Симон-дизайнер

Руководитель района сидел в своем кабинете, обхватив голову руками, и прощально обводил глазами мебель. И диван, казалось, сочувственно скрипнул, и шкаф тихо охнул, и с букета роз стекали в вазу капли воды, как слезы. Снимут! Если через неделю в районе не исчезнут свалки, а на улицах не станет чисто! В трехлетнем поединке с мусором руководитель проиграл.

В кабинет ворвался известный дизайнер Симон Разорваки:

— Сан Саныч, все будет окейно! У меня есть рецепт вашего спасения!

Правый глаз руководителя оставался мрачным, только в левом забрезжил вопрос.

— Рассказываю! — уселся в кресло Симон. — Свалки не надо убирать! Раз уж нету никаких сил с ними бороться, надо их признать как неизбежность! Как пыль и дождь, как несчастную любовь и производственное совещание!

Мрачный глаз совсем закрылся, это означало, что у Разорваки осталось 30 секунд.

— Надо сделать свалки приятными для глаза! Надо укладывать мусор красиво! Создаем мобильную дизайнерскую группу, она с утра проносится по всем скоплениям отходов! Мусор сгребается в кружок как клумба, по краям кладем, например, черные мешки, изнутри, скажем, зеленые пакеты, за ними желтые, можно вперемешку с синими, но лучше красными, в середине делаем пирамиду из белых пакетов, а вершину увенчаем алыми арбузными корками, если сезон, конечно!

Мрачный глаз открылся, в нем высветилось разрешение Симону еще на пять минут.

— А пустая посуда для дизайнера — вообще море фантазии! Мелкие бутылки чередуем с крупными, варьируем их по цвету и по марке выпитого! Снаружи, например, окантовочка пивом "Днепр", внутри — стеклотарой из-под "Черниговского", а в центре — икебана из модификаций "Оболони"! А это же реклама для производителя, Сан Саныч! Они будут платить денежки для хорошего содержания дизайнеров! И для оплаты дезодорантов, ибо клумбы-свалки будут постоянно ими орошаться! Вообще изменим отношение к мусору с брезгливого на дружеское! Съел ты, скажем, банан, так изволь, братец ты мой, разложить его кожуру на свалке всеми лепестками звездочкой, а в серединку воткни зеленый огрызок огурчика да вокруг полосочкой рассыпь белые яичные скорлупки, тебе же жить с этой свалкой годы и годы! Сан Саныч, проверяющие делегации просто опупеют от нашего новаторского подхода к этой окаянной проблеме!

При слове "опупеют" оба глаза руководителя потеплели; видать, много крови у него эти комиссии выпили, а оставшуюся испортили и в душу плюнули. Но что-то тревожное уловил во взоре Сан Саныча напрягшийся Симон.

— Понял, крысы! А на них кошечки! И не беспризорные, а помытые да с бантиками и в мундирчиках, тут мы разгуляемся творчески!

Обе руки Сан Саныча наконец оторвались от головы, ухватили часы в виде полуголой девы и подсвечник в виде полуголого мужчины и метнули в Симона Разорваки. Все это ударилось в дверь, за которой успел-таки скрыться лидер подвижной группы, и разнополые обломки составили вместе эротическую композицию, от вида которой глаза Сан Саныча опять потеплели.

Но с розы стекали слезы пуще прежнего. И кресло под Сан Санычем тревожно пошатнулось. Одно к одному…

Другие статьи этого номера