Он не вернулся из боя

Все время бегаем туда-сюда. Крутимся, вертимся, пытаемся догнать что-то непонятное под названием «счастье». И все нет времени на секунду остановиться, глубоко вздохнуть и подумать: «Как же вокруг хорошо, спокойно…». Часто не понимаем, как нам повезло и чего стоит это спокойствие… В Армении многие знают ему цену. Уже много лет там существует проблема Нагорного Карабаха. Армения пытается вернуть некогда принадлежавшие ей земли. Азербайджан их, естественно, не отдает. И пока политики этих стран стоят друг против друга, упершись лбами, гибнут простые ребята…Аккуратная и уютная комната. Все в ней удобно и красиво. Вот только шторы почему-то задернуты. На улице солнечный день. А в щелочку между занавесками пробивается тонкий золотой лучик. Он то исчезает, то вновь появляется, как бы напоминая о себе. Передо мной сидит пожилая женщина. Она держит в руках черно-белую фотографию. На ней изображены три молодых солдата. Они весело улыбаются в объектив.

— Вот мой Артур, — говорит она, указав на стоящего справа парня.

Он был очень высоким, чуть ли не на голову выше друзей. У него было еще совсем мальчишеское лицо. Но во взгляде сквозили какое-то упрямство, гордость, а тяжелый волевой подбородок придавал лицу мужественность. Он был единственным ребенком в семье. Поэтому, когда началась война, родители сделали все, чтобы Артур не попал в армию. Нара Сергеевна Арутюнян считает, что в этом и была их ошибка.

У Артура был очень сильный и гордый характер, он всегда пытался кому-то что-то доказать, показать, что он тоже может чего-то добиться в этой жизни. Если он принимал решение, то никогда его не менял. Даже когда понимал, что не прав. Поэтому Артур мог пойти на неожиданные, необдуманные поступки.

Нара Сергеевна с ужасом вспоминает день, когда сын узнал о попытках родителей оставить его дома. Он подошел к ней с мрачным видом и спросил: "Зачем?". Она вначале даже не поняла, о чем идет речь. Тогда Артур повторил: "Зачем? Зачем вы бегаете по знакомым, зачем пытаетесь удержать меня? Чем я лучше тех других, которые каждый день погибают?". Он еще много говорил о том, что хочет воевать, как все, что родители не дают ему проявить себя. После этого он несколько дней не разговаривал с ними.

Однажды утром Артур вошел в кухню, где завтракали родители, и, не глядя на них, сказал: "Я завтра на фронт уезжаю. Мам, собери вещи", — развернулся и вышел. Первое время после отъезда сына родители не находили себе места. Но вскоре стали приходить письма, а однажды он прислал фотокарточку. Ту самую, которую сейчас держит в руках его мать. На ней он со своими фронтовыми друзьями: Суреном и Аликом. Родители постепенно успокоились, смирились с мыслью, что сын каждый день рискует собой. Да и как-то не верилось, то с ним может что-то случиться. Всегда кажется, что беда пройдет мимо. Алик и Сурен выжили в этой войне. Выжили благодаря Артуру.

— Можно сказать, что Артур, ценой своей жизни спас нас, — рассказывает Сурен. — Мы должны были перейти минное поле. И когда между мной и Аликом начался спор, кто пойдет первым, вдруг подошел Артур и сказал: "Я пойду!". Мы знали, что спорить с ним бесполезно. Он шел уверенно, будто знал наизусть, где закопана каждая мина. Но один раз интуиция подвела его…

Артур погиб. Сейчас родители научились жить с мыслью, что сына больше нет. Сурен, вернувшись с фронта, женился. Недавно у него родился второй сын. Его назвали Артуром. Он часто навещает Арутюнянов. И они полюбили его как родного. Но Нара Сергеевна призналась, что когда видит детей Сурена, то более остро ощущает горечь потери. Ведь у нее тоже могли быть внуки. Они бы играли, бегали по дому. Такому пустому и тихому теперь.

Порой кажется, как просто решить проблему: что-то нужно — отбери, кто-то мешает — убей. И наплевать, что будет потом. И пусть чьи-то родители нянчат чужих внуков, молодые жены одни растят детей — зато мы добились того, чего хотели. А если не добились? Армения отвоевала Карабах, но ведь конфликт так и не исчерпан. Вот уже около десяти лет политики все спорят и спорят. Кажется: одно неосторожное слово — и хрупкое перемирие рухнет. И все начнется снова. Стрельба, взрывы, смерть, слезы, одиночество…

Другие статьи этого номера