Начало

Этот конкурс имел специфический характер. Для победы в нем одной лишь незаурядной внешности было мало. Инге пришлось и петь, и стрелять, преодолевать полосу препятствий и умело носить как униформу, так и вечернее платье. И еще одна немаловажная деталь. Если в обычном конкурсе красоты для участия зачастую достаточно желания конкурсантки самоутвердиться, то в ситуации с Ингой понадобился…приказ. Сегодня об этом самая красивая женщина Черноморского флота вспоминает с улыбкой. — Я стояла на вахте. (В настоящее время Инга служит на Константиновском равелине). Наблюдение за внешним рейдом кораблей — куда, когда и в какое время вышло любое морское судно — является наиболее сложным и ответственным. Было холодно, я замерзла, настроение, как говорится, соответствовало моменту. Поэтому предложение заместителя командира по воспитательной работе принять участие в каком-то намечающемся конкурсе красоты показалось просто нелепым.

«Зачем? Мне это не надо, смеетесь что ли?» — ответила я. Но в военных организациях, если уж что-то от тебя потребовалось, умеют убеждать. Инициатива проведения конкурса исходила от самых высоких военачальников и носила характер серьезной пропагандистской акции. «Красавица в погонах» — это не столь демонстрация женской красоты, не увядающей даже в условиях армии, сколько сочетание личных и профессиональных качеств женщины-военнослужащей, без которой в наши дни не мыслит себя практически ни одна армия мира. К тому же, как резюмировали мои руководители, у меня уже есть опыт организации и участия во всевозможных праздничных мероприятиях. Я окончила Киевский национальный университет культуры и искусства.

Для участия в конкурсе все надо было делать самой. Придумывать творческие номера, изучать военную историю, искать подходящее платье. И хотя комбриг сказал, что он приказывает мне участвовать, но разрешает не побеждать, хотелось все сделать на уровне. Раз уж взялась за такое дело. А в процессе подготовки пришел и азарт.

Не скрою, когда я победила, испытала яркие чувства. Какая же Золушка не мечтает стать принцессой? Тем более что со сцены я ушла не с пустыми руками. Вознаграждением за мои муки стала микроволновая печь. Честно признаюсь, о ней я мечтала давно…

Мама Инги, Алла Ивановна Белонина: «В то время как Инга считала себя некрасивой, мальчишка — сосед по парте — называл ее недосягаемой».

В детстве Инга не считала себя красавицей. Более того, девочка была уверена, что она непривлекательна, застенчива и недостаточно смела, чтобы иметь успех у ровесников. В то время, как ее писклявые подружки учились сплетничать и демонстрировать капризы — в будущем это должно было стать неотъемлемой частью женского нрава, — она не умела съязвить, поехидничать, в общем, постоять за себя. Большие компании больше пугали ее, чем привлекали.

Свой круг общения, рассказала Инга, она обрела в музыкальной школе им. Римского-Корсакова.

— Это был мой мир, моя крепость, — говорит она. Хотя, признается, что, как и любой подросток, иногда пыталась скрыть застенчивость за показной говорливостью, а замкнутость — за преувеличенной общительностью.

Мама Алла Ивановна Белонина называет свою дочь скорее тихой, чем замкнутой. Просто никогда ее девочка не стремилась публично демонстрировать себя. Да это и не нужно было. После совершеннолетия люди сами стали выказывать знаки внимания, и, кстати, для Инги это не всегда было удобно или приятно.

— В старших классах в то время, когда дочь считала себя некрасивой, — говорит Алла Ивановна, — мальчишка, сосед по парте, признавался мне, что считает ее недосягаемой.

К сожалению, очень часто наши суждения и объективная реальность не имеют ничего общего.

Армия — это судьба

На службе она уже девять лет. Вместе с флотом пережила невыплату зарплаты, тяжелый идеологический прессинг, все слухи, что некогда превращали жизнь в нестабильное и неуверенное существование. Но даже в эти нелегкие времена расстаться со службой мысли не было.

— Мне в рабочей обстановке очень легко. Мы как одна семья. Не дай Бог, что у кого случится, все предлагают посильную помощь. Не откажет в поддержке в случае необходимости командир. В социальных вопросах, особенно по части здравоохранения, большие возможности, лучшие условия. Это невозможно не ценить, — делится Инга.

Ее рассказ о службе, о своей профессии на Всеармейском конкурсе в Москве был признан лучшим. Тем более что прозу Инга подкрепила собственными стихами:

Судьба распорядилась,

я — матрос.

В уставе истины понятны

и просты.

На флоте все надежно

и всерьез,

Поэтому сбываются мечты.

Но особенное впечатление на жюри она произвела, исполняя песню «Офицерские жены». Так неожиданно помогло и музыкальное образование.

Конкурс проходил три дня, имел очень напряженный график, много этапов. Был и интеллектуальный конкурс — на знание военной истории, и песенный, и танцевальный. Инга Музыченко благодарит всех, кто ей помогал раньше, отчего выступление представительницы Черноморского флота было признано лучшим. Особенно она благодарит за уроки вокала В.Н.Ким, за народные костюмы — директора фольклорного ансамбля «Подворье» Алену Удалову, за танцевальную подготовку — руководителя ансамбля ЧФ «Андреевский флаг» В.Савченко.

Но самую большую и серьезную поддержку Инге оказала ее мама — идейный вдохновитель, неподкупный критик и самый преданный фанат в одном лице.

Как говорится, неисповедимы пути Господни. Разве могла предположить старшина 2 статьи Инга Музыченко, что столь высокую оценку личных достоинств она получит не в каком-либо Доме высокой моды, не на тривиальном конкурсе красоты, эксплуатирующем данные девочек-подростков, а в серьезном соревновании на одаренность и на интеллект.

А может, успех был заложен еще в имени ее? Ведь Инга переводится как «юнга». А юнга — юный моряк.

Оксана Непомнящих.

На снимках: Инга Музыченко: 1983 год, 2003-й.

Фото из домашнего архива.

Другие статьи этого номера