Освенцим, Бухенвальд: семь побегов Андрея Ющенко

Германия.45-й.Неужели всё позади? 26-летнему Андрею Ющенко, истощённому немецкими концлагерями, в это слабо верилось. Из плена его освободили американцы. Что дальше? Куда теперь? Домой, в Советский Союз? Тут же вспомнился день, когда «тройка» бросила его в застенки КГБ якобы за нарушение паспортного режима. «Если бы я не знал сталинской тюрьмы, — рассказывал он потом своим сыновьям, Петру и Виктору, — я бы не выжил у Гитлера». В голове эхом звучало известное сталинское: пленных у нас нет — есть предатели. Неужели тюрьма? Как жить дальше? Вспомнил сон, приснившийся на нарах: родное село, девушки, с которыми учился, а одна — со звездой в руках. «Это твоя будущая жена», — напророчил сосед по нарам,бывший царский офицер, брошенный немцами в лагерь за отказ воевать на их стороне. «Я не согласен с большевиками, — объяснил он, — но я ничего не имею против русских». Рассказывал он и о другом. Особенно запали в душу слова: «Я богатый человек, у меня дома в Париже и Вене, но с того времени, как я оставил Родину, эмигрировал из России, счастья не знал». Эмигрировал… Счастья не знал … Один шаг может в корне изменить всю жизнь. И Андрей Ющенко решает вернуться домой, на Родину.

«В тех условиях это был духовный и гражданский подвиг», — так оценивают шаг отца его сыновья, которых он очень любил. Они всегда были его надеждой и гордостью. Старший сын Петр позднее вспоминал, как отец однажды рассказал им о сокровенном: «Были такие минуты, когда думал — всё, прощайся с жизнью». «Тебе умирать, о чём больше всего жалеешь?» — спрашивали братья по несчастью. «Что не родил сына», — не задумываясь, отвечал он. И Бог дал ему двух сыновей. Петра и Виктора Ющенко.

Дорога домой. Нелёгкая и страшная. Предстояла «фильтрация» в лагере. И только потом, возможно, отправят на Родину. Освобожденных из немецкого плена сажали в поезда и везли на восток — куда именно, они не знали. Ни на минуту не покидало: «у нас пленных нет — есть предатели». Ни для кого не секрет, что зачастую люди, пережившие все пытки и ужасы плена, умирали в сибирских лагерях тогда ещё сильной и могучей Страны Советов. Андрей решил не испытывать судьбу дважды и спрыгнул с поезда за 40 километров до Киева. Домой шёл пешком.

Сон, увиденный на чужбине, и пророчество сбылись. Эту красивую легенду в семье хранят с большой любовью. По странному стечению обстоятельств первой, кого встретил Андрей в родном селе, была его будущая тёща.

«Родился я в 1946 году. Тогда всё было обожжено войной. Помню, даже мода напоминала о войне. Женщины носили строгие костюмы с широкими плечами и причёски под Грету Гарбо. Мужчины — френчи, как тогда их называли, «сталинки», и галифе», — вспоминает своё детство старший сын Пётр Андреевич. Он и отца помнит в такой же одежде. А ещё запомнил, что дома всегда был кофе. «И откуда он только брался у нас в те времена?» — удивляется Пётр Андреевич. Отец очень любил кофе. Это тоже осталось с войны. Однажды Андрей, в который раз убегая из плена, попал к немецкому крестьянину. Голодному, истощенному побегом немец дал чашку горячего кофе. Андрею он показался безумно вкусным. Крестьянин приютил Андрея на несколько дней, но потом всё равно сдал. По-другому было нельзя. Но тепло этой чашки Андрей запомнил на всю жизнь. Ведь она напомнила о родине, доме, покое…

«У нас дома никогда не было больших собак, — вспоминает Пётр Ющенко, — я, маленький, не мог понять почему». Немецкие овчарки напоминали Андрею Ющенко о плене, о побегах, о том, как их травили специально обученными псами.

Его лагерный номер был 11367. Писатель Андрей Гамалия в шестидесятые годы написал рассказ с таким же названием, описав все тяготы немецкого плена. Андрей Ющенко начал войну в 1941-м недалеко от Минска. Он служил тогда в городе Слоним в кавалерийской дивизии. Был ранен в ногу и потерял один палец на руке. Немцы взяли раненого в плен, и потянулась бесконечная вереница европейских, чаще немецких, городов: Белосток, Лейпциг, Нюрнберг, Прага. Андрей Ющенко узнал, что такое Освенцим и Бухенвальд. Семь раз он пытался оттуда бежать. Семь раз его ловили и возвращали. Было даже стоял перед дверьми крематория. Но чья-то невидимая рука оберегала его. Дверь оказывалась закрытой, потому что того, кто «обслуживает» крематорий, в тот момент не было.

«Те, кто прошли войну, кто б они ни были, на какой бы стороне ни воевали, — мученики. Нам нужно молиться за них. Им оценку дал Бог, мы уже не дадим. Нам бы в себе разобраться», — говорит старший из сыновей Пётр.

По возвращении домой Андрей Ющенко женился. Пошёл учиться заочно в Харьковский университет на факультет иностранных языков. Понимал, что семи классов и рабфака, которые он закончил ещё до войны, мало. Нужно совершенствовать свои знания, расти. Ведь страна, лежавшая в руинах, нуждалась в профессионалах. Андрей работал простым учителем, затем директором сельской школы. Его очень любили дети. Рука об руку с любимой женой прошёл всю жизнь. Супруги даже работали вместе в школе. Дети, Пётр и Виктор, там и выросли. Уже потом сыновья часто вспоминали, как возвращались с родителями домой поздно вечером, после уроков, а потом все вместе управлялись по хозяйству. Но иногда в воспоминаниях всплывали чёрные сороковые.

«Для нас отец был самым сильным Человеком и физически, и морально, — рассказывает Пётр Ющенко. — Он никогда ни на что не жаловался». Его сделала сильным война, одна из самых страшных в истории человечества. Она поломала и искалечила десятки миллионов человеческих судеб. Андрей Ющенко умер в 1992 году. Его судьба — судьба целого поколения людей, которые, пережив такое сложное столетие, сумели сберечь в себе силу духа и веру в вечные человеческие ценности — Любовь, Добро, Всепрощение…

На снимке: Андрей и Варвара Ющенко.

Другие статьи этого номера