Украинские швеи — по 100 евро оптом

— так говорят многие украинцы и севастопольцы, кто был вынужден сменить профессию и искать средства к существованию здесь или за рубежом. Но продаваться нужно с умом, думая и помня, что время, когда придется жить на одну пенсию, накопленную в различных фондах с трудовых же отчислений, неизбежно наступит.Наша газета писала об этой нужной и своевременной инициативе. Напомним цели проекта:

— проведение разъяснительной работы среди населения о необходимости персонифицированного учета каждого работающего, гарантирующей защиту интересов и материальное благосостояние в старости;

— борьба с «тенизацией экономики» и получением незаконных доходов;

— увеличение накоплений Пенсионного и других спецфондов, что приблизит существенное увеличение размера пенсий;

— стабильность наполнения бюджета нашего города.

Прошло немногим более 9 месяцев, и участники Координационного совета собрались все вместе, чтобы рассказать журналистам о «родах». Скажем сразу, они прошли успешно. Цифры, озвученные руководителями ведомств на пресс-конференции, убедительно свидетельствуют, что проект пошел и дает результаты: зарплата «выползает» из тени. Это особенно важно в условиях постоянно увеличивающейся зависимости городского бюджета от подоходного налога, удерживаемого с зарплаты севастопольцев. Это до 80% всех поступлений. В городе появляется все больше новых предприятий (более 300 — уже в этом году), на треть возросло число официально регистрируемых трудовых договоров с оплатой труда (выше минимума), увеличивается и легальная зарплата (темп роста с начала года — 104%). В.Саратов подчеркнул, что это не заслуга налоговых органов, а результаты слаженной работы всех ведомств.

Кстати, сейчас Севастополь занимает второе после Киева место по возможности трудоустройства, а свыше 3000 севастопольцев подали заявки на работу. Правда, 27% всех предлагаемых официальных окладов — на уровне минимальной зарплаты. Так что сам труд в городе да и в стране ценится пока очень низко (по данным, предоставляемым статистиками), что делает нас рынком дешевой рабсилы для развитых стран. Но «продвинутые» капиталисты сначала думают о конкурентоспособности своих товаров и прибылях, а уж потом (или вообще не думают) о будущем развитии регионов, где располагаются их «отверточные» предприятия, и об уровне жизни населения, которое там на них работает. Но об этом — чуть ниже…

Понимают современную ситуацию уже не только работники с высшим и средним образованием, но и представители массовых профессий. Все больше людей обращается в ПФ за данными персонифицированного учета: «А какая у меня будет пенсия?» К сожалению, преимущественно это те, кому до выхода на заслуженный отдых остается год-два-три. Молодежь, 40- и 50-летние, увы, живут во многом лишь сегодняшним днем, забывая, что энергия и здоровье уходят с годами, а трудовой стаж теперь напрямую связан со всеми страховыми выплатами предприятияй, где они трудятся.

С данной проблемой напрямую связан вопрос, заданный от «Славы Севастополя» участникам Координационного совета:

— Можно ли заставить людей думать о своем будущем? Есть ли такие возможности у ведомств, которые вы представляете в совете? Ведь если зарплату и начали постепенно выводить «из тени», то другие обязательные отчисления, особенно в Пенсионный фонд, пытаются не платить. Для этого используются различные лазейки и схемы вплоть до дробления крупных предприятий на мелкие фирмы и перевода высокооплачиваемых работников в разряд предпринимателей (т.е. на упрощенную схему налогообложения). Да, их большая зарплата (до 1-2 тыс. грн/мес. — у топ-менеджеров) выплачивается теперь не «черным налом» в конверте, а легально: «за оказание услуг» (тех же функциональных обязанностей, что и раньше). Да, эти деньги «крутятся» и работают в городе, но вот соцстрах не досчитывается многого. Долго так будет продолжаться?

В.САРАТОВ:

— Ответ заключен уже в вашем вопросе: никто не может заставить людей думать о своем будущем. Это может сделать только сама жизнь во всех ее проявлениях и зависит от того, как человек предпочитает трудиться, отдыхать, развлекаться и т.п. От того, какие у него запросы — большие или маленькие. Как развиты чувство долга и сознательность. И еще от многих-многих факторов.

Мы — все сидящие за этим столом члены Координационного совета — рассматриваем данную проблему в других плоскостях. Первая — наше законодательство. Именно с целью поднять уровень образования населения в этой сфере, чтобы они знали, за что работают и что их ждет, объединяли мы наши усилия. Мы не строили «воздушных замков» и «песочных пирамид», а ставили реальную задачу, которая нашла отражение в планах нашей работы. И это уже, как видите, дало плоды.

