Конец сказки

«Увижу ль русской Терпсихоры душой исполненный полет?!» — вопрошал великий поэт. «Вряд ли!» — был бы ответ А.С. Пушкину, живи он сегодня в Севастополе. Никто и не считал наш город балетным (театральным, кинематографическим, музыкальным и т.д.). Наш город — герой! Город-герой, а зачем героям классический балет? Балет — это для девчонок. А настоящим мужчинам нужны бензозаправки, яхт-клубы, терминалы, супермаркеты, казино, рестораны, стрип-бары и ночные клубы! Но если девчонки хотят, то пусть будет! Хлеба-то балет не просит.Передо мной, каким-то невообразимым образом сплетя ноги, сидит балерина с огромными печальными глазами. Балерину зовут Светлана Даниленко, и ко всем своим недостаткам она шестнадцатый год в одиночку тянет на себе образцовый ансамбль классического танца "Арабески". А он вот уже десять лет располагается в доме с колоннами на Большой Морской, 50 (любопытно, что колонны как снаружи, так и внутри, где репетируют балерины!).

Приехала Светлана вслед за мужем из Одессы, где танцевала в труппе тамошнего театра оперы и балета. Решила учить классике севастопольских детей, чем и занимается до сих пор. Несколько лет работала с ними во Дворце пионеров, во Дворце рыбаков, пока не получила приглашение создать свой ансамбль в "Торговом доме Кондратевских" (по странному стечению обстоятельств теперь там городской центр культуры и искусства!). Согласилась. Создала. И назвала его "Арабески", что в переводе с французского означает "кружева", а в балете так называют четыре основные танцевальные позиции.

Десять лет назад "Арабески" переселились в бывший детско-юношеский клуб "Орленок" на Большой Морской, где и пребывают по сей день. Сначала они соседствовали с кружками тенниса, шахмат и шашек. Потом всех отселили, и… возникла идея создать балетную школу! Дабы в Севастополе дети смогли получать профессиональную хореографическую подготовку. Но управление культуры не смогло найти ставки и предложило выбрать что-то одно: школу танца или ансамбль "Арабески". Светлана выбрала ансамбль, который сумела сохранить и который до сих пор радует всех поклонников классического балета. Вот, собственно, вся история. Не хватает яркого драматического финала. За этим не заржавеет!

— Все, что сейчас есть в нашем зале, создано своими руками! Зеркала, станки, даже пианино родители привезли. Все костюмы шьем сами, концерты устраиваем без чьей-либо помощи. То же и с поездками на конкурсы. Так что на шее городской казны мы не сидим. Все расходы ложатся на плечи родителей. Но если б город помогал "Арабескам", то наши достижения были бы более впечатляющими. На фестивале "Созвездие мечты" — а это престижный Всеукраинский конкурс! — в Днепропетровске, где мы завоевали Гран При и почти все дипломы в своей номинации, я познакомилась с руководителями ансамблей из других городов и… прозрела! Мне показывали фото и видео занятий в их залах: огромные оборудованные светлые танцевальные классы, пошивочные мастерские, музыкальная аппаратура — и все это из городских бюджетов! Значит, Кривому Рогу или Джанкою балет нужен больше, чем Севастополю! И все равно мы победили.

— Классика — это хорошо, но ведь и балет не стоит на месте. Появляются новые течения, направления. Твое отношение к авангардному танцу?

— В любом случае все современные направления родом из классики! И Морис Бежар, и Алла Сигалова, и Раду Поклетару — все они пришли из балета. Мне нравятся любые эксперименты, но слухи о смерти классического балета сильно преувеличены! А лучшим арбитром остается время: шлягеры внезапно появляются и так же внезапно исчезают. Так что классический балет бессмертен.

— Весь мир восторгается твоей воспитанницей — Анастасией Черненко. Феномен ее взлета может повториться сегодня?

— Конечно, приятно, когда твоя выпускница становится "звездой". Кстати, не только она связала свою жизнь с танцем — много девушек учатся в различных университетах на балетмейстерских отделениях. А Настя вышла замуж за Дениса Матвиенко — знаменитого танцовщика, и теперь вдвоем они выступают на самых престижных сценах Европы. Недавно она получила первую премию на конкурсе артистов балета в Москве, в Большом театре. В Киевской национальной опере станцевала "Баядерку"… Что касается повторения феномена, все возможно, если обстановка вокруг "Арабесок" станет менее напряженной.

