«О том, что видел, расскажу потом… когда улыбнется мне счастье»

В канун 9 Мая Анатолий Иванович Селезнев принес в редакцию свою «находку» — осколок авиационного снаряда, пролежавший в земле более шестидесяти лет. Так спустя многие-многие годы напомнила ему о себе война, забравшая миллионы жизней наших соотечественников, в том числе и его отца. Взял он в руки этот холодный кусок металла, пахнущего сырой землей, и вспомнил и все свое горькое военное детство: голод, разруху, измученную, состарившуюся раньше времени мать, на чьих плечах осталась забота о детях… А вместе с «трофеем» принес Анатолий Иванович единственное от отца письмо, дошедшее с фронта. Все эти годы хранится оно в семье как святыня."Я про своих соколов не могу забыть, — написал солдат-артиллерист Иван Селезнев своей жене Луше. — Все мне кажется, как они песни поют… О том, что видел, расскажу потом, когда настанет светлый день и улыбнется мне счастье вернуться в родной дом и сквозь слезную улыбку расцеловать тебя… Не обижай сынов, поцелуй и приласкай так, как я тебя в юные годы…"

Больше писем от него не было. "Пропал без вести", — сообщил официальный документ.

…В село Штурмовое, что под Сапун-горой, переехали уже в 1944-м. Все вокруг было заминировано. Саперы то и дело гоняли любопытных пацанов, мешавших работать. Да только они знали "свои" ходы.

— Мы бегали по горам, — вспоминает Анатолий Иванович, — где еще лежали немецкие трупы. Погибших наших солдат уже убрали. Оружия по окопам, по траншеям было очень много. Мы с братом нашли склад, где хранились в ящиках снаряды для минометов. Их перекладывали на землю, а ящики ломали и забирали — для отопления…

С тех давних пор А.И. Селезнев не покидал надолго Севастополь. Более пятидесяти лет проработал на судоремонтном заводе и на "Эре". Вышел на заслуженный отдых и вот в один из воскресных дней пришел с семьей на Торопову дачу. Там среди камней и нашел снаряд.

На тыльной стороне его маркировка: 1941 г. Война только началась, и впереди столько бед еще, столько крови…

Другие статьи этого номера