Дорогой наш президент… не забирайте у меня мамулечку…

В редакцию нашей газеты пришла красивая, по-спортивному подтянутая, молодая женщина с тринадцатилетним сыном-подростком. Глядя на них, сложно было догадаться, что привело их сюда. В нашем городе тысячи таких семей. Вполне обычных, на первый взгляд. Но это только на первый. Когда Галина и Женя стали рассказывать свою историю, сердце защемило.А, впрочем, обо всем по порядку. История эта началась несколько лет назад, когда Галина рассталась со своим мужем и отцом несовершеннолетнего сына Евгения. Трудно сказать, чем руководствовался маленький, тогда еще девятилетний Женька, но он ушел от мамы с отцом. Можно предположить, что мальчишка испугался остаться без привычных для него вещей: компьютера и телевизора, которые, уходя, отец забрал из их дома. Может быть, сыграла роль мужская солидарность. Сегодня подросток уже и сам толком не может вспомнить, что стало определяющим в его решении жить с папой.

Поскольку родители Женьки состояли в гражданском браке, то расставание было лишь их обоюдным решением. Скажем так, без обычно сопровождающих процедуру развода юридических формальностей. Отец снял для проживания с сыном часть домовладения, мама осталась в квартире, которая была ей подарена. Подтверждающие это документы у Галины имеются.

Безусловно, решение сына уйти с отцом было для матери громом среди ясного неба. Она недоумевала и болезненно переживала случившееся. Надежда вернуть сына не покидала ее. Воспоминания об этом периоде жизни и сегодня вызывают у женщины мучительную боль. Она терзала себя сомнениями и не переставала задавать одни и те же вопросы: "Что я сделала не так? Почему сыночек мне, матери, предпочел отца? Как он будет жить без меня?". Ситуация усугублялась и обстоятельствами бытового характера. Галине самой предстояло выплатить накопившиеся долги за квартиру, приобрести необходимые в обиходе вещи и хозяйственную утварь. Но сын все-таки был на первом месте.

Заметим, бывшие супруги, как люди вполне цивилизованные, договорились о том, что мама беспрепятственно может общаться с ребенком. Что Галина и делала. Она постоянно навещала сына, интересовалась его успехами в школе, заботилась о нем, покупала что-нибудь вкусненькое. Женька до сих пор помнит ароматное мамино варенье, которое она приносила, когда он жил с папой.

Но жизнь, как известно, на месте не стоит. Через какое-то время в жилище отца и сына появилась женщина. Совершенно для Женьки чужая. Видимо, это было "первым звоночком" для мальчишки. Относиться к папиной новой супруге (кстати, тоже гражданской), как к маме, мальчику было довольно сложно. Оно и понятно. Не секрет, что в процессе воспитания родных детей практически ежедневно возникают если не проблемы, то всевозможные сложности. А уж чужого, чего греха таить, и подавно! Женя не говорит о том, что новая папина "тетя" относилась к нему плохо. Она не обижала его, кормила, интересовалась делами в школе. Но ребенок все равно чувствовал себя чужим, от чего на душе становилось совсем плохо. Он все чаще стал задумываться о том, чтобы вернуться к маме. Эта мысль не давала ему покоя. Мальчик боялся признаться себе в том, что ему было стыдно перед мамой. Стыдно за то, что однажды, как ему теперь все чаще казалось, он предал ее, уйдя жить к отцу.

Женя не знал, как сказать маме, что очень скучает и по ней, и по своим старшим брату и сестричке, что хочет жить с ними, бегать по утрам на зарядку, вместе ездить на экскурсии по Севастополю и Крыму. И, главное, больше никогда не расставаться. Мальчик стал хуже учиться в школе, опаздывать, а то и вовсе, не имея на то уважительных причин, пропускать занятия.

Галина чувствовала, что с ее мальчиком что-то происходит. Она не могла объяснить это словами, но безошибочное материнское чутье подсказывало: Женю надо возвращать домой. Для начала она предложила бывшему супругу, чтобы сын жил у них поочередно: неделю — с отцом, неделю — с матерью. Отец возражать не стал. К тому времени у него не было постоянной работы и стабильного дохода, а расходы на содержание ребенка, как известно, требуются немалые.

