Будь здоров и не кашляй!

Рубрику ведет Леонид СОМОВ

«То, что в одном веке считается мистикой, то в другом становится научной истиной». (Парацельс)

В то утро (это было 6 января 1999 года) я пришел на работу раньше всех, включил компьютер, загрузил программу. Как и полагается, вначале синеватым цветом высветился чистый экран, потом я открыл, было, нужный файл. В тот самый момент (за 1 — 2 секунды до его открытия) в нижней части экрана курсивом высветилась колонка каких-то цифр, а под ними фраза: «Загадай желание! Одно!» Цифры я вначале не успел разглядеть — открылся файл.

Мне стало не по себе. Я поменял файлы. Никаких проблем — все чисто. Отвлекся. Поработал полчаса на втором, тоже нужном мне файле, а затем как будто лукавый дернул меня за локоть, вновь открыл тот самый изначальный файл. И все повторилось вновь. Кстати, я успел прочитать первую цифровую строку — 4.06.1999. Открывая файл несколько раз подряд, я все-таки дочитал цифры до конца. Получилось:

4.06.1999.

23.10.1999.

28.11.1999.

«Загадай желание! Одно!»

Что интересно, как только я делал попытку показать этот «фокус» своему сослуживцу, то, как говорится, «факир оказывался пьяным и фокус не удавался».

Посмеяться мы с коллегами посмеялись, но листок с «зазеркальной» цифирью я втихаря спрятал в ящичке стола, а на настольном календаре пометил все три даты словом «Sic!».

Прошло чуть менее полугода. Я подзабыл про «чудо», бытовые проблемы отвлекли. А 4 июня 1999 года с утра шеф меня послал оформить покупку новых картриджей, и я фактически вернулся на рабочее место уже под занавес. Глянул на численник и все вспомнил. Захотелось тут же что-то загадать, но зашел приятель, пригласил попутно довезти меня на своей машине домой.

После ужина я сидел на диване и смотрел по телеку какие-то соревнования пловцов. Вот они пригнулись,застыли — каждый над своей номерной дорожкой, и пошли секунды до старта. И тут я подумал: «Пусть каждый придет к финишу согласно номері своей дорожки». И — о, чудо! — так и свершилось. Первый показал лучшее время, второй — второе, седьмой оказался самым нерезультативным из всей семерки.

Конечно же, тут же вспомнилась компьютерная заморочка. На следующий удачный (это было уже 23.10.1999 г.) день я с самого утра загадал себе такое желание: «Хочу, чтобы сегодня я нашел двести рублей». Заметьте, не гривен, а рублей, то есть вырвалось это у меня «автоматом», по железной доперестроечной привычке. Весь день прошел спокойно, без сюрпризов. Вечером я разочарованно сказал своей жене: «Вот, Вика, как говорится, все врут календари». И мы принялись отгадывать кроссворд. Наткнулись на такую задачку: «Стихотворение А.Белого». Я решил сунуть нос в домашнюю библиотеку, помнится, томик Андрея Белого там у нас был. Взял книгу, раскрыл ее и ахнул: на той странице, где по отдельным буквам кроссворда угадывалось название стиха «Карма», лежали две синенькие российские сотенки. Оказывается, это мой двоюродный брат Волька, когда приезжал гостить из Самары, оставил впопыхах у нас свою книгу стихотворений Андрея Белого…

28 ноября 1999 года я проснулся в шесть часов утра. Главное, суеверно считал я, не продешевить, не загадать ненароком какое-либо пустяшное желание. Честно говоря, кроме денег ничего не хотелось, трудным выдался год, пришлось операцию делать жене, схоронили тестя.

В тот день ничего не произошло. Увы и ах…И вечером жизнь шла своим обычным чередом, несмотря на то, что ровно в 12 часов дня я загадал такое желание: «Пусть на меня «свалится» 1 тысяча долларов США». В две минуты первого ночи я огорченно сказал своей жене: «Все, амба. Чепухня закончилась». А Вика мне в ответ: «Вечно ты веришь в дурацкие сны и приметы. Чудес на свете не бывает».

На следующее утро раздался звонок на работе, и в телефонной трубке забился радостный, громкий голос моего старинного армейского друга Артема. Он за что-то меня горячо благодарил, уверял, что «все как рукой сняло». Что? О чем это он? Я долго не мог связать факты, пока до меня, наконец, не дошло. Оказывается, вчера, в девять утра, Артем мне позвонил на работу и, гулко кашляя в трубку, попросил явно гриппозным голосом достать для него одно редкое лекарство через Вику (она у меня провизор). Я пообещал, а на прощание, как водится, автоматически пожелал: «Ну, друже, будь здоров и не кашляй»…

Оказывается, уже ровно через час Артема перестали вдруг сотрясать приступы неудержимого кашля, а к вечеру он уже был «как огурчик». Выходит, сработало мое пожелание, но…увы, не в мою пользу.

Конечно, очень было любопытно, а как же компьютерный Дед Мороз умудрялся все эти пожелания выполнять, но, видимо, механизм реализации свалившегося на меня «святочного» триединого подарка так и останется за границами здравого смысла.

Другие статьи этого номера