Зов предков

Нередко при встрече в редакции газеты представитель греческого общества Александр Крыва-Апазиди рассказывает какую-нибудь удивительную историю. На этот раз он поведал о жизни Леонида Ротгольца. А примечательна она тем, что, хотя Леонид Андреевич живет в Санкт-Петербурге, он является родственником греческой династии Бальзамов — участников первой обороны Севастополя.

РОДОНАЧАЛЬНИК ЧЕРНОМОРСКОЙ ДИНАСТИИ

Служба под непосредственным командованием Федора Федоровича Ушакова была отличной школой для десятков молодых офицеров, многие из которых стали впоследствии опытными моряками и командирами кораблей. В их числе был Дмитрий Егорович Бальзам — участник русско-турецких войн и Средиземноморской экспедиции 1798-1800 годов, контр-адмирал, родоначальник севастопольской династии морских офицеров-греков.

В юношеские годы Дмитрий Бальзам в числе своих соотечественников учился в корпусе чужестранных единоверцев в качестве кадета. Три года спустя он был произведен в гардемарины, а в конце января 1791 года произведен в мичманы с переводом на Черноморский флот. По прибытии в Севастополь молодой офицер был определен в экипаж линейного корабля "Мученик Леонтий" и в том же году принял боевое крещение в сражении с турецким флотом у мыса Калиакрия.

В 1798 году, находясь на фрегате "Навархия" в составе эскадры Ф.Ф. Ушакова, он совершил переход в Средиземное море, участвовал при освобождении от французов островов Цериго и Св. Мавра, а затем — при овладении крепостями Корфу и Анкона, за что был награжден орденом Св. Анны III степени.

После восстановления в Неаполитанском королевстве монархии Д.Е. Бальзам, находясь на фрегате "Навархия", плавал из Анконы в Триест для переправки неаполитанского короля Фердинанда VI и королевы Марии-Каролины. И по выполнении этого поручения он прибыл в Корфу, откуда в 1802 году на фрегате "Сошествие Св. Духа" вернулся в Севастополь.

Вскоре, командуя бомбардирским судном "Днепр", он совершил переход из Севастополя в Архипелаг. В последующие годы плавал на нем между Константинополем, Корфу, Венецией у неаполитанских берегов. За участие в 18 морских кампаниях Д.Е. Бальзам был награжден орденом Св. Георгия 4-го класса… После производства в 1816 году в капитаны 2 ранга, командуя последовательно фрегатами "Спешный", "Лилия" и кораблем "Скорый", он находился при Севастопольском порте. В 1823 году Дмитрий Егорович был награжден орденом Св. Анны II степени.

С началом русско-турецкой войны 1828-1829 годов, командуя флагманским кораблем "Париж" и 28-м флотским экипажем, став капитаном 1 ранга, Бальзам участвовал в осаде и взятии турецкой крепости Анапа, за отличие в действиях против которой ему было определено двухгодичное жалованье. Перейдя затем с флотом к Варне, Дмитрий Егорович участвовал в блокаде этой крепости, но вследствие обострившейся болезни вынужден был сдать командование кораблем и отправиться для лечения в Севастополь. 1 октября 1828 года он был произведен в контр-адмиралы и в течение всего следующего года находился в Севастопольском порту. Скончался Д.Е. Бальзам 18 (30) августа 1831 года и был похоронен в Севастополе.

ФОТОГРАФИЯ ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

Его сыновья — Иван Дмитриевич и Спиридон Дмитриевич — также защищали родной город, являясь морскими офицерами. Один из них, как отец, дослужился до контр-адмирала, а второй — до чина капитана 2 ранга.

К истории своего рода Ротгольц относится весьма трепетно, во всяком случае, разволновался не на шутку, когда узнал, что в Севастополе находится могила его прапрадеда — Спиридона Дмитриевича Бальзама. Захотелось отыскать место захоронения своего предка, поклониться ему.

— А началось все два года назад, когда Леонид Андреевич нашел в семейном альбоме старую фотографию. На ветхом, плохо сохранившемся снимке, судя по надписи, были запечатлены С.Д. Бальзам вместе с женой и детьми на фоне памятника на кладбище. Удалось различить даже слова "город Севастополь".

