Столетие под Покровом

Сегодня исполняется ровно сто лет, как в севастопольском храме Покрова Пресвятые Богородицы был проведен первый престольный праздник. Именно к этой дате (по новому стилю) и приурочен сигнальный показ 1-й части телефильма «Покровский собор: плоды покаяния», который снят режиссером телестудии «Горожане» при городском Доме культуры Т.А.Родионовой. Мы обратились к ней с просьбой ответить на несколько вопросов, касающихся многострадальной биографии нашего главного городского соборного храма, который располагается на ул. Б.Морской, 36, так как знали, что Татьяна Александровна в 2005 году приложила немало усилий, чтобы донести до севастопольцев хроникально достоверную, изобилующую потрясающими фактами варварства, невежества чиновников и подлинного мужества истинно верующих людей, истории Покровского собора.
Итак, говоря языком кинематографистов, начнем с самых первых титров…
— Татьяна, в силу каких причин у города более 100 лет назад возникла потребность в возведении этого храма?

— 1857 год. Горькое послевкусие первой обороны. Севастополь в руинах, в пороховых оспинах после ухода из него гарнизона союзников. Церковь Петра и Павла на городском холме сожжена. Власти принимают решение за счет обывателей временно поставить маленькую кирпичную церквушку на пересечении улиц Берсеневской и Канавной с выходом на угол Б.Морской (в тридцати метрах от нынешнего Покровского собора).

Эта церквушка просуществовала до 1910 года. Но она явно не удовлетворяла запросы верующих православных прихожан. И в 1891 году священники Василий Баженов, Павел Пересыпкин и диакон Георгий Троицкий совместно с городским головой адмиралом Н.Вейсом создают комиссию по строительству храма во имя Пресвятой Богородицы на ул. Б.Морской, на земельных владениях Херсонесского монастыря.

Согласно принятому решению, с 1891 года стал осуществляться сбор пожертвований на храм. Но денег для начала строительства явно не хватало, посему на Базарной площади, у дома Хлудова (ныне Лазаревская), было постановлено соорудить часовню в честь св. Николая. И повод нашелся тому примечательный: в далекой Японии произошло чудесное спасение цесаревича Николая II.

В часовне на ул. Базарной до и после службы развернулась продажа свечей, мелкой церковной пластики, и все вырученные деньги шли несколько лет на строительство Покровского собора.

В 1894 году сумма, необходимая для разворота работ, появилась. И тогда комиссия приглашает городского архитектора В.А.Фельдмана приступить к проектированию пятикупольного бесстолпного храма базиликового типа на ул. Б.Морской, чуть выше церквушки Петра и Павла.

В течение нескольких лет здесь велось интенсивное строительство церкви из тесаного инкерманского и крымбальского камня, и к новому, 1905 году наконец был явлен миру красивый храм со стрельчатым сводом в окружении четырех двенадцатигранных башенок над главным куполом, с двумя приделами (северным и южным).

26 февраля 1905 года главный придел верхнего храма был торжественно освящен его преосвященством, архиепископом Симферопольским и Таврическим Николаем, настоятелем Херсонесского монастыря Иннокентием, в присутствии гостей, многочисленного духовенства, властей города и флотского руководства в лице главного командира ЧФ Г.П.Чухнина.

— Как выглядит дальше биографическая канва этого храма?

— В мае 1917 года в склепах нынешнего Софийского храма были выставлены гробы с останками революционеров П.Шмидта, С.Частника, И.Гладкова, Н.Антоненко, которые были доставлены в Севастополь по решению Севастопольского Совета депутатов армии, флота и рабочих с места их казни на о-ве Березань. В ноябре 1923 года все они были перезахоронены на кладбище Коммунаров.

Кстати, в архивных документах заседаний Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов (июль 1923 г.) содержится проект весьма одиозного решения. Оно предполагало сбросить изваяние адмирала Нахимова с пьедестала, наделать из статуи медяки и на эти деньги поставить на площади статую лейтенанта Шмидта. Ни более ни менее…

— Выходит, в первые годы Советской власти при всей ее веронетерпимости храм все-таки не закрывали?

— Легкой жизни судьба этому собору так и не даровала. В 1920 году произошло отделение церкви от молодого рабоче-крестьянского государства, в стране началась кампания по изъятию церковных ценностей. Покровский собор лишился более чем 100 кг серебра, двух колоколов. Все это было вывезено в Москву…

Практически с 1933 года церковь закрыли. Здесь размещались сначала ЭПРОН, затем медпункт, во время войны — инфекционная больница.

