Кладбищенский вор

Нынешнее кладбище невозможно представить без блуждающих по нему бомжей. Здесь они живут в склепах, порой семьями, здесь питаются оставленными на свежих могилах поминальными приношениями. Здесь же находят и заработок, срывая на металлолом ограды, скамейки, могильные обелиски, плиты и таблички. Поймать их на месте преступления и довести дело до суда — довольно сложно. И тем не менее 297-я статья Уголовного кодекса о надругательстве над могилами, которую лет десять назад юриспруденция причисляла к «мертвой», ожила и в практике судопроизводства применяется все чаще. Первым осужденным по этой статье в Нахимовском районе стал Сергей Коновалов 23 лет от роду. Вышел он как-то из дома в размышлении, где бы «срубить» тройку гривен для поправки здоровья. Прошел по родному Фруктовому туда-сюда. Улица пустынна, хоть плачь. Да если бы кто и встретился, надежды, что дадут на пропой взаймы, — никакой. Народ на селе бедный и прижимистый.

Взял тогда Коновалов ломик и двинул на кладбище, где присмотрел памятник, который по предположениям был отлит из алюминия. Прихватил с собой и магнит. Если будет притягиваться — значит железо, а если не будет, то цветмет, за который могут хорошо заплатить. Пришел на могилу односельчанки, провел магнитом диагностику, подцепил ломиком памятник, упрятал его в мешок и на электричку, чтобы доехать до пункта приема металлолома в Инкермане.

Но тут случилась незадача. Работникам железной дороги человек с обелиском показался подозрительным. Как ни упирался Коновалов, они его взяли да и ссадили на Мекензиевых Горах, а обелиск конфисковали до приезда милиции. Почуяв неладное, Коновалов пешим ходом двинулся домой. На следующее утро довершил свое дело — выломал из могилы надгробную плиту, разбил ее на куски и вновь отправился в Инкерман. На этот раз ему сопутствовала удача. За плиту заплатили 30 гривен. Гулял три дня и был весел. А на соседней улице родственники похороненной в могиле, над которой надругался безработный и вконец опустившийся Коновалов, лили горькие слезы.

Учитывая, что ранее Коновалов уже был осужден за грабежи и кражу, суд приговорил его за надругательство над могилой к двум с половиной годам лишения свободы. Так хотелось бы, чтобы 297-ю статью Уголовного кодекса выучили наизусть те, кто тревожит покой усопших и попирает память о навсегда ушедших от нас. Но есть одно горькое препятствие на пути этой благой надежды. Бомжи и люди, опустившиеся от своей слабости и нищеты, газет не читают, законов не знают и библейских заповедей не чтут.

И есть еще одна печаль. Правосудие никак не может настигнуть тех, кто нелегально принимает металлолом, а борьба с «нелегалами», которые объективно провоцируют активность кладбищенских воров, все больше напоминает большой одесский шум, похожий на работу.

(Редакция благодарит прокурора Нахимовского района Сергея Исычко за помощь в подготовке материала).

Другие статьи этого номера