Краткая история вопроса

Тема кредита на децентрализацию отопления настолько интересует общественность города, что было бы правильно со стороны депутатов городского совета разъяснить свою позицию.От городского совета требовалось лишь сказать «да» проекту для того, чтобы все поняли, что городской совет — «за». Городской совет (созыва 1998 — 2002 гг.), в котором было большинство коммунистов, неоднократно высказывался против кредита. И только избрание нового совета, в котором менее 20% членов КПУ, позволило лоббистам проекта надеяться на поддержку.

В мае 2002 г., то есть через два месяца после выборов, первым же вопросом горсовет поддерживает столько лет отвергаемый проект.

Почему мы голосовали «за» в мае 2002 г.?

Этому предшествовала довольно тщательная оценка всех сильных и слабых сторон. Позволим себе напомнить о них нашим избирателям.

Что в плюсах:

1. Решение вопроса качественного отопления и подачи горячей воды почти для 30% севастопольцев (в основном Гагаринский район);

2. Дешевые и «длинные» деньги: 2 — 3% годовых на 15 — 20 лет;

3. Относительно быстрое решение вопроса децентрализации отопления, то есть за 3 — 5 лет;

4. Имидж «инвестиционно продвинутого» города, пользующегося кредитами международных финансовых организаций, под который можно рассчитывать на привлечение частных инвестиций;

5. Экономичность мини-котельных с точки зрения меньших потерь в сетях.

Что в минусах:

1. Риск потратить кредит неэффективно, и здесь участие Мирового банка, получающего гарантию правительства Украины, является с учетом негативного опыта других стран фактором отрицательным;

2. Риск того, что со стороны города потребуется вкладывать не 20% (на уплату проекта, таможенных процедур по оборудованию и строительно-монтажных работ), а намного больше, что будет не под силу бюджету города;

3. Риск курсовой: кредит в долларах США, а украинская экономика уже показала, что при курсовых катаклизмах — таких как в 1998 году, поднять цены настолько, насколько вырастает доллар, невозможно;

4. Риск того, что процентная ставка по кредиту вырастет до 5 — 8% годовых, так как она подлежит корректировке в связи с изменением мировой конъюнктуры;

5. Необходимость повышать тарифы на отопление для того, чтобы обеспечить возврат кредита или закладывать эти расходы в бюджет города, то есть за счет всех севастопольцев;

6. Большая инвестиционная стоимость вселяла также сомнения: насколько под силу бюджету города и платежеспособности его населения (с точки зрения возврата) такие вложения (примерно 1000 долл. на семью);

7. Невозможность использовать средства кредита на обновление существующей системы теплоснабжения, ремонт внутридомовых систем и установку приборов учета, т.е. Мировой банк ставил условие финансирования только покупки новых мини-котельных;

8. Нерешенный вопрос обеспечения стабильного поступления газа в Севастополь;

9. Неполное снятие нагрузки с камышовской котельной, то есть сама котельная продолжала бы работать, принося убытки, даже после реализации проекта;

10. Плохо организованная система предоставления жилищных субсидий, что создает проблемы социальной защиты малообеспеченных жителей Севастополя.

Изложенные выше аргументы хорошо показывают, что депутаты вынуждены были взвешивать, как на весах, плюсы и минусы кредита. Наверное, основным минусом все же было осознание депутатами слабости всей системы управления городским коммунальным хозяйством, что в последующий период и было очевидно на примере его работы.

Серьезным положительным фактором было то, что от городского совета не требовалось гарантировать возврат кредита, а лишь заявить свое одобрение проекту. В результате депутаты поддержали проект, чем и открыли возможность подписания субкредитного соглашения между горгосадминистрацией и Минфином.

Однако это «за» со стороны горсовета не было безусловным. Условия были выдвинуты в отношении кредитного соглашения: возможность досрочно свернуть проект при отрицательных первых результатах, прозрачность закупок оборудования и льготы отечественным поставщикам и другие условия. В основном они были приняты Мировым банком.

Помимо условий к кредитному договору, горсовет обратился в Кабинет министров с предложением увеличить сумму средств, получаемых бюджетом Севастополя из Государственного бюджета, для того, чтобы без уменьшения уже достигнутого уровня программ социально-экономического развития профинансировать 20-процентное участие города в проекте. На это требовалось примерно 5 — 7 млн гривен ежегодно в течение 5 лет. Также горсовет просил решить вопрос строительства газопровода Северная сторона — Центр для того, чтобы обеспечить стабильную подачу газа, иначе проект не имел смысла. Это также стоило бы Государственному бюджету примерно 5 — 7 млн гривен ежегодно в течение 3 — 4 лет. Горсовет просил все эти меры осуществить за счет средств, которые Украина получает от России за аренду земли и использование объектов для размещения Черноморского флота РФ, а это почти 100 млн долларов США ежегодно.