После начала Великой Отечественной войны у церкви стали стихийно собираться прихожане. Их не останавливали и последствия прямого попадания вражеской бомбы в южный придел в июне 1942 г…

Надо справедливости ради отметить, что оккупанты, придя в город, с 1943 года разрешили оставшимся священникам править службу в Покровском соборе. В ведомстве Геббельса считали, что пусть лучше покоренные народы смиренно молятся своим богам, нежели возьмутся за оружие…

— Итак, как теперь известно, немцы церковь не закрыли. А вот коммунисты решили иначе, не так ли?

— Не сразу. Церковь действовала до 1963 года. Затем нагрянула ликвидационная комиссия. В Москву по реквизиции было вывезено 38 килограммов золотой церковной утвари, 5 килограммов платины. Что же касается икон, то представители Фонда Андрея Рублева тщательно отобрали особо ценные 20 икон XVI-XVIII веков. Им, кстати, весьма повезло. Они избежали костра, пожиравшего в те дни десятки "второстепенных" икон во дворе бывшей бани на ул.Очаковцев. Судя по имеющимся в Севастопольском госархиве данным, отобранные старинные святые иконы находятся в фондах музеев. Судьба же самой первой XVII века иконы Покрова Матери Божьей, подаренной храму 26 февраля 1905 года знаменитым нашим городской головой Максимовым, неизвестна.

— Прерывая чисто хронологический ход нашего интервью, хочу затронуть одну очень деликатную тему. Дело в том, что существует весьма стойкое мнение относительно того, что Покровский собор построен на месте кладбища, а это, мол, противоречит православным догмам и не сулит храму ничего хорошего в его дальнейшей судьбе…

— Хочется решительно отмести подобные домыслы. Действительно, этот кафедральный собор был сооружен на монастырской делянке. Известно, что здесь, в ограде церкви, перезахоронен прах заштатного протоиерея Александра Демьяновича. Есть еще несколько безвестных склепов. Из некоторых источников явствует, что они располагались в Софийском нижнем храме. В ограде же Покровского собора, по сведениям городского историка О.Доскато, захоронено около 200 человек — горожан, погибших в ходе бомбежек в 1941-42 годах. Между тем известно, что для верующих не может быть лучше храма, чем храм, воздвигнутый на могилах достойных, угодных Богу людей.

— Кого же приняли стены собора после прекращения церковной службы в 1962 году?

— Здесь около семи лет размещалась юношеская спортивная школа, а затем, с 1969 года, здание Севастопольского городского собора было целиком передано Государственному архиву вплоть до начала 1992 года, когда 23 апреля в северном приделе состоялось торжественное освящение возрожденной церкви. Знаменательно, что это произошло в тот же самый день, когда 87 лет назад первосвятили наш кафедральный собор, в том же, кстати, приделе.

— Я намеренно упускаю вопрос о дальнейших этапах восстановления храма. Его золотые купола, его южный придел приобретали надлежащий вид в течение последних пяти лет на наших глазах. Покровский собор сейчас действительно первый среди равных в нашем городе. Вопрос будет такой: «Мощи каких святых в нем хранятся, и являла ли церковь когда-либо чудо мироточения?»

— Действительно, в этом соборе хранится немало мощей угодных Богу святых. Среди них надо выделить частицы мощей святого архиепископа Симферопольского и Таврического Луки, знаменитого нашего адмирала Федора Ушакова, причисленного не так давно к лику святых… Что же касается церковных чудес, то есть резон рассказать об иконе Матери Божьей Ченстоховской. Ее в 2001 году из Москвы привезла казначей собора. Это была совершенно черная доска, писаная примерно в конце ХIХ века. Как-то ее взяли в крестный ход. И вот на глазах многих прихожан (я сама стала тому свидетельницей) икона начала обновляться. Первыми ярко проявились желтые обводы, а это означало, что на доске — изображение женское…

Сейчас икона возвращена в Москву, а в храме осталась ее копия. Что же касается мироточения, то очень часто, особенно в престольные праздники (в январе и июле), мироточат в алтаре иконы царя Николая II, а также св.Луки.

…Думается, немало интереснейших деталей из биографии нашего главного городского собора осталось за рамками беседы. Все или почти все расскажет кинолента, подготовленная режиссером Татьяной Родионовой на телестудии "Горожане" при городском Доме культуры. Редакция же от имени севастопольцев выражает Татьяне Александровне большую благодарность за ее труд, терпение и дотошность при подготовке юбилейной телепередачи — многие факты правды покаяния ей пришлось неоднократно проверять и процеживать в архивах, в памяти очевидцев, ведь позади у Покровского собора — целый век взлетов и унижений, и вот в конце концов — торжество справедливости и Божьей благодати…

Другие статьи этого номера