Только от нашего личного желания — даже очень большого — мало что конкретно изменится в психологии и уровне жизни людей. Если вы заметили во время наших встреч, все планы, программы не остаются просто разговорами: медленно, постепенно, параллельно происходит изменение законодательства, которое порой на житейском, бытовом уровне многие и не осознают. Но бывают и прорывы, например, закон о 13-процентном подоходном налоге, который уже состоялся. И о нем должен знать каждый работающий.

Другой момент, которого вы коснулись в вашем вопросе, самый сложный сегодня в плане методологии его разрешения. Но могу сказать: однозначно необходимо менять всю систему, касающуюся бизнеса, построенного на упрощенной оплате налогов. Без ее реформирования (заметьте, я не говорю об упразднении) нельзя добиться сколь-нибудь значительных увеличений поступлений на нужды соцстраха. Число лиц на единой системе налогообложения за последнее время быстро и внушительно растет. Причем, по нашим наблюдениям, переходят на такой, мягко говоря, «щадящий» способ уплаты налогов и обязательных платежей далеко не малоимущие, даже не начинающие, а уже состоявшиеся предприниматели. Одновременно они «выпадают» из Пенсионного фонда. Ибо, согласитесь, то, что они туда и отчисляют, — крохи.

Получается парадокс. Почему нельзя сегодня заметно повысить пенсии? Потому что серьезная часть людей, используя несовершенство нашего законодательства, отказывается от уплаты пенсионных взносов. Если эту проблему не решить, реально обеспечить достойную старость людям невозможно. Это понимают и законодатели, и правительство. Идущее сейчас ради ухода от больших налогов разукрупнение бизнеса — в центре внимания всех. Правда, получается замкнутый круг. Профсоюзы сказали: нужно уменьшить давление на предприятия. Все с этим согласны. Но с уменьшением подоходного налога главное-то давление придется теперь на Пенсионный фонд. И основная задача — в этих условиях не только не допустить уменьшения поступлений денег «на старость», но и обеспечить их рост. Но просто так, по желанию, деньги «не срастаются». Бухгалтерия — вещь железная: есть дебет, есть кредит. Все! И когда средств на социальные нужды, на пенсии не хватает — проблема не одного Пенсионного фонда. Повторяю: нужны реформы в налогообложении в целом. Считал и считаю: с системой упрощенной уплаты налогов была допущена ошибка. Поэтому сегодня бары, имеющие оборот на торговле спиртным до полумиллиона гривен, могут позволить себе «сидеть» на фиксированной ставке налога в… 200 гривен в месяц! Предположим даже, что владелец ресторана — честный и показывает ВСЕ свои доходы, но платит-то в казну он всего две сотни! Закон этого пока не запрещает, и изменения, в него внесенные, пока минимальны. А люди спрашивают уже сегодня: что то или иное дополнение, изменение в законодательстве им дает конкретно?

Налоговые органы, я считаю, вместе с Минфином свою часть решения задачи выполнили: поддержали все реформы по уменьшению налогов, в т.ч. на прибыль. Сделаны уже и реальные шаги по изменению пенсионной системы: теперь есть из чего выбирать и как «складывать» себе пенсию. Но пока наши призывы, особенно к молодежи, задуматься о будущем остаются «гласом вопиющего»… Очень сказывается то, что они выросли в среде, когда родители кляли государство за потерянные сбережения, привычный уклад жизни, гарантированную работу и пенсии, когда думали не о будущем, а о куске хлеба хотя бы на текущий день. Такие молодые люди чувствуют себя абсолютно оторванными от существующего пенсионного законодательства. И это целый слой нашего общества. Мы убедились в этом, работая на уровне вузов, можно сказать, с интеллектуальной элитой будущего. Наши доводы они часто не воспринимают. Наоборот, беседуя со студентами, мы часто слышали: это, мол, ваши проблемы. Нет, ребята, это — ВАША проблема: какую пенсию вы будете получать! Только все три вводимые сейчас ступени пенсионного накопления смогут обеспечить достойную старость. И нужно учиться по ним «подниматься». Но как-то так сложилось в психологии граждан нашей страны, что они далеко не считают. Изменить этот один из краеугольных подходов наших людей к жизни, сделать их добросовестными налогоплательщиками — целая революция. Она в одночасье, по желанию одного Саратова или кого другого, не делается. Это большая, постепенная, методичная и кропотливая, прежде всего разъяснительная работа по формированию среды, когда уклонение от налогов станет считаться одним из самых тяжких проступков.

