Большая тень

Президентский забег начался, но никто не хочет в этом признаватьсяСамая удобная стартовая площадка в президентском забеге — позиция премьер-министра. У этой должности три больших достоинства: во-первых — официальная публичность; во-вторых — возможность сделать в экономике что-то реальное; в-третьих — административный ресурс.

Административный ресурс — это что-то вроде туалета в доме. Без него никак нельзя, и все знают, что он есть, но говорить об этом вслух не принято. «Это немножко больше информации, чем мне было нужно», — как выразилась по этому поводу Миа Уоллес из «Криминального чтива». Но поскольку он всё-таки есть, то учитывать его необходимо — как необходимо при строительстве квартиры предусмотреть и туалет.

Именно с позиции премьер-министра шагнул на высшую должность Леонид Кучма. С этой же позиции, напомним, перебрался в президентское кресло и Владимир Путин.

Вторая по удобству стартовая позиция — должность главы Верховной Рады. Она не так хороша, потому что не позволяет творить яркие и полезные дела, — например, вовремя выплатить пенсии и другие социальные выплаты, но свойства публичности в ней не меньше, а то и побольше, чем у премьерской.

С этой позиции Леонид Кравчук стал первым президентом, с неё же стартовал в 1994 г. Александр Мороз, в 1999 г. — Александр Ткаченко, но у этих двоих дело не выгорело.

Третье место, совсем уж не публичное, но зато богатое административным ресурсом и большими возможностями творить добрые дела, — это должность главы администрации президента. С неё совсем недавно в парламентской гонке стартовал Владимир Литвин, но эксперимент оказался неудачным.

Есть ещё и четвёртая позиция — позиция главы Нацбанка. Загадочная позиция. Публичности — почти ноль, а возможности велики, но как ими можно воспользоваться — неизвестно. На прошлых выборах сторонники Ющенко предлагали ему стартовать, но будущий кандидат в мессии не рискнул. Так что каких-то выводов о том, имеет ли шансы Сергей Тигипко, сделать не удастся.

В соответствии с давней политтехнологической традицией, требующей как можно сильнее затуманить свои намерения, никто из претендентов не торопится объявлять о своих претензиях. Тот, кто берёт фальстарт, может оказаться в итоге позади всех.

Но и опоздать не лучше. Владимир Литвин в недавнем выступлении перед Верховной Радой обрисовал столь широкие и впечатляющие задачи, стоящие не только перед парламентом, но и страной в целом, что политическая тусовка расценила это выступление как откровенную заявку на желание участвовать в гонке.

Конечно же, Литвин при этом не забыл, как и полагается, напустить туману, чтобы всё-таки не быть «побитым палками»: «Участие в предвыборной гонке — не для меня. Мне нравится быть председателем Рады, потому что это интересная и необходимая стране работа».

Может быть, и так. Но уже ясно, что Литвин, даже если не будет баллотироваться, сыграет серьёзную роль в состязании. Его возможности как председателя Рады, даже если он не станет выдвигаться, могут быть брошены в подходящий момент на чашу весов кем-нибудь из претендентов, а если он двинется в поход за президентством сам, то в нужный момент всегда сможет снять свою кандидатуру в пользу того, кто, скажем так, ему больше понравится.

Премьер-министр Виктор Янукович, просто потому, что он премьер-министр, — претендент на должность президента. Независимо от своего желания. Что бы он ни говорил, что бы ни делал, куда бы ни ездил, — всё это рассматривается с одной точки зрения: а каковы шансы г-на Януковича на должность президента? Как себя чувствует его рейтинг, успешно ли поднимается? Какие слова г-на Януковича можно интерпретировать в качестве президентских амбиций?

Стоило Кучме выразить уверенность, что правительство Януковича будет работать до президентских выборов, как тут же начали говорить, что «Кучма назначил Януковича своим преемником». Сам «третий Виктор» (после Медведчука и Ющенко) пока ещё не заявил ничего такого, что может быть интерпретировано как намерение рвануть в президенты. Но кто знает, какие мысли рождает в нём столь удобная стартовая позиция?

Что же до первого Виктора, Медведчука, то он, укрывшись от глаз в недрах президентской администрации, видимо, собирает какую-то работающую машину из деталей админресурса. На это он большой мастер. Куда он на этой машине двинется — пока тайна. Причём ответа на неё, может быть, не знает и сам Медведчук.

А Сергей Тигипко относительно своих амбиций как в рот воды набрал.

А оппозиция, — скажут нам, — а где же оппозиция?!

Она горит желанием скинуть ненавистную ей власть и установить свой собственный режим. Режим этот российский политолог Андрей Окара описывает так: «Гарант конституции находится в добровольном «заточении» на пасеке — где-нибудь под Киевом, но лучше в Карпатах, разводит экзотических пчел, пишет картины, каждый день к нему приезжают на прослушивание народные хоры, иногда выступает по телевизору с вдохновенными речами, а «вопросы решает» «регент» или синклит из двух «регентов» — один украинский (видимо, в должности главы администрации), другой — кадровый сотрудник американского госдепартамента.

Сторонников воплощения в жизнь в Украине этой шутки, как показывают опросы, всё ещё немало. Вот только шансов для реализации фантазии у них негусто. Лупить оппонентов высоким рейтингом и, хитро подмигивая, кивать на маячащих за спиной заокеанских покровителей — это ещё не способ победить. Некоторые с подходящих стартовых позиций могут так рвануть по беговой дорожке, что их никаким рейтингом не достанешь.

Ведь парламентские выборы — вовсе не репетиция президентской гонки. Когда человек избирает партию или депутата в парламент, он сознаёт, что это не окажет решающего воздействия на судьбу страны. Совсем другое — президентские выборы. Тут человек семь раз подумает, а только потом бросит бюллетень. Именно поэтому результаты опросов общественного мнения так часто расходятся с реальностью.

Напомним, что с улицы, из пломбированных вагонов и других неудобных позиций в высшую власть шагали только революционеры фашистского или коммунистического толка — Ленин, Муссолини, Гитлер. Нашим уличным бойцам до людей подобного масштаба, как до Луны. Так что на самом деле буйная и шумная оппозиции находится в большой тени от надвигающейся грозовой тучи, из которой хлещут властные молнии. Картина скорее напоминает известное полотно Константина Маковского «Дети, бегущие от грозы», нежели какую-нибудь «Битву Михаила-архангела с Люцифером». Тем более что Михаил-архангел в таком случае всегда побеждает, низвергая Люцифера на дно преисподней.

Другие статьи этого номера