Чего боится Виктор Ющенко?

Фракция «Наша Украина» не будет голосовать за внесение изменений и дополнений в недавно принятый закон о борьбе с отмыванием «грязных» денег, заявил Виктор Ющенко, комментируя обращение к парламенту премьера Виктора Януковича с просьбой поддержать предложенные «большевиками» Григорием Калетником и Сергеем Осыкой изменения к закону.

Ющенко утверждает, что если будет введен в действие данный закон, то власть добавит себе «еще около 20 инструментов финансового преследования по политическим мотивам». Ага, значит, речь идет о необходимости гарантировать нардепам иммунитет от возможных происков Банковой, каковая нынче стремится лишить оппозиционеров последнего — честно заработанных сбережений. Видимо, трактовка уже принятого Верховной Радой и подписанного Президентом закона «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» настолько размыта, а предлагаемые изменения к нему настолько чудовищны, что даже «нищие» избранники народа не могут уповать на то, что этот закон не будет «использован властью в политических целях», для политических преследований. Впрочем, новообретенный лидер оппозиции уверен, что когда у его фракции «возникнет гарантия того, что демократия контролирует этот (в смысле — сессионный) зал и власть», то, безусловно, такой закон необходимо принимать, поскольку он делает открытыми финансовые операции.

Получается, что закон все-таки хороший, но поскольку он — «как дышло», решающую роль играет распределение ролей «прачек» грязных доходов и благородных преследователей.

Из текста законопроекта следует, что финансовые организации обязаны идентифицировать физические и юридические лица, выразившие желание заняться денежными операциями. Может быть, это кому-то и не нравится, но еще со времен Советского Союза невозможно было, к примеру, открыть счет в банке, не предъявив паспорт либо юридические документы фирмы. В этом требовании нет ничего нового. Положение об обязательном хранении копий идентификационных документов также сложно назвать сногсшибательным известием. Возможно, опасения относительно политического преследования по финансовым мотивам вызваны требованиями финансового мониторинга сомнительных операций?

«Финансовая операция подлежит обязательному финансовому мониторингу, если сумма, на которую она проводится, при безналичных расчетах составляет или превышает 300 тысяч гривен, при наличных расчетах составляет или превышает 100 тысяч гривен» либо определяется, как минимум, одним из признаков:

— перечисление денег на анонимный (номерной) счет за границу, с анонимного счета в зарубежном банке или из оффшорной зоны;

— получение или предоставление кредитов на вышеуказанные суммы при условии, что одна из сторон зарегистрирована в стране, не ратифицировавшей международные соглашения о борьбе с отмыванием денег;

— перечисление денег за границу с требованием выплатить всю сумму получателю наличкой;

— зачисление денег на счет для того, чтобы они в тот же день ушли третьему лицу;

— оформление счета на третье лицо и внесение на него все тех же астрономических сумм;

— «переправка» денег за рубеж при отсутствии внешнеэкономического контракта;

— обмен валюты все в том же громадном объеме на валюту же, но другого номинала;

— крупный выигрыш в лотерею, казино, сдача драгоценностей (суммарная стоимость которых определяется упомянутыми цифрами) в ломбард и прочее в том же духе.

В этот перечень не попадает даже купля-продажа жилплощади, если, конечно, речь не идет о покупке шикарных особняков. Получается, что законопослушного гражданина все эти происки не могут волновать при условии, что он не качает деньги из страны через оффшорные фирмы, не оплачивает «втихую» pr-акции в иностранной либо отечественной прессе, не имеет дел с нелегальным бизнесом и не выплачивает зарплаты сотрудникам «черным налом». Безусловно, Виктор Андреевич — человек кристальной души, четких жизненных принципов и неоспоримой честности. Так с чего он настолько разволновался? Вероятно, дело в плохих дополнениях к хорошему закону.

Во-первых: изменения касаются обязанностей органа, ведущего первичный финансовый мониторинг в части определения правил ведения этого мониторинга. Предлагается вместо того, чтобы отдавать эти правила на откуп «мониторящему», обязать его «мониторить» в соответствии с требованиями украинского законодательства. Тут никакой проблемы не видно. Все резиденты Украины обязаны выполнять ее законы, и лишнее напоминание об этом не может ничего ни добавить к ситуации, ни убавить.

Во-вторых: юридическим лицам-нерезидентам предлагается вместе с полным наименованием фирмы предоставлять для идентификации «копию легализованной выдержки из торгового, банковского или судебного реестра либо регистрационное свидетельство местного органа власти иностранного государства о регистрации юридического лица, засвидетельствованное нотариально». И это изменение, по логике вещей, не должно вызывать возражений. Как еще государство может гарантировать отсутствие «перекачек» денег через счета подставных фирм, если для совершения крупных банковских операций иноземной конторе достаточно всего лишь назваться да еще предоставить юридический адрес, возможно, липовый? С точки зрения того, кто не собирался и не собирается работать с подставными фирмами, «вымывая» финансы из страны, такое требование алогичным назвать нельзя.

В-третьих: если финансовые операции ведутся от чьего-то имени «посредником», то финансовая организация обязана идентифицировать не только посредника, но и получателя выгоды. И тут все чисто. Если «заказчик» не наркобарон и не нелегальный торговец оружием, то почему он должен бояться назвать себя?

Все остальные изменения касаются непосредственных обязанностей «мониторящих», как то предоставлять в специальный отдел Минфина информацию о замеченных нарушениях или злоупотреблениях в финансовых операциях. А Минфину предлагается предоставить возможность издавать нормативно-правовые акты, касающиеся «внутренней» финансовой борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Тут, собственно, также возражений не возникает. Даже если какая-то операция во время «первичного мониторинга» покажется сомнительной, но фигуранты процесса смогут предоставить финансовую документацию, подтверждающую легальное получение денег, то кому может повредить подобная проверка? Если среднестатистический гражданин все равно не собирался убивать, красть, торговать наркотиками и так далее, то какая ему разница: внесены запреты на подобные действия в законодательство или в Библию, да и внесены ли вообще? Если он и без того собирался выполнить взятые на себя обязательства, то с какой стати он должен протестовать против того, чтобы договор был скреплен контрактом?

Так в чем же дело? Не занимайтесь финансовыми махинациями, и злобствующие власти не смогут взять вас «за горло». Тем более что Виктор Янукович честно предупредил, что к уже принятому и подписанному Леонидом Кучмой закону о борьбе с отмыванием денег у экспертов FATF остается еще множество вопросов. Речь может идти практически о чем угодно — от закрытия зарубежных корсчетов украинских банков до торгово-экономических и кредитных «палок в колеса». В связи с этим тем более непонятно намерение оппозиционеров во что бы то ни стало подставить всю страну, лишь бы оставить за собой кресло главы Нацбанка и парламентские комитеты. Если Виктор Ющенко действительно не боится введения в действие «антипрачечного» закона, поскольку он — «белый и пушистый», то нынешнюю его позицию ничем иным, кроме как базарным торгом, и не назовешь. К сожалению.

Другие статьи этого номера