Деревья умирают стоя

Деревья умирают стоя

Чаще и чаще в разных концах города разносится визг пил и звон остро наточенных топоров. Вначале эти звуки кое-где будили ночную тишину. А утром обыватель, чей сон был потревожен, обнаруживал сраженное неизвестными молодое, полное сил дерево. Нынче «зеленые легкие» города, как образно можно назвать деревья, нередко подвергаются усекновению средь бела дня.Вот и на днях под стенами редакции нашей газеты с невероятным шумом крутили механическую пилу. Под ее острые зубья угодили восемь красавцев тополей. После них остались одни пни. По иронии судьбы срезали деревья люди в зеленых куртках с надписью на спинах «Озеленитель». Наиболее совестливые работяги, стыдясь, отворачивали головы в ответ на недоуменные вопросы самых активных граждан: «Начальству виднее». Дамочки же, по всей вероятности мастера, с раздражением лукавили. Одна: «Деревья старые». Вторая: «Валим тополя по заявлениям граждан, которые задыхаются от пуха».

Деревья, конечно, не старые, не больные, в чем и сейчас легко убедиться, взглянув на срез пней. Они радуют здоровой желтизной и пьянящим ароматом свежей древесины. Относительно тополиного пуха вообще выходит перебор. «Озеленителям», по меньшей мере, некорректно эксплуатировать нелюбовь отдельных несознательных граждан к роняющему в течение одной-двух недель свои летучие семена тополю. Не с топором в руках «Озеленитель» должен на это реагировать, а правдивым словом в защиту деревьев. Правдивое же слово состоит в том, что в развитых странах, где люди уважают себя и среду своего обитания, функционируют научные учреждения, специализирующиеся на разведении тополя.

Да что государства! При самой Организации Объединенных Наций работает Международная комиссия, призванная поддерживать деловые контакты с лесозаводами всех стран. ООН интересует именно тополь как быстро растущая порода деревьев. В тополе видят спасение от реально нависшей угрозы обезлесения планеты.Улица Толстого, 29.

Но это, так сказать, высокая политика. На человеческом же уровне полезно знать, что «тополя …участвуют в снабжении человека одним из лучших лечебных продуктов — медом. Кроме того, с листьев и почек тополей пчелы собирают клейкое вещество и перерабатывают его в ценное и пока мало изученное медиками вещество — прополис. Работают в интересах оздоровления человека и фитонциды. Молодые листья тополя выделяют их очень много, поэтому в солнечный день кажется, что деревья курятся. В атмосфере этих курений и гибнут вредоносные для живых существ микроорганизмы» (Л.Згуровская. «Рассказы о деревьях Крыма»).

Грусть вызывает утверждение о том, что лесоповал в переулке Торговом устроили по «просьбам трудящихся». Время от времени к нам поступают сигналы от тех же трудящихся, но противоположного содержания. Работников профильной службы месяцами не дозовешься, когда действительно надо в срочном порядке убрать сухое дерево. Под редакционными окнами длительное время скрипел усохший платан. Он грозил упасть на наши окна. Слава Богу, дождался, что его срезали. В Торговый же люди с пилами пришли, полагаю, без приглашения.

Так вопрос ребром: срезав восемь тополей в Торговом, решили ли заинтересованные лица проблему ликвидации Улица Новикова.тополиного пуха? Ведь деревья этих пород продолжают расти рядом. Интересно, что и когда будет посажено взамен? Если люди с надписью на куртках «Озеленитель» позволяют себе столь грубые операции на «легких» города, то вряд ли можно ожидать от них взыскательного отношения к тем, кто уродует деревья под покровом ночи. Пару лет назад в Балаклаве, на нынче признанной лучшей в городе улице Новикова, неизвестный нелюдь пояском внизу выпилил кору на трех тополях. В прошлом году деревья выстояли. А нынче на их ветках не видно листвы. Между прочим, умерщвленные таким иезуитским методом тополя принадлежат к тому виду их племени, которые не сорят пухом.

Да что мы — пух да пух. Нынче, например, платаны сбрасывают кору. Давайте и их под нож. Дерево ореха — благородного, полезного во всех отношениях ореха! — у 29-го дома по улице Толстого в этом месяце ночью было сражено злющими руками. Жительница этого дома — пожилая женщина, со слезами и сердечными таблетками в руке — рассказывала в редакции о погибшем дереве, словно об утере близкого человека.

В известных нам историях расправы над зелеными насаждениями просматривается одна закономерность. Почти постоянно мы наблюдаем случайное, но совпадение — это близкое соседство с новыми или строящимися торговыми точками. На улице Маяковского, напротив престижного магазина, «выпало» несколько платанов. В переулке Торговом на восемь пней смотрят четыре окна, за которыми проглядывается на уровне подвального этажа, возможно, торговое заведение, вступающее в фазу отделки. В Балаклаве рядом с усохшими уже тополями поднимают, видимо, пивбар — зимний его вариант на месте летнего. Мы еще попытаемся рассказать, что в конце концов появится в подвальном помещении дома 29 по улице Толстого и в других местах. Тополя, платаны, орехи… Вполне возможно, что торговый люд считает их помехой в бизнесе. А вы попробуйте вести его по-людски, и не то что деревья — высоченный забор не остановит покупателей на пути к вашим витринам.

На учиненный разбой в Торговом могут показать согласования, визы с еще «свежими» печатями. На что только у нас согласования не дают! Мы знаем примеры, когда согласования одного и того же высокого чиновника носили прямо противоположный характер. Наверное, и здесь не обошлось без его согласия.

Другие статьи этого номера