Моя боль и любовь — Балаклава

Я — коренной балаклавец. Трепетно люблю свой городок. Но в последнее время перестаю его узнавать. Вроде бы грех обижаться — Балаклава становится все краше: новая набережная, множество увеселительных заведений. Но город стремительно теряет свою самобытность. Мне кажется, что даже руководство, ратуя за развитие Балаклавы как рекреационного центра подразумевает под этим прежде всего развитие курортного бизнеса, индустрии развлечений. Их логика незатейлива: привлечь максимум отдыхающих и туристов — и деньги рекой потекут в казну. А вот мое сердце царапнули случайно услышанные слова, сказанные приезжим после прогулки по набережной: "Совсем как в Ялте!" Для меня это вовсе не похвала, а упрек. Мне вспомнились пушки времен Крымской войны, когда-то вмонтированные в бетон набережной и служившие в качестве кнехтов. Сколько раз в детстве, зазевавшись, спотыкался о швартовые канаты и разбивал коленки. Без них набережная поскучнела.

У Балаклавы нет стратегии развития. В погоне за сиюминутной выгодой ее превращают в рядовой безликий поселок, каких много. Отцы города не понимают, что в конце концов хозяевами здесь станут не они, а обладатели тугих кошельков и слетающиеся, как мотыльки на свет, богатые прожигатели жизни. Коренные же балаклавцы скоро станут гостями на чужом празднике жизни.

Хотят установить памятник певцу Балаклавы — А.Куприну. А мне кажется издевательством над его памятью и кощунством то, что вытворяют с городом — безвкусно и бессистемно. Это сравнимо только с рисованием аляповатого лубка поверх старой иконы.

Как-то заглянул на тусовку творческой интеллигенции. До чего тошнотворно было слушать, как наперебой они горячо распинались о своей любви к Балаклаве. Но любовь у них какая-то приторная. Даже брало сомнение: а знаком ли им неповторимый аромат свежевыловленной рыбы, терпкий вкус молодого вина, слышали ли они сонный плеск ночных волн? Удосужились ли хотя бы пролистать купринских "Листригонов"? Ведь именно интеллигенция первой должна подать голос в защиту старой Балаклавы, ударить в набат!

Мне кажется, давно назрела необходимость создать, скажем, совет старой Балаклавы. Пусть в него войдут старожилы города, краеведы, просто неравнодушные люди. И все мероприятия по застройке и реконструкции городка согласовывать с ним. Понимаю, что время необратимо, в одну реку дважды не войдешь. Но хоть в чем-то совет поможет сохранить оставшееся, восстановить утерянное, в общем, попытаться возродить дух старой Балаклавы.

Я не против гостей. Пусть приезжают люди, действительно влюбленные в море. Пишут картины, сражаются с местными ребятами в футбол. И сидят вечером на тихой набережной, запивая легким вином шкару из ставриды, пусть поют, читают стихи, любуются женщинами. И сходят ранним розовым утром на ялике порыбачить с местными рыбаками. Поживут в палатке на берегу моря. Поплавают с маской и трубкой, любуясь причудливым подводным миром. Искупаются голышом ночью в фосфоресцирующей воде, чувствуя, что во всем мире остался только ты и море. И попытаются проникнуть в тайны мироздания, валяясь на теплом песке и рассматривая мириады звезд…

Но в этой Балаклаве править будет море. А не рубли, гривны, баксы и прочие тугрики.

А пока я скорблю. И тоскую…

В.ШОХОЛОВ.

От редакции

Прочитали мы это письмо и вспомнили Корнея Чуковского. 26 августа 1933 года он писал в дневнике:

"Из Евпатории мы уехали на машине… в Ялту с заездом в Балаклаву — строгий, самобытный, незабываемый город, лишенный всякой крикливой пошлости…"

Неужели время пошлости наступило?

Другие статьи этого номера