После этого Леонид Ротгольц вместе с сыном Антоном не мог не приехать в наш город. В качестве памятных мест его интересовали, конечно же, старые кладбища, где они пытались найти могилы своих предков. К сожалению, могила контр-адмирала Ивана Дмитриевича, который был похоронен на Братском кладбище на Северной стороне, не сохранилась. А прапрадед Спиридон Бальзам умер в 1867 году и был похоронен на старом городском кладбище на улице Пожарова. Скорее всего, здесь же находилось захоронение родоначальника флотской династии Д.Е. Бальзама.

В ПОИСКЕ ЗАХОРОНЕНИЯ ПРЕДКА

Но могилу прапрадеда обнаружили не сразу. На старом кладбище они расспрашивали людей, его посещающих, священнослужителей, но, увы, никто ничего не знал. И тут произошло невероятное: между часовней и церковью сын-подросток обнаружил часть разбитого креста с сохранившейся надписью "Бальзам". И уже вместе с отцом под колючими ветками они нашли остальные обломки. Значит, могила прапрадеда должна быть рядом. Судя по сильным разрушениям, очевидно, памятник пострадал именно в годы войны.

После обнаружения обломков этого памятника Леонид Андреевич сделал все, чтобы скорее начать работы по восстановлению захоронения прапрадеда. Конечно, не сразу, а только в следующий визит в Севастополь россиянин полностью провел восстановительные работы.

Естественно, ему захотелось узнать больше о предке, найти сведения о нем. Ротгольц обратился в дореволюционный отдел Музея героической обороны и освобождения Севастополя. Там были найдены несколько фотографий Бальзамов. Кроме того, греческим обществом ему была подарена на память книга "Греки в истории Севастополя" И. Мосхури.

Но если уж идти до конца, то хотелось бы выяснить: при чем здесь фамилия Ротгольц? Она явно не греческого происхождения. Как рассказал Леонид Андреевич, у его прапрадеда были дети. Младшая дочь — Феодосия Спиридоновна Бальзам — вышла замуж за православного еврея Давыда Михайловича Ротгольца. Кстати, это тоже известная фамилия. Давыд Михайлович был городской головой в Севастополе в 1877-1882 гг., период его правления получил у горожан названия "золотые дни Севастополя" и "эпоха Ротгольца", так как он проводил идею превращения нашего города в главный порт юга России. У него была большая семья. И дети, впоследствии получив прекрасное образование, стали известными учеными, профессорами, в советское время проживали в Санкт-Петербурге.

Между тем у Ротгольца-старшего рождается сын Андрей. Впоследствии он — участник Великой Отечественной войны: ушел на фронт сержантом, а вернулся капитаном. И умер он в возрасте 83 лет сравнительно недавно — в 2004 году. Это ему удалось сохранить семейный альбом, в котором его сын — Леонид Андреевич — нашел старую фотографию, давшую толчок поисковой работе.

Но точку в этой истории ставить преждевременно. Перед отъездом в Санкт-Петербург Леонид Андреевич обратился к севастопольцам с просьбой, которую доводим до сведения читателей: если кто-то узнает и сможет показать место захоронения родоначальника династии контр-адмирала Д.Е. Бальзама, то он ему будет очень благодарен. Тогда восстановится и это захоронение.

Как следует из дореволюционного описания В.И. Чернопятого "Некрополь Крымского полуострова", Иван Дмитриевич Бальзам, скончавшийся 27 апреля 1891 года, как участник обороны Севастополя был захоронен на севастопольском Братском кладбище на Северной стороне, но, к сожалению, в перечне захоронений сегодня его имя отсутствует. Исходя из того, что сослуживцы родоначальника династии контр-адмирала Д.Е. Бальзама похоронены на старом городском кладбище, возможно, и его захоронение находится там же, считает председатель Севастопольского клуба любителей истории города и флота Олег Доскато, которого тоже заинтересовала судьба этой семьи.

Таковы ветви этого родословного древа с греческими корнями, обнаруженными в Севастополе, отражающие историю нашего города.

Другие статьи этого номера