Моя душа воспрянула. Я почувствовал что-то такое доброе к себе…

Герою газетных публикаций Гавриилу Иосифовичу Чеховскому сегодня исполняется 100 летДа, это было несколько лет назад. Чеховский недавно пережил серьезную психологическую и физическую травму, упал духом (в 96 лет Гавриил Иосифович пошел оплачивать коммунальные услуги, упал на лестнице горгаза, сломал бедро и с тех пор может передвигаться только при помощи инвалидной коляски.

— Вы пришли ко мне, когда я был в отчаянии, — вспоминает нынче Гавриил Иосифович. — Лишившись возможности часто бывать на улице, я подолгу смотрел в окно. Мне было невыразимо грустно. Прошлое не давало покоя, тысячи «почему?» мешали ночами спать. Жизнь моя, такая долгая, трудная, казалась уже невостребованной…И тут я познакомился с вами, газетчиками, почувствовал к своей персоне неподдельный интерес. Я переслал статью о себе в Гродненскую область, где когда-то работал, получил теплый, живой отклик. Завязалась переписка. До сих пор я получаю письма, поздравления от самых разных людей. Все это оживило мой быт, вернуло интерес к жизни.

Вот тогда-то, несколько лет назад, Гавриил Иосифович и пообещал нам перешагнуть 100-летний рубеж, чего бы это ему ни стоило.

Нас же, в свою очередь, поразила его неутомимая, неувядающая душа. Несмотря на столь почтенный возраст, покой Г.И. Чеховскому неведом. Он пишет стихи, воспоминания. Благо что за прожитое столетие человеку есть что вспомнить. Не случайно одна из публикаций о нем называлась «Свидетель века». Если в начале прошлого века Гавриил Иосифович поступал в церковно-приходскую школу («Я могу вам и сейчас на любой вопрос по Библии ответить», — говорит он), то уже в 20-х годах был активным комсомольцем, служил в отряде Николая Островского, пережил чистку партии в начале-середине тридцатых и уже вполне зрелым человеком ушел на Великую Отечественную войну.

— Меня столько раз могло уже не быть, — говорит Гавриил Иосифович. — Судьба не раз испытывала на прочность.

Он вспоминает, как в годы войны во время отступления Украинского фронта погиб весь его взвод — был раздавлен вражескими танками, а его буквально за сутки срочно вызвало командование… Как он и его солдаты, имевшие в наличии один наган и пятнадцать винтовок, наткнулись на немцев и приняли ожесточенный бой… О кровавых эпизодах тех лет говорят ордена Гавриила Иосифовича: два ордена Отечественной войны II степени, орден Красной Звезды, орден «Знак Почета», орден Богдана Хмельницкого III степени, 13 медалей, среди которых сам Чеховский выделил медаль Маршала Жукова.

— Судьба сберегла меня и весь мой род, — продолжает Гавриил Иосифович. — У меня трое детей, четверо внуков и четверо правнуков.

— Наш дедушка был священником, — решается вступить в разговор дочь Чеховского Тамара Гаврииловна Бойко. (Тамара Гаврииловна навещает родителей каждый день, так как они уже не могут обходиться без помощи). — Его вся округа знала. В свое время у нас за то, что дед не отрекся от церкви, забрали дом и всю одежду. Вот только Бог и берег…

Бог берег, а власти не баловали. Около тридцати лет Гавриил Иосифович живет в условиях, не отвечающих требованиям нормального быта. В доме послевоенной застройки, что расположен по адресу: проспект Генерала Острякова, 2, почитай, в центре города, нет отопления, ванны. Городские власти не раз обещали ветерану улучшение жилплощади, да воз и ныне там.

— Когда мне становится особенно тоскливо, тяжело, я начинаю читать Чехова, Паустовского, Гейне… Я говорю сам себе: «Гавриил, ведь ты же громче всех в свое время призывал людей быть смелыми, не бояться невзгод, идти навстречу цели. Неужели сейчас ты позволишь себе сломаться, раскиснуть?..»

Гавриил Иосифович, у вас есть такое богатство, которое иным людям ни за какие деньги не купить: это воля, сила духа и какое-то необъяснимо светлое, чистое и мудрое отношение к жизни. Через все испытания, выпавшие на долю, вы прошли, оставшись Человеком. С днем рождения, дорогой ветеран! С юбилеем!

Другие статьи этого номера