Право на будущее есть у каждого живущего!

Не раз приходилось слышать, как, горестно качая головой, люди говорили о безнадежно больном или глубоком инвалиде: дескать, не дай Бог оказаться на его месте — лучше уж умереть, чем так… Но покажите хотя бы одно живое существо, которому не хотелось бы жить! И человек не исключение. Даже если мир его ограничен четырьмя стенами, спертым воздухом с запахом болезни и осознанием того, что следующий день будет таким же, как и сегодняшний, даже если он чувствует собственное бессилие в решении, казалось бы, элементарных вопросов…Для Валентины Владимировны Гордиенко Орлиновская больница — не просто лечебное учреждение, два года назад палата 6 этого одноэтажного здания стала для нее домом. Здесь, в комнате на четыре койки, она и живет — инвалид без ног.

— Валентина Владимировна, это к вам! — медсестра открыла дверь в небольшую палату, которая кажется просторной из-за скупой больничной обстановки. На кровати, прикрывшись стареньким одеялом, сидит женщина. Выцветшие голубые глаза смотрят выжидательно — мы не предупредили о визите заранее. Впрочем, уговаривать рассказать о себе Валентину Владимировну не пришлось:

— Может, и поможете, — вздохнула она.

Сейчас Гордиенко 54 года. В Севастополь в 1981 году из Белоруссии привез ее будущий муж. Профессия — техник-технолог мукомольной промышленности — уже тогда дала о себе знать проблемой с легкими. Поэтому на новом месте Валентина работу по специальности не искала — больше заботила прописка. Проблему эту решила, устроившись во вневедомственную охрану и получив комнату в общежитии на ул. Музыки. Вскоре сыграли свадьбу. Через полтора года свекровь все-таки прописала неугодную невестку на свою жилплощадь по ул. Горпищенко.

Поначалу семейная жизнь складывалась неплохо. Но две женщины так и не смогли ужиться под одной крышей. Пришлось молодоженам уйти на квартиру. Параллельно Валентина сменила работу: сначала перешла в троллейбусное управление, позже — на военный склад, потом — в «Севастопольвторресурсы», где, кстати, она успела потрудиться вместе с мужем. В постперестроечные годы супруги уволились.

К этому времени в дачном кооперативе «Южный», близ товарной станции, успели Гордиенко выстроить на дачном участке небольшой домик, который и стал их пристанищем. Там же, в кооперативе, зарабатывали и на хлеб насущный. Кому-то в огороде помогали управляться, кому-то — на стройке. Все бы ничего, да муж Валентины начал пить горькую, а в 2001 году, 23 марта, с ним и вовсе случилось несчастье — исчез бесследно. Последним видел его сосед по даче, к нему после работы заглядывал Гордиенко. Отнесла Валентина заявление в райотдел — да толку! Пропал человек без вести.

После этого, считает Валентина Владимировна, у нее и начали страшно болеть ноги. По этой причине работать с каждым днем становилось тяжелее, а к врачу сходить почему-то было недосуг. Когда болезнь прижала, знакомая предложила перебраться к ней. Валентина обрадовалась такому выходу, жила у чужих людей больше полугода и помогала чем могла. Однако с ногами лучше не становилось, и Валентина, дабы не чувствовать себя нахлебницей, решила вернуться домой.

Вернулась и пришла в ужас: домик разграблен, стекла выбиты, ко всему прочему исчезли и документы. Что делать, куда идти? Ничего другого не придумала Гордиенко, как … наложить на себя руки. Сначала выпила все таблетки, которые только смогла найти, потом изрезала вены. Но смерть не брала. Дальше, как в тумане, очнулась от чьих-то голосов — знакомые пришли навестить. Вызвали «скорую», в стационаре положили на операционный стол и ампутировали уже отмороженные ноги. Через два месяца, в марте 2002-го, Валентину Владимировну Гордиенко как лицо без определенного места жительства перевезли в Орлиновскую больницу.