Справедливости ради заметим, что это был не самый лучший выход из возникшей ситуации. Кто волею судьбы сталкивался с ней, хорошо знает, как сложно жить, скажем так, на два дома. Тебя не покидает ощущение, что все в жизни временно, нестабильно, что ты не хозяин, а только гость или квартирант. Не успел обжиться и привыкнуть к обстановке, а ее уже надо менять. Это трудно пережить взрослому человеку, а что говорить о ребенке!

Но тем не менее дело было сделано. Женя жил то у мамы, то у папы. Галина Николаевна, не переставая работать, сумела выкарабкаться из сложной жизненной коллизии: обустроила быт, создала уют и комфорт в доме, вышла замуж и в один прекрасный день окончательно забрала сына к себе. Женька был счастлив. Комната, в которой он обитал в свое "житие на два дома", окончательно стала только его. Отдельная, чистая, уютная комната с компьютером и всем необходимым для занятий и отдыха мальчики его возраста. Он записался в спортивные секции бокса и плавания, перестал опаздывать на занятия в школе, стал аккуратнее и собраннее. Это заметили все: и школьные учителя, и одноклассники, и соседские мальчишки. Еще бы, ведь теперь Женька постоянно жил с мамой: умной, красивой, веселой, спортивной, доброй и очень-очень родной!

Здесь бы и поставить точку в нашей истории — такой чудесный хэппи-энд. Но увы! С этого все только начинается. Не берусь судить, странное ли это стечение обстоятельств или чья-то злая воля, но мать и сын так и не успели насладиться обретенными покоем и счастьем, поскольку им предстоит пройти еще одну весьма неприятную процедуру. Дело в том, что Галину собираются лишить родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына Евгения, гражданское дело уже запущено в производство. В скором времени предстоит судебное разбирательство. Будучи человеком деятельным, Галина Николаевна не сидит сложа руки. Она борется за сына и за свои права на него. Куда только не обращалась женщина с просьбами о помощи в разрешении данного конфликта. Пока на сторону матери и ребенка встали администрация и педагогический коллектив школы, в которой учится подросток. По-видимому, ежедневно работая с детьми, они очень хорошо понимают, что значит лишить материнской заботы еще одного севастопольского ребенка, искалечив его душу, психику, а может быть, и всю последующую жизнь.

Ни в коей мере не претендуем на "истину в последней инстанции". Материал написан со слов Галины Николаевны и Жени, а также на основании представленных ими документов. Безусловно, они, как люди заинтересованные, рассказали нам "свою часть правды". Не спорим, есть и вторая, а может быть, и третья ее части. Мы не ставили перед собой задачу с арифметической точностью по дням и секундам выяснить, кто, где, когда и почему находился. Не копались в подробностях "давно минувших дней", личных и бизнесовых отношениях взрослых людей, окружающих Женю. Это их частная жизнь и слишком деликатная сфера. Нам важнее то, что происходит в жизни Галины Николаевны и ее сына сегодня, сейчас.

Давайте рассуждать вместе. Женя живет с мамой, в благоустроенной квартире, где для него созданы все необходимые условия. Это факт. В этой квартире, согласно действующему законодательству Украины, ребенок зарегистрирован, чему есть соответствующее подтверждение. Утверждать, что мать категорически возражает против проживания несовершеннолетнего сына в своей квартире, мягко говоря, нелепо. Соседи, коллеги по службе характеризуют Галину положительно; она работает, ведет здоровый образ жизни, на учете в наркологическом центре города не состоит. Говоря проще, спиртные напитки и наркотические вещества не употребляет. По заключению специалистов наркологического центра, вполне здорова. Общественный порядок и спокойствие граждан не нарушает. Администрация и учителя школы, в которой учится Женя, отмечают, что мама принимает участие в воспитании сына, регулярно поддерживает контакт с классным руководителем, посещает родительские собрания, организовала и провела для одноклассников сына интересную, познавательную и увлекательную экскурсию по Севастополю.

