Туберкулез больных не выбирает

На днях севастопольский противотуберкулезный диспансер празднует свой 75-летний юбилей. На пути к этой дате сменилось несколько коллективов, каждый из которых объединяло одно: чувство ответственности за больных и желание дать им шанс почувствовать себя здоровыми людьми. В Украине ежедневно регистрируется 82 пациента с диагнозом «туберкулез», 30 умирают каждые сутки.90% заболевших страдают легочной формой патологии. Туберкулез — инфекция, перед которой все равны, поскольку закона о принудительном лечении в нашей стране нет. Это означает, что любой заключенный, которого направили из тюрьмы на лечение, может по своему желанию не доехать до больницы. Он будет заражать туберкулезом всех, кто пробыл с ним в одном помещении 20 минут — именно столько времени достаточно, чтобы заболеть, считает главный врач диспансера Василий Синцов. «Социально дезадаптированные пациенты способны заразить десятки людей, — говорит он. — Вы подвергаетесь опасности даже в общественном транспорте, не говоря уже о контакте с коллегами по работе или соседями. Бар, гостиница, очередь в собес или на оплату коммунальных услуг — все эти факторы могут привести к печальному результату. Особенно если учесть, что плохое питание большинства сограждан и невентилируемые помещения создают дополнительную угрозу».

В противотуберкулезном диспансере работает около 400 человек: 50 врачей, 108 медсестер, 124 — прочий персонал. Большинство из них имеют стаж свыше 20 лет, что создает определенный кризис с кадрами. «В день юбилея я скажу искренние слова благодарности в адрес наших сотрудников, многие из которых находятся в пенсионном или предпенсионном возрасте, — говорит Василий Синцов. — Для меня, как для руководителя, это важно, поскольку традиции диспансера предполагают высокий профессионализм при работе с больными, который требует каждодневных усилий. Кроме того, она связана с большим риском».

Галина Дубровина, заместитель главного врача, 25 лет проработала в диспансере. Она считает, что работа ее коллег может быть пПодготовка к бронхоскопии — регулярной процедуре больных туберкулезом.риравнена к подвигу, поскольку сотрудники постоянно подвергаются риску заразиться, несмотря на все меры предосторожности. Каждую ночь 12 женщин из числа персонала остаются в одном здании с бывшими зэками, которые переносят свои привычки, приобретенные в местах заключения, в больничный стационар. Пять официально заболевших туберкулезом — 1 врач, 2 медсестры и 2 санитарки — проходили лечение на своих рабочих местах. «Сейчас все они вышли на работу, — говорит Галина Дубровина. — Мы сделали все, чтобы их вылечить. Хорошо, что в 2001 году туберкулез признали профессиональным заболеванием, что дало возможность получить определенные финансовые льготы».

Так или иначе, сотрудники диспансера могли бы избежать инфекции, если бы выполняли одно элементарное условие: приходить на работу сытыми. «Дело в том, что женщина, которая в одиночку воспитывает ребенка и на момент заболевания получает 150-160 гривен в месяц, далеко не всегда может позволить себе завтрак, — считает главный врач диспансера. — Недостаточное питание в любые времена вело к пониженной функции иммунной системы, что создавало благоприятные условия для инфицирования туберкулезом. Компенсацию за профзаболевание ввели годом позже, чем тогда, когда она действительно была жизненно необходима. Это только Божий промысел в том, что не болеют остальные — возможно, потому, что делают доброе дело, помогая тяжелобольным людям».

Как считает персонал, одним из самых тяжелых факторов лечения был бытовой аспект — дети госпитализированных медиков оставались одни, поэтому весь коллектив диспансера постоянно помогал им. Инфекция диктует свои условия — жесткая изоляция от близких может служить гарантией, что больше никто не заразится. Часто случается так, что болезнь сама по себе приводит к нищете даже состоятельных людей: например, моряк загранплавания становится изгоем сначала у себя на работе, потом дома, поскольку семья старается оградить себя от инфекции всеми возможными способами. В итоге бывший кормилец сначала живет на загородной даче, а потом из-за отсутствия заработка становится бомжем. Как ни банально, здоровье за деньги не купишь — лечение длительное, а в запущенной стадии во многих случаях бесполезное. «Самое парадоксальное — люди умирают от излечимой болезни, — считает Синцов. — Если вы кашляете больше трех недель, вряд ли вам придет в голову мысль о туберкулезе, и зачастую совершенно зря. Болезнь не выбирает социальный статус, ей это совершенно безразлично». Компьютерная обработка данных и установление диагноза.

Ежегодная амнистия в Украине приводит к тому, что 100-120 человек бывших заключенных попадают на лечение в севастопольский противотуберкулезный диспансер. В больнице они ни в чем себе не отказывают — курят, бегают за водкой на ближайший рынок и не очень-то задумываются над тем фактом, что в случае полного отказа от лечения придется возвращаться на зону. Милицейский пост в диспансере сняли год назад, и теперь бывшие зэки, у которых помимо туберкулеза выявили еще и СПИД, и сифилис, чувствуют себя почти что на свободе. Тем более что питание не оставляет желать лучшего — на 4,5 гривны в день взрослых больных диспансера кормят почти как в санатории. На завтрак — каша, картофельное пюре, яйцо, салат, масло, кофе с молоком. Перед обедом некоторые получают 200 граммов сметаны, а на обед съедают суп, чахохбили из курицы с рисом, компот. Ужин — жареная рыба, пшенная каша, колбаса, молоко, булочка, чай. «Малообеспеченные и пенсионеры в буквальном смысле отъедаются у нас, — говорит Галина Дубровина. — Дома им такое меню недоступно».

Фаза интенсивной терапии в противотуберкулезном диспансере — 3-4 месяца, фаза стабилизации — 4-8 месяцев. В этом году в Севастополе от туберкулеза умерли 63 человека, по данным Всемирной организации здравоохранения, в мире за год умирают 30 миллионов человек. В Украине эпидемия туберкулеза зарегистрирована с 1995 года, и с тех пор она постоянно прогрессирует. Указ Президента от 2001 года регламентировал национальную программу по борьбе с туберкулезом до 2005 года. Городской бюджет Севастополя в рамках национальной программы финансирует препараты для лечения и диагностики, вакцинацию детей, передвижные флюорографы. «Крайне важным аспектом для лечения является современная диагностика, — считает Василий Синцов. — Особенно это актуально для крымских татар, которые не получали полноценного обследования там, где жили раньше».

Из городского бюджета выделено 300 тыс. гривен на продовольственные пайки для малообеспеченных больных туберкулезом, получающих амбулаторное лечение. На 20,5 тыс. грн в этом году было приобретено медицинское оборудование. Высококвалифицированный персонал диспансера получает искреннюю благодарность от своих пациентов не только в дни юбилея — за возвращенную веру в выздоровление больных, жизнь воздает им сторицей за то благо, которое они несут ежедневно людям.

Другие статьи этого номера