— У тебя нет чувства профессиональной ревности: возишься по восемь-десять лет с малышами, вкладываешь в них всю себя, а они потом уходят к другим балетмейстерам, и все лавры достаются им?

— Нет. Один педагог, даже очень талантливый, не пронесет тебя через всю творческую жизнь. На каждом этапе надо искать того, кто даст тебе больше — таковы законы сцены вообще. Раз в Севастополе нет хореографического училища, то талантливому ребенку надо ехать и поступать, а потом искать свою дорогу в театре.

— У каждого демиурга есть какая-то заветная мечта. Твоя какая?

— О самом сокровенном нельзя распространяться, но я много лет вынашиваю идею постановки балета о Херсонесе и людях, живших в античную эпоху. Что-то романтичное, немного грустное и обязательно о любви!

— Давай о балете изнутри. Мой скромный опыт общения с балеринами показал, что почти все они много курят, а еще… пьют водку!

— Да нет же! Во-первых, курение сбивает дыхание, и ты никогда не станцуешь тяжелую партию. А алкоголь… Кому-то он помогает снять стресс, но это не является профессиональным признаком.

— Что, балерины на фоне кино- и театральных актрис выделяются своим… скудоумием.

— Да? Странно, если вспомнить Плисецкую, Волочкову, Лопаткину. Если у них низкий IQ, то у кого он высокий?! Такое впечатление может создаться потому, что балерины не богемные, а в компании молчат, оттого что выкладываются на репетициях и спектаклях. После "Лебединого" или "Дон Кихота" отчего-то хочется молчать и ни о чем не думать. Да и сам балет — искусство молчания. А на чтение романов, посещение выставок и премьер иногда не хватает ни времени, ни сил.

— А еще балерины — хорошие любовницы и плохие жены. Да?

— Балерину надо очень сильно любить и многое научиться прощать! Мужчина, связавший свою жизнь с ней, должен быть готов к тому, что не всегда будет приготовлен ужин, выглажены сорочки и убрана квартира. Что часто он будет заставать жену, сидящую в кресле с закинутыми ногами и молча уставившуюся в одну точку. Он должен ее воспринимать как украшение жизни, а не как домохозяйку! А еще гастроли, нервные срывы, истерики оттого, что чего-то не получается на сцене…

— У твоей дочери потрясающие балетные данные, но, пройдя школу "Арабесок", она не пошла твоей дорогой. Жалеешь?

— Сначала да. Она в свое время поступила в хореографическое училище, но не осталась. Потом училась в Санкт-Петербурге на хореографа, но работает совсем в другой сфере. Конечно, обидно, что пропадают такие данные и талант, но у каждого должна быть своя дорога. Она счастлива в своей семье и на своей работе, мне остается только радоваться и наблюдать, как растет моя внучка.

— Пример Плисецкой, когда балерина добровольно отказывается от материнства во имя искусства. На твой взгляд, это разумно?

— Думаю, да. Если балерина чувствует в себе талант, то ради сцены она должна пожертвовать и личной жизнью, и материнством, и семейным очагом. Хотя бывали случаи, когда после таких жертв балерины остаются у разбитого корыта: семьи нет, и в театре не складывается. Жизнь в искусстве вообще очень коварная и непредсказуемая!

— Мужчина в балете? Отчего-то многие думают, что либо это не совсем мужчина, либо…

— Мне кажется, что и на кухне, и в театре, и в балете мужчина превосходит женщину. Петипа, Фокин, Лифарь, Нижинский, Нуреев покорили своим искусством весь мир. Историю балета пишут все-таки мужчины. А что касается всевозможных слухов о неправильной ориентации танцовщиков, то это их личная жизнь. Если человек талантлив, то ему прощаются его причуды.

— Каждый человек задает себе один и тот же вопрос: для чего я живу? В чем ты видишь смысл своей жизни?

— Танец. Балет. "Арабески".

На этом можно было бы поставить точку, но ведь я обещал драматический финал! Согласно распоряжению фонда коммунального имущества, "Арабески" до 28 февраля сего года должны были покинуть свое гнездо на улице Большой Морской, 50! "С вещами на выход"! Так что Международный день танца они встречали… на улице Большой Морской. В прямом смысле на улице! С праздником всех нас и да здравствует русский классический балет!

Другие статьи этого номера