Инвалид 1 группы Гордиенко номинальный, поскольку из-за отсутствия документов официально оформить инвалидность не может, по этой же причине она и номинальный пенсионер по инвалидности. Казалось бы, бог с ними, с этими бумажками! И так все ясно — нет у человека ног и уже не будет. Но, известное дело, без бумажки ты букашка: пенсию нельзя получить, потому что нет группы, а группу не получить, так как нет ни паспорта, ни прописки (покойная свекровь давным-давно выписала Гордиенко из квартиры на Горпищенко, а дачное строение в «Южном» в рамки частного никем выведено не было). И потом, кому они нужны — чужие проблемы?

— Честно-откровенно скажу: во многом я сама виновата. Прокручиваю сейчас все до мелочей и понимаю: не так вела себя, не то делала. Но прошлого не исправить, вот и расплачиваюсь, — утирает сухие глаза собеседница.

— А как же родственники, дети? Неужели у вас совсем никого нет?

— Детей Бог не дал, мальчик родился восьмимесячный и умер. В Белоруссии остались двоюродные сестры, мы и раньше не общались. А сейчас кому я нужна такая? Обузой быть не хочу!

Наверняка эта женщина чего-то о себе недоговаривает… Но есть ли среди нас безгрешные?

Пенсия нужна Валентине Владимировне не столько для того, чтобы иногда разнообразить скромный больничный паек, как раз на него Гордиенко и не жалуется. Хочется больной чувствовать себя хоть немного независимой — иметь собственные деньги на лекарства, необходимые ежемесячно.

Нельзя сказать, что Валентине Владимировне не старались помочь в ее чаяниях. Например, заведующая отделением Любовь Мельникова сообщала о больной в управление социальной защиты населения Нахимовского района и оттуда приезжали две представительницы.

— Даже одеяло откидывали, — вспоминает Гордиенко, — наверное, хотели убедиться, на самом ли деле я без ног.

На этом все и закончилось. Какие-то усилия предприняли и окружающие: одни помогли написать запрос в родную Белоруссию, откуда в результате была прислана копия свидетельства о рождении Валентины, другие приняли участие в восстановлении свидетельства о браке. Но дело вряд ли сдвинулось бы далее, если бы не Лариса Ивановна, время от времени продававшая в больнице пирожки. Этот совершенно посторонний человек — единственный, кто принял чужую беду близко к сердцу.

Лариса Ивановна Курцева и ее супруг Иван Борисович Васильев — действительно удивительные люди. На днях они пришли в редакцию с просьбой поблагодарить через газету всех, кто проявил внимание к их хлопотам и помог восстановить В. В. Гордиенко паспорт: это начальник Нахимовского РО милиции Виктор Гаврилюк, начальник Нахимовского отдела гражданства и регистрации физических лиц Игорь Суменко, а также паспортистки этого отдела. К слову, Лариса Ивановна на этом останавливаться не собирается. Чтобы оформить Гордиенко пенсию по инвалидности, она намерена прописать Валентину Владимировну на свою жилплощадь.

— Какое бы ни было у этой женщины прошлое, наказана она за него сполна. А право на будущее есть у каждого живущего, — считает Лариса Ивановна.

Ну а что если бы не встретилась Гордиенко сердобольная Лариса Ивановна, буквально выбегавшая безногой книжку с трезубцем? Так и оставаться бы Валентине Владимировне пленницей прошлых ошибок и нынешних обстоятельств?

P.S. Уважаемые чиновники, все, от кого зависит судьба Гордиенко и еще четверых «бесхозных» больных Орлиновской больницы! Здоровья вам крепкого и несокрушимого! Конечно, если бы эти люди умерли, несколькими проблемами у вас стало бы меньше. Но им очень хочется жить. У большинства нет денег, нет имущества, нет и паспорта. Не каждый из них в состоянии обойти и массу инстанций, чтобы восстановить документы. Обратите внимание на этих убогих и обездоленных, помогите им! Кто-то же в конце концов должен заняться этим официально!

Другие статьи этого номера