Продолжение темы

На пресс-конференции участников Координационного совета прозвучали такие данные: в себестоимость производимых в нашем государстве товаров и услуг лишь 12% закладывается на оплату труда, на них затраченного. Это очень дешево! Это повод для анализа и просчета дальнейшей ситуации. А пока для сравнения: во времена СССР доля зарплаты в себестоимости составляла 40 — 50%. А на Западе этот процент — главная составляющая общих трат и достигает 75 — 80. Чувствуете разницу? Добавьте сюда ощутимое снижение пошлин, когда готовый автомобиль, к примеру, за границей разбирают (грубо говоря, отвинчивают колеса и снимают еще пару навесных деталей), ввозят как составляющие или запчасти, а здесь собирают. Ума-то большого для этого от тех, кто действует отвертками, и супертехнологий данный процесс не требует. Но все когда-то начиналось с малого. Главное, чтобы продолжение было и конец благопристойный!

Если «по-тупому» радоваться минимальному приходу западников на наш производственный рынок и не замечать строго ограниченного доступа используемых на СП наемных «аборигенов» к современным технологиям, то скоро и очень остро встанет вопрос о будущем таких предприятий и их персонала. Как будут они развиваться, если собирать комплектующие через пару лет станет выгоднее (несмотря на большую отдаленность от ЕС) в азиатской части СНГ, а капвложения прекратятся? Кто будет заботиться о людях, которые тогда станут ненужными или не смогут трудиться в полную силу, наконец, просто заболеют? За воротами — другие толпы жаждущих «зашибать» евро (доллар, иену и др. — в зависимости от «инвестора»), в которых зарплата кажется сказочной по сравнению со среднегривенной. И это, пожалуй, главная причина наметившегося в последнее время роста западных инвестиций в Украину. Вот пример.

Швейная индустрия Дании пришла в Украину. Это яркий пример того, как выживают европейские производители в условиях жесткой ценовой конкуренции: без дешевой украинской рабочей силы им не обойтись. На европейском рынке схема «восточный производитель — западный потребитель» стала одной из немногих жизнеспособных.

Набирающая обороты глобализация поставила датские предприятия в условия жесткой ценовой конкуренции, что заставило их искать в других странах возможность производить дешевле. Целью первоначальной экспансии датчан стала Португалия, однако с ростом уровня жизни в этой стране значительно удорожала и рабочая сила. События начала 90-х пришлись как нельзя кстати: взгляды многих западных производителей обернулись на Восток.

Сперва датчане заняли пошивкой тысячи польских работниц, но уже спустя десятилетие жизнь здесь также стала «слишком хорошей» и за плату ниже 200 евро в месяц польские женщины за швейной машиной не засиживались. И вот на стыке тысячелетий настал черед Украины: сегодня около 6 тысяч отечественных швей за минимальную плату трудятся над заполнением одеждами немецких и скандинавских супермаркетов. Причем производство располагается в тех регионах, где очень хорошей считается работа, на которой без задержек выплачивают зарплату в 300 — 400 грн. Так что порой для того, чтобы «по знакомству» устроиться на «отверточное» производство к «западникам», зачастую приходится давать взятку в размере 300 — 400 евро… А датчане платят, по местным меркам, очень даже неплохо — в среднем 100 евро в месяц. По признанию датских работодателей, они довольны уровнем профессиональной подготовки выпускниц украинских швейных училищ.

Решающим для выбора места производства был фактор отсутствия Украины и других стран СНГ в списке кандидатов на вступление в Евросоюз, а значит, рабочая сила здесь будет еще долго оставаться самой дешевой в Европе. В то же время они настолько близки к рынку Европейского сообщества, что транспортировка на западные рынки обходится значительно дешевле, чем из стран Азии, где стоимость производства не ниже украинской. Кроме того, дизайнерам или проектировщикам из главного бюро компании можно за считанные часы прибыть на место производства, чтобы провести консультации, тренинги, внедрить новые технологии или проконтролировать установку нового оборудования.

Многие датские фирмы все же предпочитают, чтобы квалифицированные работы, такие как маркетинг и дизайн, проводились датскими специалистами, тогда как производство будет продолжать кочевать по регионам с дешевой рабочей силой. Так, объем произведенной датскими компаниями в Восточной Европе продукции составил в 2002 году 3,75 миллиарда евро. Три четверти от этого объема были проданы в Западной Европе.

Другие статьи этого номера