Дом для «листригонов»

Будет ли открыт краеведческий музей в Балаклаве?
Все гуще и гуще в последние годы становится поток отдыхающих и туристов в древнюю Балаклаву. И все чаще приезжие спрашивают местных жителей: «А где у вас расположен краеведческий музей?» Можно услышать и просьбу указать дорогу конкретно в музей Александра Куприна. «Нет у нас ни краеведческого музея, ни музея Куприна», — следует ответ. Таким словам гости отказываются верить. Особенно тот турист, который уже успел поколесить по крымской провинции и может обратиться к сравнениям. Например, в Старом Крыму два литературных музея и один литературно-художественный. Не верится, но на этом фоне Балаклава явно проигрывает. Не своим историческим наследием, ни в коем случае, а отношением к нему. Приезжий люд был бы и вовсе ошарашен, если бы знал интересующую его информацию в отдельных деталях.А детали таковы. Где-то четверть века назад пользующийся широчайшей известностью художник Илья Глазунов пару раз устраивал в Севастополе выставки своих оригинальных работ. Отношение к ним может быть различное. Но тот, кто был свидетелем тех вернисажей, в нашем Художественном музее, не даст соврать: хвосты очередей желающих попасть на них перекрывали движение на тротуаре.

Ясное дело, Илья Сергеевич сам наезжал в Севастополь. В промежутках встреч с восторженными почитателями его таланта мастер с интересом знакомился с достопримечательностями Севастополя. В Балаклаве художник положил глаз на бывшую дачу Соколовой. Той самой Соколовой, у которой почти столетие назад снимала в течение полутора месяцев флигель поэтесса Леся Украинка. Флигель к тому времени уже лежал в руинах, а сам дом Соколовой, архитектурно привлекательный, был ого-го. Это в настоящее время по своему состоянию он догоняет почивший в бозе мемориальный флигель. Тогда же Илья Глазунов долго-долго любовался старинным зданием, его колоннами, террасами, балконами, арками. Наконец, московский гость взмолился: "Уступите это здание под художественную студию!" Просил непосредственно в беседах и в письмах. Не уступили.

А чего можно было бы ожидать от студии Ильи Глазунова нынче набирающей курортного шарма Балаклаве? По меньшей мере картинной галереи. На худой конец — разрушение архитектурного памятника было бы остановлено. Но не сложилось.

В Балаклаве нет-нет, да и услышишь, как не повезло Александру Куприну. Если среди нас найдутся люди, которые у телеящика еще не утратили тягу к книге, возьмите в руки "Листригонов". Перечитайте полные силы очерки, и вы согласитесь, что никто иной не сделал столько для утверждения известности Балаклавы, как Александр Иванович Куприн, где писатель собирался осесть, такой же близкий человек, как Чехов для Ялты, как Айвазовский и Грин для Феодосии… Александр Иванович словно высшей силой был послан в Балаклаву, чтобы с вдохновением своего недюжинного таланта воспеть, опоэтизировать ее.

В конце 80-х годов прошлого столетия благодарные балаклавцы собрались было оформить и открыть музей А.И. Куприна. Под него определили дом Ремизова (в настоящее время улица Куприна,1), где автор "Листригонов" некоторое время жил. На то время были улажены все возникшие проблемы. Например, проживавшей в домике семье по ее выбору выделялась квартира. Но из хорошей затеи ничего не вышло. Ее, говорят, задробили не партократы, не чиновники, а музейщики. Оказывается, филиал в Балаклаве, а значит, и А.И. Куприн, были им в тягость. Так и не вернулся Александр Иванович в дом, где, может, писал главы "Поединка" или рассказы "Штабс-капитан Рыбников" и "Сны".

Еще один штрих. На 1996 год подгадала сенсационная археологическая находка. В Балаклаве земля открыла хранившуюся в своей толще более 1500 лет тайну — храм Юпитера Долихена. Единственный в мире, сказал его многолетний исследователь польский ученый Т.Сарновски, сохранившийся не в отдельных фрагментах, а в комплексе: статуями богов, жертвенными столами, престолами, деталями архитектурных украшений, высеченными именами римских императора и военачальников. Что сделали бы где-то в Турции или Греции, окажись находка на их территории? Верно, в странах, где туриста уважают и о своей в перспективе выгоде не забывают, построили бы павильон, куда поместили бы наиболее ценные находки, в том числе и статуи Юпитера и Гефеста. Сами же дошедшие до нас остатки здания законсервировали. А что сделали мы? Засыпали памятник, хочется верить, — до лучших времен. Но когда придет в Балаклаву человек, способный оценить козырную находку археологов, в полной мере ощутить ее прикладное значение?

