыбная. Та же улица Екатерининская некогда была Балаклавской дорогой, и куда она вела, догадаться несложно. Некоторые современные улицы города по сей день сохраняют такой, информационно-географический, принцип наименования. Улица Большая Морская (кстати, такое название можно встретить во многих морских городах) ведет не куда-нибудь, а к морю, улица Владимирская — к Владимирскому собору. Кстати, улица Маяковского, на которой расположена редакция газеты «Слава Севастополя», когда-то называлась Базарной, так как вела к самому крупному в городе базару — нынешней «Ивушке». И площадь Лазарева носила имя площади Базарной также по причине соседства базара.

Но смена времен и идеологических устоев вносила свои коррективы. Улицы города меняли названия часто в угоду политическим амбициям. Самой «многострадальной» в этом отношении стала плошадь Нахимова, за последнее столетие переименованная раз пять. Была она и площадью Екатерининской, и площадью 3-го Интернационала, и площадью Ленина, и дважды площадью Нахимова. Первый раз имя прославленного адмирала площадь получила в 1898 году, когда на ней установили памятник флотоводцу. Но в 1928 году памятник «царскому сатрапу в адмиральских погонах» сняли. Соответственно и название площади поменяли. После на место памятника адмиралу встал рукотворный Ленин. Старожилы рассказывают, как где-то в конце 50-х годов памятник Ленину «отправил» на Центральный городской холм лично Никита Хрущев, утвердив Нахимова на прежнем месте. История сделала виток.

Увековечение фамилий конкретных людей на уличных указателях стало одно время модной традицией. Десятки улиц в нашем городе названы именами революционных героев, партизан, военачальников, строителей — людей, как правило, уже почивших. Не умаляя их подвигов и свершений (речь вообще не об этом), хочется тем не менее заметить: не всегда выбор был удачным.

Так, плохо прижилась в сознании людей улица Нефедова, бывшая Подгорная. (Находится на холме у Центрального рынка). Эта улица известна тем, что в годы Великой Отечественной войны на нее упала первая бомба. По сей день 22 июня здесь проводятся встречи ветеранов, час-реквием, и люди, приходящие сюда, в разговоре продолжают называть улицу не фамилией офицера НКВД, а Подгорной. В комиссии по топонимике есть обращение инициативной группы с просьбой вернуть улице прежнее название.

Или, например, улица Генерала Хрюкина. В народе этот микрорайон и рынок, что возле, получил своеобразное прозвище — Хрюшка. Вместо увековечения памяти уважаемого человека получилась почти дискредитация. Морализировать в этом случае можно, но изменить что-либо в восприятии поколений, уже далеких от лет жизни самого генерала, удастся навряд ли. Люди имеют свойство называть место так, как им кажется удобнее.

Если паренек приглашает девушку на свидание, то скорее всего он скажет: «Приходи на площадь 50-летия», а не на «площадь 50-летия СССР». Ему трудно будет назначить встречу на площади 300-летия Российского флота. Вероятнее всего юноша скажет: «Жду тебя в Артбухте». Хотя, поверьте, ни этот юноша, ни автор статьи ничего против самих символов не имеют.

Но ведь очевидно, что носить «имя» может не только улица, но и какой-либо фонд, музей, библиотека, конкурс, почетная доска, наконец. И уже есть примеры, подтверждающие это. В последние годы у нас в городе появились, например, библиотеки имени поэтессы Анны Ахматовой, писателя Паустовского, музей и фонд имени Черкашина.

Безусловно, название улицы имеет историческое значение. И не случайно в комиссии по топонимике при выборе названия введен принцип исторического отстояния. Ведь то, что кажется злободневным сегодня, завтра может превратиться в пустой звук, а улицы — это лицо города. Человек живет годы, а сделанное им зачастую века переживает. Кто знает, каким будет восприятие той или иной фамилии на указательной табличке в следующем веке. А в иных случаях и века не надо, чтобы понять — совершена глупость. Время показало, каким поспешным было переименование одной из улиц в Риге в улицу Дудаева. Эта поспешность стоила конкретным людям не только нервов, но и реальных материальных затрат.

Ведь что такое изменить название улицы? Это значит внести новый почтовый индекс, изготовить таблички, но самое неприятное для тех, кто на ней живет, пройти перерегистрацию.

В нашем городе за последнее десятилетие было пока два переименования. Площадь Революции стала площадью Лазарева. Но никто от этих «революционных» преобразований не пострадал (на площади Революции нет частных адресов), а все самые крупные площади городского кольца стали носить имена знаменитых флотоводцев Ушакова, Лазарева, Нахимова и полководца Суворова. Была переименована набережная Пустовойтенко (сторона, примыкающая к пляжу «Хрустальный») в набережную адмирала Федора Клокачева. Но здесь виноват казус: с 1976 года на этой набережной не было ни одного указателя, что и создало ощущение безымянности места.

Год наступающий обещает быть юбилейным. Севастополю исполнится 220 лет, а Балаклаве «чуть» больше — 2 500. Сегодня члены комиссии по топонимике озабочены поиском имени для названия набережной в Балаклаве на западном берегу. Пока там только причал, но со временем планируется возвести туристический центр отдыха. Эту набережную будут посещать туристы из самых разных стран мира. Как ее назовем?

Уже были предложены такие названия, как Таврическая, Крымская, и даже Севастопольская набережная. Возможно, вы, наши читатели, выскажетесь на этот счет. Свои мнения, предложения присылайте в редакцию или прямо в комиссию по топонимике по адресу: улица Ленина, 2.

Другие статьи этого номера