Выдвижение всех этих условий и просьб было неотъемлемой частью принятого горсоветом положительного решения по кредиту.

Почему горсовет принял другое решение?

Первое, о чем был проинформирован горсовет, — это то, что из арендной платы от России ничего Севастополь получить не может, так как эти средства идут в погашение долга Украины за газ. И вообще ставить вопрос об этом некорректно и незаконно.

Далее, через короткое время, примерно в сентябре, неожиданно выяснилось, что Министерство финансов не разобралось в разнице между городским советом и городской государственной администрацией. Включая в кредитные соглашения администрацию в качестве заемщика, Минфин с опозданием осознал, что администрация не может принимать обязательства, по которым бы отвечал бюджет города. Казалось бы столь информированная структура должна была бы знать, что городской совет — это орган местного самоуправления, по Конституции представляющий интересы избравшей его территориальной общины, а администрация — это часть системы органов государственной исполнительной власти. И функции, и полномочия этих органов различны.

На государственном уровне появилась мысль, что нельзя допустить, чтобы город Севастополь получил кредит, а горсовет не выдал гарантий его погашения за счет бюджета, то есть ушел (!) от ответственности.

К ноябрю 2002 года уже подписаны в Вашингтоне кредитные соглашения Мирового банка и Украины (в лице Минфина). Наступает время подписания субкредитных соглашений между Минфином и горгосадминистрацией.

Однако Минфин не желает их подписывать без нового решения горсовета о даче гарантий возврата кредита. Одновременно горсовет, понимая, что его решение в части обращения к Кабинету министров, с точки зрения закона, действительно некорректно, а похоже лишь на «нижайшие» просьбы, готовит изменения к своему решению.

В поисках логично вытекающего из смысла майского решения горсовета депутаты в ноябре принимают новое решение, в котором, с одной стороны, предоставляют требуемые гарантии, а с другой стороны — строго соблюдая «букву» закона, увязывают объем своих гарантийных обязательств с соблюдением Минфином (государством) своих обязательств перед бюджетом города.

Дело в том, что в соответствии с новым Бюджетным кодексом Украины государство обязано возмещать местному бюджету его потери по плате за землю в связи с освобождением от платы, принятой государством. Смысл решения горсовета заключался в том, что если государство (Минфин) требует выполнения закона от горсовета, то и горсовет вправе рассчитывать на выполнение законов самим Минфином. Сумма гарантии горсовета уменьшается на сумму недополученных бюджетом города из Государственного бюджета средств, так было установлено принятым последним решением горсовета.

Решение честное и, что самое главное, законное. Тем более что гарантийные обязательства горсовета наступают только при форс-мажорных обстоятельствах, когда проект сам не может рассчитаться по кредиту. И надо отдать должное Минфину: в этот раз аргументов, почему такое решение его не устроило, не было. Не устроило и точка! Не понимает Минфин, когда ему кто-то ставит условия, да еще на основании закона!

Краткое заключение

Минфин в очередной раз заявил, что горсовет должен принять решение только в его редакции. Госадминистрации не удалось довести позицию горсовета до Кабинета министров и убедить в правильности принятых решений, хотя иногда кажется, что администрация до последнего момента надеялась, что ей удастся в индивидуальном порядке «убедить» горсовет в необходимости принять требуемое Минфином решение.

В январе 2003 г. горсовет, не набрав шести голосов, не принял решение о даче гарантии по кредиту. То есть такой гарантии, которая была бы свободна от всяких условий, которая бы перечеркивала все ранее принятые горсоветом решения.

В результате Кабинет министров в лице Н.Я. Азарова официально уведомил Мировой банк об отказе от этого кредита, так как горсовет Севастополя отказался от реализации проекта.

Хотелось бы сказать, что горсовет не отказывался от кредита. Это Кабмин отказал городу в этом кредите, став на жесткую и неубедительную, с точки зрения закона, позицию.

Горсовет был последователен и отстаивал в своих решениях интересы севастопольцев, такой позиции следует придерживаться и в дальнейшем. Жесткая позиция горсовета позволила впервые получить в городской бюджет возмещение из Государственного бюджета потерь города в сумме 32 млн гривен.

Необходимо, несмотря на отказ нам в кредите Мирового банка, проводить реконструкцию теплоснабжения города и делать это последовательно, системно и по всем направлениям: как существующей централизованной системы, так и установки там, где это экономически оправданно (а не везде!), мини-котельных.

Горсовету не за что «краснеть» перед своими избирателями, а тем, кто беспокоится за свой имидж перед Мировым банком, можно посоветовать больше заботиться о своей ответственности не перед международными финансовыми организациями, а, в первую очередь, перед народом.

Г.ЛУЦАЙ, А.ЮВЧЕНКО, В.ОВСЮК, В.МОРОЗОВА, В.ГРИНЯК, депутаты горсовета.

 

Другие статьи этого номера