Нам должно быть неловко перед самими собой, перед гостями Балаклавы за те события, которые уже в наши дни разворачиваются вокруг планов открытия в Балаклаве краеведческого музея.

На сей раз в поддержку данных планов выступила не только общественность. На этот счет приняты решения на самом высоком уровне. 2 октября 2003 года Кабмин Украины издал распоряжение под номером 594-р. Им утверждался план мероприятий по демилитаризации, экологическому оздоровлению и дальнейшему экономическому и культурному развитию зоны Балаклавской бухты на 2003-2010 годы. 20-й пункт этого плана предполагает "создание краеведческого музея с целью повышения культурной привлекательности региона". Точка. Надо выполнять правительственное решение? Конечно же, необходимо, сказали в городской государственной администрации. Ею чуть-чуть более года спустя принимается распоряжение "О создании филиала Музея обороны и освобождения Севастополя — музея истории Балаклавы". Утверждалось и его штатное расписание. Приказом по управлению по вопросам имущества коммунальной собственности от 4 апреля 2004 года под музей передали здание расформированного военного комиссариата, что на улице Калича, 35.

Пабло Пикассо сказал: "Дайте мне музей, и я заполню его". Музей в Балаклаве создается не на пустом месте. Местный краеведческий музей на общественных началах был создан в городке в 1967 году на базе Дома культуры рудоуправления. В 1992 году решением райсовета и райисполкома он переводился в помещение Дома детского творчества. Новоселье состоялось в 1994 году. Его учредителями выступили органы представительной и исполнительной власти. В экспозиции и фондах музея благодаря стараниям многолетней заведующей Ф.И. Каневой хранилось 1180 экспонатов, в том числе 1134 единицы — подлинных и 133 экспоната как особенно ценные, взятые на государственный учет. В мае 2001 года решением коллегии управления культуры городской государственной администрации Балаклавскому краеведческому музею было присвоено звание народного.

Остановка была за одним: зданию по улице Калича, 35, требовался серьезный ремонт. Это стало известно после его обследования специалистами "НИИпроектреконструкции". Стоимость проектно-сметной документации и строительно-монтажных работ потянула на 350 тысяч гривен плюс другие расходы. Итог — около 400 тысяч гривен. Сумма существенная. Тем не менее в Севастополе, Балаклаве принялись за дело. В 2004 году на реализацию утвержденного правительством плана было освоено 9150 гривен бюджетных средств, в 2005-м — 6685 гривен собственных средств Музея героической обороны и освобождения Севастополя. Музей и сейчас готов вносить посильную лепту в дело восстановления здания. В нынешнем году затраты по ремонту бывшего военкомата по улице Калича, 35, были включены в проект программы плана социально-экономического развития Севастополя, но деньги не выделялись. Ни копейки. Получается, как говорится, интересное кино. Власти на обновление здания денег не отпускают, они же решают передать с баланса Музея обороны и освобождения Севастополя на баланс коммунального предприятия СГС "Аррикон". На сей счет уже есть и приказ по управлению по вопросам имущества коммунальной собственности. Балаклавцы обращаются с письмом в горсовет: как же так? А им в ответ: "Действия фонда коммунального имущества носят законный характер и направлены на обеспечение эффективного использования коммунальной собственности…" А о том, что деньги на ремонт дома по ул. Калича, 35, не отпускались, — ни слова. Молчок и о том, будем ли мы выполнять правительственное распоряжение городской государственной администрации. Людям с государственным уровнем мышления небесполезной будет и такая информация. Она свидетельствует о том, что сравнительно недавно в Балаклавском районе функционировало два десятка музеев, комнат и уголков боевой славы. Осталось из них шесть. Много ценных экспонатов, реликвий утрачено безвозвратно. Посчитаем, насколько увеличилось в том же Балаклавском районе число ресторанов, баров, банальных "наливаек". Загнать в Балаклавскую бухту уродливый с виду плавучий ресторан "Принц" — это что, все, что мы можем? А так хочется, чтобы Балаклава стала городом Александра Куприна, точно так же, как Ялта является городом Антона Чехова. Неужели и на сей раз надежды балаклавцев не оправдаются? Или им подсунут вместо музея на ул. Калича, 35, некий суррогат, дабы отметиться по теме музея?

Другие статьи этого номера