Почему же матери сегодня предъявляются претензии в том, что она самоустранилась от воспитания и содержания сына, с чем связано настойчивое, чтобы не сказать больше, стремление лишить женщину родительских прав? Почему при этом вспоминаются события более чем годичной давности, когда мальчик стал постоянно жить с мамой? Ведь сегодня все наладилось. Между матерью и сыном, судя по их общению в редакции, — полное взаимопонимание, мальчик ухожен и вполне доволен жизнью.

Во всей этой запутанной истории есть еще один не дающий покоя нюанс. Этот нюанс — трехкомнатная квартира Галины. Чем больше вникаешь в суть происходящего, тем больше грызет червь сомнения: "Не в ней ли суть конфликта?" Эта мысль возникает после ознакомления с текстом одного из документов, принесенных женщиной в редакцию. Есть в нем очень любопытная фраза о том, что Галина "обманным путем зарегистрировала право собственности на трехкомнатную квартиру исключительно на себя". Отметьте: исключительно на себя и обманным путем. В этой связи сразу возникает ряд вопросов. Если Галина зарегистрировала квартиру обманным путем (а с момента совершения данной сделки прошло уже, слава Богу, пять лет), то почему этот вопрос не поднимался раньше? Почему законностью или незаконностью этой сделки не занимались уполномоченные на то органы? Почему столько лет молчал Женин отец? Был со всем согласен? Тогда кто же сегодня надоумил его вновь вернуться к делам пусть не такого далекого, но уже прошлого? Не правда ли, интересно?!

Безусловно, это лишь сомнения и предположения. Вполне возможно, что мы ошибаемся. Но в одном у нас есть твердая уверенность. Что бы ни случилось, как бы ни складывалась жизнь у взрослых участников этой неординарной истории, во главу угла должны быть поставлены прежде всего интересы ребенка, он совершенно ни в чем не виноват. Не хочется думать, что будет с Женей, если его все же разлучат с матерью. Возможно, Женю отправят жить к отцу. Но, как уже было сказано выше, он не имеет постоянной работы и стабильного заработка, а также собственного жилья. Сможет ли он должным образом заботиться о сыне? Да и вообще входит ли это в его планы? А может быть, ребенка определят в интернат или детский дом? Но там, как правило, воспитываются и учатся детишки-сироты или ребята из социально неблагополучных семей. Спросите у этих мальчишек и девчонок, о чем они мечтают. И почти наверняка они в большинстве своем скажут, что больше всего на свете они мечтают о том, чтобы у них были мама и папа, братишки и сестренки, свой теплый дом, где их любят и ждут, где им жилось бы хорошо и радостно. Может быть, прочитают эти строки взрослые, серьезные дяди и тети, в чьих руках находятся судьбы Жени и его мамы. Может быть, тогда услышат они крик души севастопольского парнишки, который любит маму и очень боится ее потерять.

Разуверившись найти справедливость в родном городе, Женька обращается к Президенту Украины Виктору Ющенко с наивным и трогательным письмом. Обращается, как к последней надежде: "Дорогой наш президент. Я, житель Севастополя …обращаюсь к вам с огромной просьбой — не забирайте у меня мамулечку. Я очень, очень, очень сильно люблю свою мамулечку и не хочу чтоб ее у меня забирали или меня у нее. Моя мамулечка очень умная, красивая, веселая и главное добрая. … А еще моя мамулечка большая оптимистка. Она верит, что все будет хорошо. А я верю в Вас, Виктор Ющенко, а другим уже не верю…".

Мы намеренно сохранили стиль и орфографию детского письма к Президенту, опустив лишь класс и школу, а также место работы Жениной мамы, дабы нас не обвинили в нарушении закона и оказании давления на официальные органы, от которых зависит решение данного вопроса. Горько сознавать, что в свои тринадцать Жене приходится бороться за право жить с родной мамой. Испытать подобное никогда не пожелала бы даже детям своих злейших врагов.

Напоследок позволим себе заметить: великое счастье, когда рядом с тобой самый близкий и дорогой человек — мама. Мама, которая любит тебя уже только за то, что ты есть, понимает тебя с полуслова, переживает твои неудачи, как свои собственные, восхищается и радуется твоим успехам и победам. Не хочется верить, что в нашем городе живут люди, для которых все сказанное выше — пустой звук!

Другие статьи этого номера